КС РФ: письма ФНС не нормативны, но оспоримы

Несколько лет назад мне довелось вести очень оживленную переписку с главным бухгалтером одной крупной компании относительно возможности обжалования письма ФНС.

Компания тогда задала вопрос ФНС относительно возможности проведения выездной налоговой проверки вне территории налогоплательщика и получила ответ, содержание которого не соответствовало правилам ст. 89 НК РФ (причем этот ответ даже был опубликован).

На тот момент и действующее законодательство, и судебная практика уверенно говорили, что в силу ст.

4 НК РФ, а также норм Положения о Федеральной налоговой службе «письмо ФНС не должно влечь правовые последствия, так как не отвечает критериям, позволяющим признать его в качестве нормативного правового акта» (см. постановление Президиума ВАС РФ от 19 декабря 2006 г. № 11723/06, определение ВАС РФ от 10 сентября 2009 г. № ВАС-11887/09).

Суды отмечали, что письма ФНС не создают прав и обязанностей для конкретного налогоплательщика, в связи с чем прекращали производство по таким делам (см., в частности, постановление ФАС ЦО от 31 мая 2006 г. по делу № А54-9137/2005-С4, ФАС ЗСО от 4 августа 2005 г. по делу № Ф04-4922/2005(13551-А75-3), ФАС МО от 3 июля 2009 г.

по делу № А40-82248/08-139-372). Поэтому обращаться в суд с заявлением о признании недействительным неприятного для организации письма ФНС я тогда не рискнула, а объяснять, почему, мне пришлось в 30 письмах как минимум.

Были бы у меня шансы дойти до суда, окажись я в похожей ситуации сейчас? Дело в том, что КС РФ в своем постановлении от 31 марта 2015 г.

№ 6-П указал, что если оспариваемый акт ФНС России обладает свойствами, позволяющими применять его в качестве обязывающего предписания общего характера, то его облечение в форму разъяснения само по себе не может служить достаточным основанием для признания недопустимости его судебной проверки.

Это означает, что если письмо ФНС России порождает у налогового органа право предъявлять требования налогоплательщикам, то оно может быть оспорено в суде.

Однако поскольку в настоящее время ни основания и условия, ни процессуальный порядок оспаривания заинтересованными лицами таких актов, «являющихся актами разъяснения тех или иных законоположений и обладающих нормативными свойствами, как необходимые элементы правового регулирования соответствующего механизма судебной защиты четко не установлены», Конституционный Суд указал, что федеральному законодателю надлежит такой механизм разработать и внести в действующее законодательство соответствующие изменения. Пока же такие изменения не внесены, рассмотрение дел о признании недействительными актов ФНС России, являющихся актами разъяснения тех или иных законоположений и обладающих нормативными свойствами, должно осуществляться в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством для оспаривания нормативных правовых актов.

В рассматриваемом постановлении КС РФ фактически ввел в российское право новый термин – «акт, содержащий разъяснения тех или иных законоположений и обладающий нормативными свойствами».

Фактически это нечто среднее между «нормативным правовым актом» (который создает новую норму права) и «ненормативным правовым актом» (который на основе уже существующих норм права создает требование/предписание для конкретного лица). Интересно, приживется ли такая формулировка в теории российского права.

С точки зрения юриста-практика данное постановление КС РФ, бесспорно, является знаковым. Фактически за налогоплательщиками впервые признано право оспаривать разъяснения и письма ФНС России, за фасадом которых зачастую оказываются новые правила или совсем уж изощренное толкование закона.

Особенно характерна такая ситуация для налога на добычу полезных ископаемых: поскольку положения НК РФ, посвященные этому налогу, не всегда отличаются ясностью и простотой, ФНС России взяла за правило толковать их весьма вольно (что как раз и послужило поводом для обращения в суд ОАО «Газпром нефть», которое в своем споре с ФНС России о применении норм по НДПИ дошло до Конституционного Суда). Однако, будучи весьма осторожным в формулировках, Конституционный Суд не преминул отметить, что принятое им постановление вовсе не означает наделение заинтересованных лиц безусловным правом на оспаривание в ВС РФ вне связи с конкретным делом любого содержащего разъяснения налогового законодательства акта, исходящего от ФНС России. Более того, Конституционный Суд сформулировал условия, при наличии которых акты ФНС России могут быть обжалованы в суд. Для того чтобы стать предметом оспаривания, такой акт должен: – устанавливать (изменять, отменять) правила, обязательные для неопределенного круга лиц посредством содержащихся в нем разъяснений; – такие правила должны быть обязательными для неопределенного круга и рассчитаны на неоднократное применение; – такие правила должны оказывать общерегулирующее воздействие на налоговые отношения.

Если разъяснения, содержащиеся в акте ФНС России, «не выходят за рамки адекватного толкования (интерпретации) положений налогового законодательства и не влекут изменение правового регулирования соответствующих налоговых отношений», то в судебной проверке такого акта может быть отказано. Представляется, что этот вывод Конституционного Суда РФ, зафиксированный в абз. 2 п. 4.3 рассматриваемого постановления, может свести на нет все ранее сделанные позитивные выводы о возможности обжалования писем и разъяснений ФНС России. Конституционный Суд не уточняет, что следует понимать под «адекватным истолкованием (интерпретацией) положений налогового законодательства» и в каких случаях можно говорить, что разъяснения, содержащиеся в письме ФНС России, «повлекли изменение правового регулирования соответствующих налоговых отношений». Такая ситуация не только создает неопределенность в вопросе реализации права на обжалование актов ФНС России, но и дает судам право еще на этапе рассмотрения вопроса о принятии заявления и возбуждении производства по делу отказать налогоплательщику в его принятии, сославшись на обтекаемую формулировку из п. 4.3 постановления Конституционного Суда от 31 марта 2015 г. № 6-П, и возвратить заявление налогоплательщику.

Вот и получается, что Конституционный Суд, отвечая на вопрос о возможности обжалования актов ФНС России, сказал что-то сродни русскому «да нет наверное», то есть и «да», и немного «нет» одновременно. Поэтому я даже не знаю, стоит ли писать сегодня письмо тому самому главному бухгалтеру с новостью «а теперь обжаловать письма ФНС России» можно. Увы, все не так однозначно.

Судебная практикаКонституционное право Стать автором КС РФ: письма ФНС не нормативны, но оспоримы КС РФ: письма ФНС не нормативны, но оспоримы КС РФ: письма ФНС не нормативны, но оспоримы

Кс разрешил спорить с ненормативным

Конституционный суд (КС) вчера разрешил налогоплательщикам оспаривать письма Федеральной налоговой службы с разъяснениями налоговых норм, не дожидаясь наступления негативных последствий.

«Газпром нефть» доказала в КС, что запрет на оспаривание документов, формально не являющихся нормативными актами, но имеющих такое воздействие, не соответствует Конституции.

Теперь законодатели должны будут разработать и порядок оспаривания писем прочих ведомств, включая таможенную службу и Минфин.

«Газпром нефть» добилась вчера в КС возможности оспаривать в суде письма Федеральной налоговой службы (ФНС) как нормативно-правовые акты.

Закон «О Верховном суде», не допускающий судебной проверки разъяснения ФНС налоговых норм, «которое может противоречить их действительному смыслу и нарушать права налогоплательщиков», признан неконституционным.

Письма ФНС формально не являются нормативными правовыми актами, но фактически обладают их свойствами, признал КС.

КС РФ: письма ФНС не нормативны, но оспоримы

Напомним, спор возник из-за письма ФНС, в котором ведомство, ссылаясь на Налоговый кодекс, обязало компании перерассчитывать налоговую базу задним числом, если нормативы не облагаемых налогом потерь при добыче полезных ископаемых Минэнерго утверждало с опозданием (см. «Ъ» от 27 февраля).

По данным ФНС, казна в таких случаях теряла миллиарды рублей, хотя представители «Газпром нефти» утверждали в КС, что цена вопроса в 100 раз меньше. Верховный суд (ВС) тогда отказался проверять законность требования, ссылаясь на его ненормативность.

Спорное письмо имеет «нормативное воздействие»: оно касается широкого круга лиц, его применение общеобязательно, а неисполнение угрожает санкциями, доказала «Газпром нефть» в КС. Дело компании должно быть пересмотрено, согласился КС.

Согласно постановлению, ВС придется рассматривать подобные письма ФНС как нормативные — как минимум до того момента, пока законодатель не устранит правовой пробел.

Ему придется установить особенности оспаривания в суде не только актов ФНС, но и других федеральных исполнительных органов.

На слушаниях в КС представители «Газпром нефти» утверждали, что «письменные разъяснения» издают и другие ведомства: например, Федеральная таможенная служба, Федеральная антимонопольная служба и Минфин. При этом ФНС — около трехсот в год, а Минфин — в десять раз больше.

Как пояснил вчера судья-докладчик КС Михаил Клеандров, неконституционная норма лишала заинтересованных лиц судебной защиты, при этом законодательством не установлены ни четкая компетенция, ни основания, условия и процессуальный порядок оспаривания разъяснений федеральными органами норм законов.

Будущие правила подсудности для актов, являющихся нормативными лишь де-факто, могут отличаться от процедуры, предусмотренной для формально обладающих таким статусом, указал КС. В частности, его решение «не означает наделения заинтересованных лиц безусловным правом на оспаривание в ВС любого содержащего разъяснения налогового законодательства акта ФНС».

Читайте также:  Пример заполнения книги продаж в 2021 году (скачать бланк, образец)

КС отметил, что суд должен рассматривать на предмет законности не все письма ФНС, а лишь оказывающие общерегулирующее воздействие.

Если же разъяснения ФНС «не выходят за рамки адекватного истолкования» налоговых норм и «не влекут изменения правового регулирования налоговых отношений», заявителям может быть отказано в судебной проверке такого акта, говорится в решении.

«Это не препятствует пересмотру конкретного дела «Газпром нефти», но в перспективе может создать неоправданные сложности для тех, кто решил обратиться в суд и оспорить официальное разъяснение»,— рассказал «Ъ» представитель заявителя Вадим Зарипов из компании «Пепеляев групп». По его мнению, «вопрос о нормативности должен решаться уже при рассмотрении дела по существу в отношении любых писем за подписью руководства ФНС — иначе это будет означать откат к старым подходам».

«КС фактически убрал из правового поля России еще одну лакуну, исключавшую судебную защиту. Довольно часто федеральные исполнительные органы издают разъяснения, которые фактически связывают нижестоящие государственные органы.

Теперь они могут быть оспорены в суде и исключены из правового поля РФ.

Данное постановление должно будет повлечь изменения в недавно принятый Кодекс административного судопроизводства»,— считает судья третейского энергетического суда, глава юрслужбы ПАО «Нижнекамскнефтехим» Айдар Султанов.

«Проблема оспаривания ведомственных актов, формально не являющихся нормативными, но содержащих нормативные предписания, существует давно.

Президиум Высшего арбитражного суда еще в 2006-2007 годах рассматривал дела о письмах Минфина, разъяснявших налоговое законодательство, и стал исследовать эти письма не по формальным критериям, а по содержанию. ВС смотрит прежде всего на порядок издания акта.

Сейчас масштаб проблемы признал КС, посчитав такую практику несправедливой и несоразмерной»,— отметил партнер юридической фирмы «Инфралекс» Артем Кукин. «Постановление КС позволит продвинуться в разрешении застарелой проблемы: и Минфин, и налоговики вправе разъяснять Налоговый кодекс.

Бывает, что их правовые позиции разнятся и непонятно, какому разъяснению следовать. Теперь судам придется отвечать на этот вопрос»,— удовлетворен вице-президент Федерального союза адвокатов Сергей Попов.

Анна Пушкарская, Санкт-Петербург

Верховный суд разрешил оспаривать «ненормативные» письма ведомств — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Федеральные ведомства могут издавать письма в ответ на индивидуальные запросы организаций, где оценивают конкретные обстоятельства. Иногда бывает так, что чиновники начинают применять эти разъяснения к другим компаниям и ситуациям. В основном там, где им это выгодно. Получается, что акт, не рассчитанный на многократное применение, становится де-факто нормативным. Оспорить такие документы бывает непросто. Заявителям отказывают, потому что письма ненормативные. Но недавно Верховный суд решил пересмотреть эту позицию в деле, где налогоплательщик оспаривал письмо ФНС. ВС дал «четкий сигнал» для компаний, говорит эксперт.

Верховный суд долгие годы исходил из того, что ненормативные письма федеральных органов исполнительной власти нельзя обжаловать по правилам оспаривания нормативных, говорит партнер Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование)
  Алексей Артюх. По его словам, это было одним из существенных противоречий в позициях ВС и ВАС до 2014 года. ВАС за время своего существования рассмотрел более 70 дел об оспаривании таких разъяснений и почти везде решал вопросы по существу, не ограничиваясь оценкой формальных признаков, продолжает эксперт. 

В 2015 году в деле «Газпром нефти» КС разрешил нормоконтроль подобных писем, ведь на практике они общеобязательные. Тем не менее практика, как рассказывает Артюх, первое время не воспринимала эту позицию.

Нижестоящие суды в большинстве случаев считают, что все письма ФНС являются разъяснениями и не содержат признаков норм права, продолжает партнер Федеральный рейтинг.

группа Антимонопольное право (включая споры) группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международные судебные разбирательства группа Семейное и наследственное право группа Банкротство (включая споры) группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Уголовное право 11место По количеству юристов Профайл компании
Александр Голиков. Видимо, суды избегают давать им оценку и подталкивают налогоплательщиков идти в Верховный суд, предполагает Голиков. А ВС принимал решение не в их пользу.

Оспорить письмо ФНС для другой компании

Но теперь Верховный суд пересмотрел свою позицию и высказался в пользу возможности оспорить ненормативные акты по правилам нормативных.

Он пришел к таким выводам в деле ИП Романа Зурначяна, который оспаривал положение из Письма ФНС № СД-4-3/18072 16 октября 2015 года.

В нем говорилось, что налоговики могут проводить осмотры помещений не только проверяемого налогоплательщика, но и «его контрагентов, а также третьих лиц-участников сделки».

  • Главный вопрос в деле:
  • Можно ли оспорить ненормативное письмо ведомства, которое, тем не менее, применяют многократно?
  • Ответ:
  • Да.

В 2018 году в связи с проверкой другого налогоплательщика чиновники провели осмотр помещений, которые занимал Зурначян. Он был против, но в ответ местная налоговая сослалась на Письмо ФНС № СД-4-3/18072 16 октября 2015 года.

Разъяснения показались Зурначяну сомнительными, так что он решил их обжаловать в Верховном суде. Как указывал предприниматель, письмо фактически дает налоговикам полномочия, которых нет в Налоговом кодексе.

А третьи лица и контрагенты, у которых проводят осмотр, вынуждены подчиняться действиям чиновников.

Представители ФНС и Минфина возражали против этих требований. Согласно их позиции, письмо «носит информационно-разъяснительный характер и не имеет нормативных свойств». Его содержание лишь толкует законы и не выходит за их рамки, указывали ведомства.  

Верховный суд встал на сторону предпринимателя и принял во внимание ответ местной налоговой, которая сослалась на спорное письмо. С одной стороны, оно действительно нигде не публиковалось и представляет собой ответ на частное обращение.

Но в то же время в силу ведомственной субординации его обязаны исполнять должностные лица территориальных органов ФНС, указал судья Юрий Иваненко. В итоге письмо опосредованно приобрело обязательный характер в отношениях налоговых и неопределенного круга лиц, написано в решении (№ АКПИ19-296).

И поскольку оно выходит за рамки закона, судья Иваненко отменил его действие в спорной части.

«Письмо издано в ответ на частное обращение и нигде не публиковалось. Но в силу ведомственной субординации оно де-факто приобрело обязательный характер в отношениях налоговых и неопределенного круга лиц», – Верховный суд. 

ФНС оспорила это решение. В жалобе ведомство повторило, что письмо содержит разъяснения, а не нормы для многократного применения, не выходит за рамки закона. Документ не предписывает налоговым органам осматривать те помещения контрагентов и третьих лиц, которые проверяемый налогоплательщик не использует для извлечения дохода, указали чиновники.

Но апелляционная коллегия под председательством Галины Манохиной отвергла эти доводы. Они указали, что разъяснение противоречит п. 1 ст. 92 НК, который предусматривает осмотр помещений, территорий только проверяемого налогоплательщика.

В то же время письмо ФНС дозволяет осматривать помещения не только проверяемого налогоплательщика, но и контрагентов и третьих лиц-участников сделки, включая случаи, когда налогоплательщик не использует недвижимость для извлечения дохода (прибыли) или она не связана с содержанием объектов налогообложения.

Таким образом, налоговая расширительно толковала закон и дала налоговикам новые полномочия. Такой вывод апелляционная тройка судей сделала в своем определении (№ АПЛ19-333).

ФНС может разъяснять закон, но не дополнять его, комментирует старший консультант налоговой практики Федеральный рейтинг.

группа Управление частным капиталом группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность (включая споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Семейное и наследственное право группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 19место По количеству юристов 24место По выручке на юриста (более 30 юристов) 42место По выручке
Олег Мясников. Он напоминает, что Налоговый кодекс прямо запрещает ведомству издавать нормативные правовые акты по вопросам налогообложения (п. 2 ст. 4 НК). Несмотря на это, ФНС письмом 2015 года фактически дополнила ст. 92 НК и разрешила проводить осмотры помещений бизнесменов, в отношении которых не назначались ни выездные, ни камеральные проверки, разъясняет Мясников. 

Теперь мы видим достаточно четкий сигнал: там, где правовая проблема порождена некорректными разъяснениями закона, вполне можно «достучаться» сразу через Верховный суд.

Партнер Федеральный рейтинг. группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование)
Алексей Артюх

Если налоговая инспекция приняла решение относительно налогоплательщика на основе разъяснений ФНС, то он может оспорить и решение, и сами неоднозначные разъяснения, подытоживает Мясников. По его словам, заявителю надо доказать, что письмо:

  • нарушает его права, свободы и законные интересы;
  • имеет нормативные свойства, которые позволяют применять их неоднократно в отношении неопределенного круга лиц;  
  • не соответствует действительному смыслу нормативных положений. 
Читайте также:  Форма декларации по енвд снова изменится

Новости судебной системы, свежая практика, резонансные кейсы, инсайды и подробности.

Подписаться

Обоснованность и мотивированность ненормативных правовых актов налоговых органов в практике КС РФ и арбитражных судов

Что говорит теория

Решение налогового органа является правоприменительным актом,  а согласно правовой теории правоприменительные акты должны соответствовать не только требованию законности, но и быть обоснованными и мотивированными.

Практикующие юристы воспринимают как аксиому утверждение: невозможно правильно мотивировать ошибочное решение по делу1.

Поэтому в незаконных ненормативных актах вышестоящего налогового органа можно увидеть, что они являются немотивированными, в них игнорируются аргументы и доводы сторон.

Как бы налоговые органы ни пытались мотивировать незаконные ненормативные акты, видны искажения фактических обстоятельств и доводов налогоплательщика, а порой и подмена вопросов, поставленных в жалобе налогоплательщика.

Вынесение решения, из которого не ясно, почему налоговый орган пришел именно к такому выводу, создает проблемы с обжалованием ненормативного акта: процедура обжалования предполагает оспаривание мотивов налогового органа, однако как их можно оспорить, если их в ненормативном акте просто нет? Зачастую решения вышестоящих налоговых органов об отказе в удовлетворении жалобы налогоплательщика настолько кратки, что воспринимаются не как правоприменительные акты, а лишь как отписки, что не добавляет доверия налоговой службе. Из таких актов практически нельзя сделать вывод, что доводы заявителя были прочитаны, поняты и не приняты по тем или иным мотивам. В результате налогоплательщик ищет защиту в суде, где повторяет свои доводы. Его позиция, может быть, и не верна, но он не знает об этом, так как не увидел мотивированного опровержения своих аргументов в решении вышестоящего налогового органа. Мотивировка решения вышестоящего налогового органа нужна и подчиненным ему инспекциям. Они тоже должны пони-мать, почему их решение отменено, а если и оставлено без изменения, то по тем ли доводам, которые были приведены в первоначальном решении. В некоторых правоприменительных актах каждая из частей акта может иметь относительно самостоятельное значение. Заинтересованные лица могут добиваться изменения содержания акта в какой-либо части, не оспаривая самого вывода правоприменительного органа.

В структуре правоприменительного акта принято различать вводную, описательную, мотивировочную и резолютивную части2.

Следует заметить, что для наиболее важных правоприменительных актов законодатель определяет структуру и содержание каждой его части (например, приговор и решение суда – ст. 303 УПК РФ и ст. 198 ГПК РФ соответственно).

К сожалению, в Налоговом кодексе РФ четко не установлены требования к содержанию частей для ненормативных  актов налоговых органов.

В Налоговом кодексе РФ не содержится общих требований ко всем ненормативным налогово-правовым актам. Лишь в отношении некоторых из них названы их основные реквизиты (например, в ст. 69 – требование об уплате налога,  в ст. 100 – акт налоговой проверки, в ст. 101 – решение о привлечении налогоплательщика к ответственности за совершение налогового правонарушения). С точки зрения теории правовых актов общие требования к ненормативным актам налоговых органов – это требования законности, обоснованности и мотивированности. В контексте рассматриваемого Определения КС РФ № 595-О-О нас интересует мотивировочная часть акта.

Мотивировочная часть должна содержать:

  • анализ фактических и юридических оснований (обстоятельств) дела и их оценку;
  • мотивы, по которым принимаются или отвергаются доказательства;
  • выводы, которыми обосновывается выбор юридических норм;
  • закон, на основании которого принимается решение;
  • мотивы принятия решения.

Мотивировочная часть ненормативного акта налогового органа должна показывать, какие именно факты и правоотношения должностное лицо налогового органа считает установленными или, наоборот, неустановленными и почему пришло к тем или иным выводам.

С позиции юридической техники мотивировочная часть включается в акты разными способами. Так, например, согласно пункту 1.6 Требований к составлению акта налоговой проверки3 акт выездной (повторной выездной) налоговой проверки должен состоять из трех частей: вводной, описательной и итоговой.

Анализ утвержденных форм других ненормативных актов налоговых органов показывает, что мотивировочная часть логически присутствует в описательной части.

Так, в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются «документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов»4. Постановление о выемке должно содержать «изложение обстоятельств, послуживших основанием для производства выемки документов и предметов (мотивов производства выемки)»5. В решении о проведении дополнительных мероприятий налогового контроля «указывается на необходимость получения дополнительных доказательств для подтверждения факта совершения нарушений законодательства о налогах и сборах или отсутствия таковых, а также на обстоятельства, вызвавшие необходимость проведения дополнительных мероприятий налогового контроля»6.

Очевидно, в перечисленных случаях в решении излагаются мотивы его принятия, поэтому расположение этих сведений в описательной части акта, по нашему мнению, неоправданно. Мотивы ненормативного налогово-правового акта должны содержаться только в мотивировочной части – от этого выигрывает ясность и четкость акта.

Отсутствие в тексте ненормативного акта налогового органа мотивов его принятия может повлечь признание акта недействительным.

КРИТЕРИИ ОЦЕНКИ НЕНОРМАТИВНОГО АКТА НАЛОГОВОГО ОРГАНА При рассмотрении дел о признании недействительными ненормативных правовых актов арбитражным судом должны быть выяснены следующие обстоятельства: — причины издания акта; — действовал ли орган, издавший акт, в соответствии с его компетенцией; — соблюдена ли процедура принятия акта; — подписан ли акт уполномоченным лицом; — является ли акт по своей форме, реквизитам, содержанию ненормативным правовым актом; — нарушает ли акт права и законные интересы заявителя; — соответствует ли акт действующему законодательству. (См.: Оболенская Н.Н. Споры о признании недействительными ненормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления и иных органов // Арбитражная практика. 2003. № 4. С. 80.)

Судебная практика

Судебная практика выработала некоторые критерии, позволяющие оценивать законность и обоснованность ненормативного налогово-правового акта.

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Кс рф: письма фнс не нормативны, но оспоримы

Разъяснения ФНС, которые противоречат нормам НК РФ, можно оспорить в Верховном суде по правилам, предусмотренным для оспаривания нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти. И не важно, что формально письма не являются НПА.

Если «незаконное» письмо обладает нормативными свойствами, то есть содержит обязывающие предписания общего характера, у налогоплательщиков должна быть возможность его отменить. Такой важный вывод сделал Конституционный суд РФ в Постановлении от 31.03.

2015 № 6-П.

Суд отметил, что обязательность разъяснений, содержащихся в письмах ФНС, для налогоплательщиков нормативно не закреплена. Однако в силу субординации ими должны руководствоваться налоговики. Поэтому, хоть и опосредованно, но они приобретают обязательный характер и для неопределенного круга налогоплательщиков. А значит, у последних должно быть право на судебную защиту.

До настоящего времени такая защита была, по большей части, ситуативной. И осуществлялась посредством обжалования отдельных решений, вынесенных налоговиками с учетом позиции ФНС в отношении конкретных налогоплательщиков. А у судей было формальное основание для отказа в рассмотрении обращений по поводу отмены писем налогового ведомства – письмо не является нормативным актом.

Теперь с формализмом должно быть покончено.

КС обязал законодателей установить процедуру оспаривания актов федеральных органов исполнительной власти, в том числе ФНС, содержащих разъяснения налогового законодательства, которые формально не являются НПА, но фактически обладают нормативными свойствами (это коснется и писем Минфина России). А до того, как порядок будет закреплен законодательно, постановил оспаривание писем ФНС производить по правилам для нормативных правовых актов.

И это логично. Гораздо проще один раз признать недействующим «неправильное» письмо, чем бесконечно отменять решения, принятые инспекторами на его основании.

Однако это не означает, что можно начать оспаривать все подряд.

Чтобы стать предметом оспаривания, разъяснения должны устанавливать (изменять, отменять) правила, обязательные для неопределенного круга лиц, рассчитанные на неоднократное применение, и тем самым оказывать общерегулирующее воздействие на налоговые отношения. В иных случаях в их судебной проверке на предмет соответствия НК РФ будет отказано.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс. Пробный бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Читайте также:  Всех плательщиков НДС налоговики разделят на группы риска и построят «дерево связей»

Кс рф: письма фнс не нормативны, но оспоримы

13 июля 2011

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданки В.П. Арбузовой вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Решением мирового судьи в удовлетворении требования к гражданке В.П. Арбузовой о признании брачного договора недействительным было отказано. Суд апелляционной инстанции отменил указанное решение и вынес новое, удовлетворив требование истца – бывшего супруга В.П. Арбузовой, поскольку пришел к выводу, что условия брачного договора ставят его в крайне неблагоприятное положение.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации В.П. Арбузова оспаривает конституционность пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации в части, устанавливающей право суда признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение.

По мнению заявительницы, оспариваемая норма противоречит статьям 15 (часть 4), 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации и статье 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку является неопределенной и не позволяет установить, какие именно условия брачного договора могут поставить супруга в крайне неблагоприятное положение, являющееся основанием для признания такого договора недействительным.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.П. Арбузовой материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.

Использованная в пункте 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации в целях закрепления основания для признания брачного договора недействительным описательно-оценочная формулировка «условия договора, ставящие одного из супругов в крайне неблагоприятное положение» не свидетельствует о неопределенности содержания данной нормы: разнообразие обстоятельств, оказывающих влияние на имущественное положение супругов, делает невозможным установление их исчерпывающего перечня в законе. Использование федеральным законодателем в данном случае такой оценочной характеристики преследовало цель эффективного применения нормы к неограниченному числу конкретных правовых ситуаций, что само по себе не может рассматриваться как нарушение конституционных прав и свобод заявительницы, перечисленных в жалобе.

Вопрос же о том, ставят ли условия конкретного брачного договора одну из сторон в крайне неблагоприятное положение, разрешается в каждом случае судом с учетом конкретных обстоятельств.

При этом, как неоднократно отмечал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях, применяя общее правовое предписание к конкретным обстоятельствам дела, судья принимает решение в пределах предоставленной ему законом свободы усмотрения, что также не может рассматриваться как нарушение каких-либо конституционных прав и свобод граждан (определения от 20 ноября 2003 года № 404-О, от 24 февраля 2005 года № 85-О, от 21 февраля 2008  ода № 120-О-О и др.).

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Арбузовой Валентины Павловны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

ПредседательКонституционного СудаРоссийской Федерации В.Д. Зорькин

Определение Конституционного Суда РФ от 21 июня 2011 г. № 779-О-О “Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Арбузовой Валентины Павловны на нарушение ее конституционных прав пунктом 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации”

Принято: Пленум Конституционного Суда РФ

Текст Определения размещен на сайте Конституционного Суда РФ в Internet (http://www.ksrf.ru)

No tags for this post.

Кс разрешил оспаривать в судах письма и разъяснения ведомств :: бизнес :: рбк

Юристы компании Иван Хаменушко и Вадим Зарипов уверяли КС, что ФНС фактически регулирует судебную практику своими письмами.

В частности речь шла о письме от 21 августа 2013 года, в котором разъяснился порядок расчета налога при добыче полезных ископаемых.

 Так, по закону все компании имеют право не платить налоги на нефть, утраченную во время добычи, например испарившуюся. Нормативы потерь (процент от добытой нефти) устанавливает Минэнерго ежегодно для каждого налогового периода.

По словам Хаменушко, с учетом совершенствование технологий год от года нормативы только уменьшается — как правило, это десятые доли процента от добытой нефти, а сумма налога возрастает.

«Если госорган не утвердил нормативы потерь вовремя, то раньше все компании руководствовались старыми нормами до того момента, когда будут приняты новые», — объяснял Хаменушко.

Но в этом своем письме ФНС установила, что даже если нормативы приняты с опозданием, их следует применять задним числом и перерассчитывать налоги за весь период.

«Газпром нефть» пыталась оспорить документ в Верховном суде, но фирме было отказано на том основании, что документ не является нормативным актом и не может быть предметом рассмотрения в ВС. «Мы не говорим, что это письмо — нормативно-правовой акт. Но оно создает такие же последствия и устанавливает правовое регулирование», — объяснял юрист.

Против удовлетворения жалобы в суде выступили представители Госдумы, Совета Федерации, президента и Генеральной прокуратуры, а также юристы Минфина, Минюста и ФНС.

Особую позицию занял представитель Совета Федерации Александр Соломатин. Хоть он и настаивал, что жалобу «Газпром нефти» следует отклонить, но, по его мнению, документы можно обжаловать в Верховном суде, если в них «под видом предписания содержится нормативное регулирование».

Больше месяца Конституционный суд находился на совещании. Во вторник судьи огласили свое решение и признали частично противоречащим Конституции положение пункта 1 части 4 статьи 2 федерального конституционного закона «О Верховном с​уде РФ», которое запрещает обжаловать в судебном порядке ненормативные акты.

Решения по жалобам компании-заявителя в связи с этим также должны быть пересмотрены, установил КС.

«Норма признана неконституционной в той мере, в какой она не позволяет обеспечивать судебную защиту», — прокомментировал решение судья КС Михаил Клеандров. Он отметил, что ряд документов федеральных органов по форме не являются нормативными актами, но содержат нормативные предписания, обязательные для исполнения. А их неисполнение может повлечь ответственность.

Кс рф: разъяснения фнс нормативного характера могут быть оспорены как нпа в верховном суде

Постановление КС РФ от 31.03.2015 N 6-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 части 4 статьи 2 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации» и абзаца третьего подпункта 1 пункта 1 статьи 342 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой открытого акционерного общества «Газпром нефть».

Если письма фактически устанавливают (изменяют, отменяют) обязательные для неопределенного круга лиц правила, рассчитанные на неоднократное применение, по общему правилу нельзя отказать в судебной защите только на основании несоответствия таких писем формальным требованиям, предъявляемым к НПА.

Исключение составляют случаи, когда разъяснения ФНС России не выходят за рамки адекватного толкования (интерпретации) положений налогового законодательства и не влекут изменений правового регулирования налоговых отношений.

Свою позицию суд обосновал так. Налоговые органы обязаны информировать налогоплательщиков и разъяснять налоговое законодательство.

В силу ведомственной субординации инспекции должны руководствоваться разъяснениями ФНС России, следовательно, по сути они становятся обязательными для неопределенного круга налогоплательщиков. Признаки НПА отражены, в частности, в актах Минюста России и ВС РФ.

Таким образом, письма ФНС России могут выступать в качестве акта нормативного толкования.

Поскольку эти письма широко распространены в практике налоговых органов, то, по мнению КС РФ, их проверка лишь в порядке, предусмотренном для оспаривания ненормативных актов, недостаточна для полной и эффективной защиты прав и свобод. В свою очередь, ВАС РФ указывал на условия, при которых к производству может быть принято дело об оспаривании акта, содержащего положения нормативного характера.

Кроме того, КС РФ обратил внимание на необходимость установить особенности рассмотрения дел об оспаривании актов федеральных органов исполнительной власти, если названные документы формально не являются НПА, но фактически обладают нормативными свойствами.

Напомним, что с 6 августа 2014 г. ВС РФ как суд первой инстанции рассматривает дела об оспаривании НПА в том числе федеральных органов исполнительной власти.

До указанной даты такое полномочие в случаях, когда акты затрагивали права или законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, было предоставлено ВАС РФ. Следует отметить, что последний неоднократно рассматривал заявления об оспаривании писем финансового и налогового ведомств.

При этом если данные разъяснения были направлены нижестоящим налоговым органам и (или) размещены на официальном сайте, ВАС РФ фактически признавал их нормативными актами.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *