Ст. 187 ТК РФ: вопросы и ответы

  • Ст. 187 ТК РФ: вопросы и ответыЮлия Хачатурян,
  • генеральный директор компании
  • Nika, risk plan
  • «Трудовое право» № 11 2014

Даже опытные кадровики, бухгалтеры и специалисты по труду и заработной плате порой сталкиваются с неразрешимым вопросом: что платить работнику, с которым заключен ученический договор, — стипендию или зарплату? А может быть, и то и другое? Попробуем разобраться.

В Трудовом кодексе РФ есть немало норм, непонятных в применении.

Однако иногда простые, предельно прозрачные нормы трудового законодательства почему-то вызывают вопросы у работодателя.

Так, на одном из своих семинаров я рассказываю слушателям про ученический договор.

При этом практически каждый раз цитирование императивной нормы Трудового кодекса РФ, согласно которой ученику должна быть выплачена стипендия за время обучения по ученическому договору, вызывает массу вопросов и возмущений и опытных кадровиков, и бухгалтеров, и специалистов по труду и заработной плате.

Ссылка автора данной статьи на абсолютно прозрачные ст. ст. 199 и 204 Трудового кодекса РФ, из которых однозначно явствует эта обязанность работодателя, все равно не кажется слушателям убедительной (видимо, потому, что стипендию они своим ученикам все-таки не платят).

Более того, в качестве одного из аргументов несправедливости данных норм Трудового кодекса РФ слушатели зачастую приводят ссылку на ст. 187, согласно которой работодатель должен сохранить обучающемуся сотруднику средний заработок при направлении на обучение (а его-то они как раз сохраняют!).

«Что же, платить и то, и то? — возмущаются представители работодателей. — И средний заработок по ст. 187 Трудового кодекса РФ, и еще стипендию по ст. 204? Выплата стипендии и среднего заработка одновременно явно недопустима! Где-то в Трудовом кодексе РФ должно быть указано, что они не могут выплачиваться одновременно, а даже если это не указано, все равно где-то кроется подвох!»

На самом деле в Трудовом кодексе РФ нигде не написано, что нельзя одновременно выплачивать средний заработок и стипендию работнику. В данной статье мы попытаемся разобраться, существует ли действительно противоречие между этими нормами Трудового кодекса РФ.

Прежде всего, обратим внимание на следующий момент: заключение ученического договора — право, а не обязанность работодателя. Процитируем дословно соответствующую ст.

198 Трудового кодекса РФ: «работодатель — юридическое лицо (организация) имеет право заключать с лицом, ищущим работу, или с работником данной организации ученический договор на получение образования без отрыва или с отрывом от работы».

Речь идет не о том, что работодатель может обучать работника. Это право (и обязанность) ему предоставлено другими статьями Трудового кодекса РФ, а именно о том, что работодатель имеет право заключить с работником ученический договор.

То есть исходя из дословного смысла данной статьи — работодатель имеет право обучать работника (лицо, ищущее работу), но заключать с ним ученический договор он не обязан.

Тогда почему же работодатель заключает подобный договор?

Работодатель имеет право заключить ученический договор как со своим работником, так и с лицом, ищущим работу.

Рассмотрим вначале наиболее распространенный вариант: работодатель обучает работника своей организации.

Гипотетически работодатель может направить на обучение работника и оплатить его, не заключая с ним ученического договора (например, обучить сотрудника иностранному языку, компьютерной грамотности и так далее), — но в таком случае если работник уволится сразу же после окончания обучения, то деньги, потраченные на его образование и выплаченные третьей организации, вернуть будет достаточно проблематично, так же как и заставить работника отработать определенный срок. Если речь идет об обучении лица, ищущего работу (правда, заключение таких ученических договоров — достаточно большая редкость), — то без ученического договора вообще нет никакой гарантии, что после окончания обучения такой ученик пойдет к вам работать; кроме того (в отличие от первого варианта), возникнут проблемы со списанием расходов обучающей организации в целях исчисления налога на прибыль.

Получается, что основная, глобальная причина, по которой работодатель заключает ученический договор со своим штатным работником, — необходимость иметь гарантию того, что ученик вернет денежные средства, потраченные на его обучение, или отработает необходимый срок. Обратимся теперь к анализу ст. 187 Трудового кодекса РФ (она касается обучения, но не расположена в главе, регулирующей вопросы, связанные с ученическим договором).

Процитируем ее вначале:

«Статья 187.

Гарантии и компенсации работникам, направляемым работодателем на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование При направлении работодателем работника на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование с отрывом от работы за ним сохраняются место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы. Работникам, направляемым на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование с отрывом от работы в другую местность, производится оплата командировочных расходов в порядке и размерах, которые предусмотрены для лиц, направляемых в служебные командировки».

На взгляд автора данной статьи, важным словосочетанием здесь является «направление на обучение или дополнительное профессиональное образование с отрывом от работы».

Возникает вопрос: какое именно обучение является происходящим с отрывом от работы? Определения понятия «обучение с отрывом от работы (производства)» автору данной статьи в трудовом законодательстве найти не удалось.

Однако очевидно, что под таким обучением подразумевается обучение, когда работник не обучается непосредственно на производстве или в свободное от работы время. То есть, если приводить конкретные примеры, это случаи, когда работник едет на сессию колледжа или вуза (получая заочное образование).

Если же работник обучается, например, на вечерних курсах компьютерной грамотности, иностранному языку или преподаватель из третьей организации обучает сотрудников прямо на производстве, то такое обучение будет являться обучением без отрыва от работы. Получается, что в ряде конкретных жизненных ситуаций нормы ст. 187 Трудового кодекса РФ и ст. ст.

199, 204 не конкурируют друг с другом. Если работник обучается без отрыва от производства и работодатель заключил с ним ученический договор (дабы иметь гарантию возврата денег на обучение), то нормы, обязывающие сохранять средний заработок за работником, на данный случай не распространяются и работнику должна быть выплачена только стипендия.

Теперь рассмотрим второй вариант: работодатель отправил работника обучаться с отрывом от производства и оплачивает ему обучение. В таком случае действительно перед нами возникает некая странная конкуренция норм. Согласно ст. 187 Трудового кодекса РФ мы должны сохранить за работником средний заработок, согласно ст.

Читайте также:  Отозвана лицензия у столичного банка

204 Трудового кодекса РФ — выплатить стипендию (к среднему заработку). При наличии ученического договора идеально правильными с точки зрения законодательства является выдача обоих выплат или отказ от заключения ученического договора (ведь анализ законодательства позволяет сделать вывод о том, что это право, а не обязанность работодателя, что мы продемонстрировали выше).

Однако в случае отсутствия ученического договора работодатель лишается возможности взыскать средства, потраченные на обучение работника, в суде. На практике дают разные советы в таком случае, например не указывать в ученическом договоре размер стипендии и обязанность работодателя ее выплачивать. Но в таком случае это является нарушением трудового законодательства.

Кроме того, непонятно, сможет ли работодатель взыскать с работника денежные средства, потраченные на обучение работника, по такой «липовой» бумажке, в которой отсутствует одно из существенных условий; а также не предъявит ли работник встречное требование о выплате ему стипендии по данному ученическому договору за время обучения.

Другой вариант, который предлагают некоторые юристы, — заключение договора на возмещение затрат на обучение с работником (вместо ученического, ведь по нему не надо платить стипендию, его условия стороны определяют по усмотрению сторон).

Обосновывают вариант заключения такого договора юристы возможностью, предоставленной гражданским законодательством сторонам, — заключать любой не противоречащий закону договор.

Однако непонятно, как судебная практика сложится относительно возможности взыскания денежных средств по таким договорам, не предусмотренным Трудовым кодексом РФ, да и не названным в Гражданском кодексе РФ. Таким образом, действительно существует некая несправедливая ситуация, противоречие между ст. ст. 187, 204 Трудового кодекса РФ.

Завершая статью, хочется обратить внимание на то, что это не единственное противоречие, касающееся обучения работника. Так, например, согласно ст. 198 Трудового кодекса РФ ученический договор может заключить с учеником только работодатель-организация. Что же делать работодателю — индивидуальному предпринимателю (например, владельцу сети магазинов, отправившему на обучение своих работников) — непонятно. Получается, что работодатель — юридическое лицо, владелец тех же самых магазинов, находится в более защищенном положении (хотя фактически и тот и другой оплачивает одинаково обучение сторонней организации). Или требование об указании квалификации в ученическом договоре с работником (чего сделать зачастую нельзя — например, если ученика обучали краткосрочно и обучение не сопровождалось последующей аттестацией ученика). Таким образом, нормы Трудового кодекса РФ об обучении и ученическом договоре нуждаются в корректировке и устранении противоречий.

Вы можете посетить семинар, чтобы задать свои вопросы автору публикации лично:

Семинар: «Заработная плата в 2017 году. Расчет заработной платы, сложные вопросы оплаты труда, налоги и взносы»

Статья 187 ТК РФ. Гарантии и компенсации работникам, направляемым работодателем на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование, на прохождение независимой оценки квалификации

Новая редакция Ст. 187 ТК РФ

При направлении работодателем работника на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование, на прохождение независимой оценки квалификации на соответствие положениям профессионального стандарта или квалификационным требованиям, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (далее — независимая оценка квалификации), с отрывом от работы за ним сохраняются место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы. Работникам, направляемым на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование, на прохождение независимой оценки квалификации с отрывом от работы в другую местность, производится оплата командировочных расходов в порядке и размерах, которые предусмотрены для лиц, направляемых в служебные командировки.

При направлении работодателем работника на прохождение независимой оценки квалификации оплата прохождения такой оценки осуществляется за счет средств работодателя.

Комментарий к Статье 187 ТК РФ

При направлении специалистов на повышение квалификации с отрывом от работы за ними сохраняются место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы. Так гласит статья 187 Трудового кодекса РФ.

Другой комментарий к Ст. 187 Трудового кодекса Российской Федерации

1. Статья 187 ТК РФ устанавливает гарантии для работников, повышающих квалификацию, при соблюдении двух условий: работник должен быть направлен на повышение квалификации работодателем и повышение квалификации должно осуществляться с отрывом от работы.

2. Необходимость направления работника на повышение квалификации определяет работодатель.

Однако в трудовом договоре, коллективном договоре может быть установлена определенная периодичность повышения квалификации работника.

Кроме того, обязанность работодателя направлять работников на повышение квалификации с определенной периодичностью может быть установлена федеральными законами, иными нормативными правовыми актами.

О порядке направления работников на повышение квалификации см. ст. 196 ТК РФ и комментарий к ней.

3. Повышение квалификации может осуществляться в различных формах, как в самой организации, так и в образовательных учреждениях начального, среднего, высшего профессионального и дополнительного образования.

К образовательным учреждениям дополнительного образования относятся академии (за исключением академий, являющихся образовательными учреждениями высшего профессионального образования); институты повышения квалификации (усовершенствования) — отраслевые, межотраслевые, региональные; курсы (школы, центры) повышения квалификации, учебные центры службы занятости (см. Постановление Правительства РФ от 26 июня 1995 г. N 610 (в ред. от 31 марта 2003 г.) «Об утверждении Типового положения об образовательном учреждении дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов».

В образовательных учреждениях начального, среднего, высшего профессионального образования повышение квалификации осуществляется в структурных подразделениях дополнительного профессионального образования — факультетах, межотраслевых региональных центрах, курсах повышения квалификации специалистов (см. Постановление Госкомвуза России «Об утверждении Типового положения о структурных подразделениях дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов, организуемых в высших и средних специальных учебных заведениях РФ» от 10 апреля 1996 г. N 2 (БНА. 1996. N 1)).

  • 4. Повышение квалификации включает в себя следующие виды обучения:
  • — краткосрочное (не менее 72 часов) тематическое обучение по вопросам конкретного производства, которое проводится по месту основной работы специалистов и заканчивается сдачей соответствующего экзамена, зачета или защитой реферата;
  • — тематические и проблемные семинары (от 72 до 100 часов) по научно-техническим, технологическим, социально-экономическим и другим проблемам, возникающим на уровне отрасли, региона, предприятия (объединения), организации или учреждения;
  • — длительное (свыше 100 часов) обучение специалистов в образовательном учреждении повышения квалификации для углубленного изучения актуальных проблем науки, техники, технологии, социально-экономических и других проблем по профилю профессиональной деятельности.
  • Все указанные виды обучения предполагают освобождение работника в период обучения от работы.
Читайте также:  Внимание! отредактирован перечень товаров с 10%-ной ставкой ндс

Кроме того, повышение квалификации может проводиться в форме стажировки, имеющей целью формирование и закрепление на практике профессиональных знаний, умений и навыков, полученных в результате теоретической подготовки, а также изучение передового опыта, приобретение профессиональных и организаторских навыков для выполнения обязанностей по занимаемой или более высокой должности. Стажировка также осуществляется с отрывом от основной работы.

5. Гарантии, предоставляемые работнику в связи с направлением его работодателем на повышение квалификации с отрывом от работы, заключаются в сохранении за ним места работы (должности) и средней заработной платы по основному месту работы.

Об исчислении среднего заработка см. ст. 139 ТК РФ и комментарий к ней.

Средний заработок сохраняется за время нахождения на обучении, которое определяется на основании приказа о зачислении на повышение квалификации и приказа об отчислении.

6. При направлении на повышение квалификации в другую местность работнику компенсируются связанные с этим расходы в порядке и в размерах, установленных для компенсации командировочных расходов (см. ст. 168 ТК РФ и комментарий к ней).

Судебная практика к статье 187 Трудовой кодекс РФ

Законы и кодексы » Трудовой кодекс Российской Федерации » Часть III » Раздел VII. Гарантии и компенсации » Глава 28. Другие гарантии и компенсации » Статья 187.

Гарантии и компенсации работникам, направляемым работодателем на профессиональное обучение или дополнительное профессиональное образование, на прохождение независимой оценки квалификации » Дело N12-В09-3.

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  • от 21 мая 2009 г. N 12-В09-3
  • Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Колычевой Г.А., Гуляевой Г.А.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Авиповой Л.И.

к Государственному учреждению — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Медведевском районе Республики Марий Эл о включении в специальный стаж периодов нахождения на курсах повышения квалификации по надзорной жалобе представителя Авиповой Л.И. — Волкова В.Н. на определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл от 9 декабря 2008 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Колычевой Г.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Авипова Л.И.

обратилась в суд с иском к Государственному учреждению — Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в Медведевском районе Республики Марий Эл о включении в стаж работы для назначения досрочной трудовой пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения периодов ее нахождения на курсах повышения квалификации с 24 ноября по 24 декабря 2003 года и с 12 мая по 11 июня 2008 года, полагая, что ответчик необоснованно исключил их из стажа.

Решением Медведевского районного суда Республики Марий Эл от 6 ноября 2008 года иск Авиповой Л.И. удовлетворен.

Суд обязал Государственной учреждение — Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Медведевском районе Республики Марий Эл включить в специальный стаж, дающий право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в связи с лечебной и иной работой по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения, периоды нахождения Авиповой Л.И. на курсах повышения квалификации с 24 ноября 2003 года по 24 декабря 2003 года, с 12 мая 2008 года по 11 июня 2008 года.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл от 9 декабря 2008 года решение суда первой инстанции отменено. По делу принято новое решение, которым Авиповой Л.И. в удовлетворении иска отказано.

В надзорной жалобе представитель истицы — Волков В.Н. ставит вопрос об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл от 9 декабря 2008 года, полагая, что судом кассационной инстанции неправильно применены нормы материального права.

29 января 2009 года судьей Верховного Суда РФ дело истребовано в Верховный Суд РФ, а определением судьи Верховного Суда РФ от 16 апреля 2009 года надзорная жалоба представителя Авиповой Л.И. — Волкова В.Н. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Авипова Л.И.

, представитель Авиповой Л.И. — Волков В.Н., Управление Пенсионного фонда РФ в Медведевском районе Республики Марий Эл о времени и месте рассмотрения дела извещены, в суд не явились. От Авиповой Л.И. поступило письменное ходатайство о рассмотрении дела в ее отсутствие и в отсутствие ее представителя Волкова В.Н.

  1. Согласно статье 385 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле, извещенных о времени и месте его рассмотрения, не препятствует рассмотрению дела.
  2. Учитывая, что участвующие в деле лица извещены о времени и месте рассмотрения дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ признала возможным рассмотреть дело в их отсутствие.
  3. Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит ее подлежащей удовлетворению, а вынесенное судом кассационной инстанции определение подлежащим отмене по следующим основаниям.
  4. В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
  5. При рассмотрении настоящего дела судом кассационной инстанции были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.
Читайте также:  Нарушения больничного листа оплата

Отменяя решение районного суда и принимая новое решение об отказе Авиповой Л.И.

в удовлетворении иска, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл исходила из того, что действующее в настоящее время пенсионное законодательство, в том числе утвержденные Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 года N 516 Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», не предусматривают включение в стаж для назначения досрочных пенсий периоды обучения с отрывом от производства лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения в государственных и муниципальных учреждениях здравоохранения.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда кассационной инстанции, поскольку он основан на неправильном толковании и применении норм материального права.

Статьей 7 Федерального закона от 17 декабря 2001 года N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» предусмотрено, что право на трудовую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет.

В силу подпункта 11 пункта 1 статьи 28 указанного Закона (в ред.

Федерального закона от 22 июля 2008 года N 156-ФЗ) трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона лицам, осуществляющим лечебную и иную деятельность по охране здоровья населения не менее 25 лет в сельской местности и поселках городского типа и не менее 30 лет в городах, сельской местности и поселках городского типа либо только в городах, независимо от их возраста.

  • Согласно пункту 4 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 года N 516, в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено Правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.
  • Согласно статье 187 Трудового кодекса Российской Федерации в случае направления работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняются место работы (должность) и средняя заработная плата по основному месту работы.
  • Поэтому период нахождения на курсах повышения квалификации является периодом работы с сохранением средней заработной платы, с которой работодатель должен производить отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Из имеющихся в материалах дела копий приказов о направлении Авиповой Л.И.

на курсы повышения квалификации от 20 ноября 2003 года и от 22 апреля 2008 года, копий удостоверения и свидетельства о прохождении курсов повышения квалификации, справок о заработной плате видно, что истица, работающая медицинской сестрой в лечебных учреждениях, в периоды с 24 ноября по 24 декабря 2003 года и с 12 мая по 11 июня 2008 года находилась на курсах повышения квалификации, при этом за ней в указанные периоды сохранялось место работы и средняя заработная плата, с которой работодателем были произведены отчисления в Пенсионный фонд Российской Федерации на страховую и накопительную часть пенсии.

При таких обстоятельствах, исходя из приведенных выше правовых норм, периоды нахождения Авиповой Л.И.

на курсах повышения квалификации с 24 ноября по 24 декабря 2003 года и с 12 мая по 11 июня 2008 года подлежат включению в стаж, дающий право на назначение досрочной пенсии по старости в связи с осуществлением лечебной и иной деятельности по охране здоровья населения.

Иное толкование и применение пенсионного законодательства повлекло бы неоправданное ограничение конституционного права Авиповой Л.И. на социальное обеспечение.

  1. С учетом изложенного, определение суда кассационной инстанции не может быть признано законным, в связи с чем оно подлежит отмене, а решение суда первой инстанции — оставлению в силе.
  2. Руководствуясь статьями 387 , 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
  3. определила:
  4. отменить определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Марий Эл от 9 декабря 2008 года, оставить в силе решение Медведевского районного суда Республики Марий Эл от 6 ноября 2008 года.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *