У казанского банка отозвана лицензия

У казанского банка отозвана лицензия

Egor Aleev / TASS

Перебои с выдачей денег в «Татфондбанке» начались еще два с половиной месяца назад

Банк России отозвал лицензию у казанского «Татфондбанка», занимавшего 42-е место в стране по размеру активов. ЦБ констатировал «полную утрату собственных средств» «Татфондбака».

Решение об отзыве лицензии у «Татфондбанка» «принято Банком России в связи с неисполнением кредитной организацией федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России», — говорится в пресс-релизе регулятора.

Регулятор отобрал лицензии еще у двух финансовых структур из Казани: «Интехбанка» и «Анкора», которые входили, соответственно, во вторую и третью сотню российских банков по размеру активов.

О проблемах казанских банков российская пресса сообщала в конце 2016 года. Как писала газета «Коммерсант», проблемы «Татфондбанка» были вызваны, в частности, тем, что власти Татарстана использовали его «как местный институт развития для финансирования инвестиционных проектов».

Кроме того, отмечало издание, на «Татфондбанке» негативно сказалась приостановка деятельности банка «Пересвет». По информации газеты, казанский банк держал облигации московского на сумму около 5 млрд руб.

12 декабря «Татфондбанк» ввел ограничения на выдачу наличных в банкоматах и отделениях. Спустя три дня регулятор «в связи с неустойчивым финансовым положением» назначил в банк временную администрацию. Началась выплата страховых возмещений по вкладам.

В январе вкладчики «Татфондбанка» и «Интехбанка» провели митинг, требуя санации этих финансовых учреждений.

В феврале и марте казанские суды арестовали пятерых экс-сотрудников «Татфондбанка», включая двух бывших зампредов правления (один из них был объявлен в розыск). Все они проходят по делу о хищении 90 млн рублей у полутора сотен вкладчиков банка.

Цб лишил лицензий три татарских и московский банки :: финансы :: рбк

По данным ЦБ, на 1 января Татфондбанк занимал в банковской системе 42-е место, ИнтехБанк — 138-е, Анкор Банк — 233-е.

Межрегиональный почтовый банк, занимающий 475-е место, в отличие от татарских банков прекратил свою работу добровольно — таково было решение руководства банка. У банка достаточно средств для удовлетворения требований кредиторов, подчеркнул ЦБ.

Почему ЦБ лишил лицензии банк из топ-50

Татфондбанк испытывает проблемы с ликвидностью с 2014 года. Как утверждал глава Республики Татарстан Рустам Минниханов, еще тогда были сигналы, что ситуация сложная и требует принятия мер, и ЦБ об этом знал.

Банку России потребовалось довольно много времени, чтобы принять решение о судьбе Татфондбанка. Видимо, велись переговоры с республикой и с потенциальными инвесторами, но к согласию прийти не удалось, полагает аналитик Standard & Poors Сергей Вороненко.

«Ситуация с отзывом лицензии Татфондбанка чувствительная для региональных банков, в Татарстане до начала проблем у него была достаточно прочная бизнес-позиция, чтобы конкурировать с крупнейшими федеральными игроками. ЦБ дает сигнал о необходимости более внимательно относиться к качеству активов и управлению ликвидностью.

На мой взгляд, в ближайшее время, если будет возникать подобная ситуация, отзывы лицензий будут превалировать над оздоровлением в секторе», — говорит аналитик Standard & Poors.

Старший директор Fitch Александр Данилов считает, что критическая масса кредиторов, готовых за счет своих средств участвовать в спасении банка, не набралась, а ЦБ подсчитал нерациональным расходовать значительные средства.

«Объем помощи регулятора должен быть сопоставим с расходами на выплату застрахованным вкладчикам и, возможно, компенсацию зависших госсредств. Он может быть и выше, если ЦБ сочтет, что спасение банка важно для стабильности сектора.

В данном случае, вероятно, ЦБ посчитал, что урон для системы будет ограниченным», — говорит он.

Руководитель группы банковских рейтингов АКРА Кирилл Лукашук называет отзыв лицензии у Татфондбанка позитивным сигналом для банковской системы и экономики.

«Несмотря на очевидно сильное лоббирование санации со стороны Татарстана и крупнейших кредиторов, ничем другим настолько затянувшийся процесс не объяснить, финансовые власти не пошли на очередное сомнительное расходование государственных средств на финансовое оздоровление.

Теперь уже очевидно, что реальная оценка активов была настолько низкой, что ни санация, ни механизм bail-in не имели никакого экономического смысла», — считает Кирилл Лукашук.

Как полагает ведущий аналитик рейтингового агентства «Эксперт РА» Людмила Кожекина, санация банка через механизм bail-in, видимо, не удалась, поскольку не все крупные вкладчики согласились на участие в санации. «Средств только «Татнефти» (около 5 млрд руб.

), которая согласилась конвертировать свой депозит в капитал Татфондбанка, было явно недостаточно для покрытия дыры в балансе и восстановления платежеспособности банка.

Условия санации, предложенные группой компаний «ТАИФ», вероятно, не подошли ЦБ, так как сумма, запрошенная им на санацию, была больше той, которую целесообразно было передать в руки одного санатора.

Банк «Ак Барс» не стал участвовать в санации, так как сам нуждался в докапитализации, а Республика Татарстан готова была докапитализировать только его одного», — сказала Кожекина.

В середине декабря прошлого года Банк России ввел мораторий на удовлетворение требований кредиторов Татфондбанка и назначил временную администрацию в лице Агентства по страхованию вкладов.

Вскоре после этого глава Татарстана Рустам Минниханов сообщил, что правительство республики активно ищет структуру, которая могла бы санировать Татфондбанк, что оно готово поддержать санатора активами и что власти сделают все возможное, чтобы не допустить отзыва лицензии и банкротства банка. В конце февраля Министерство экономики Татарстана сообщило, что холдинг «ТАИФ» и его партнеры заявили о готовности принять участие в санации Татфондбанка в качестве стратегических инвесторов.

Однако Банк России все-таки решил отозвать у Татфондбанка лицензию с учетом того, что АСВ уже выплатило возмещения застрахованным вкладчикам Татфондбанка после введения моратория. Тем более что объем выплат был значительно меньше потенциальной дыры в капитале банка, заключила аналитик «Эксперт РА».

У казанского банка отозвана лицензия

Пикет клиентов Татфондбанка и ИнтехБанка требованием санировать кредитные организации​. 13 января 2017 года ( Егор Алеев / ТАСС)

Кризис в Казани

МВД расследует уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупном размере» в отношении руководителей Татфондбанка. Как писал в январе «Коммерсантъ», Татфондбанк с июня по октябрь 2016 года перевел около 2 тыс. вкладчиков в статус клиентов своей «дочки» «ТФБ-Финанс» обманным путем.

Данное действие было совершено банком, чтобы выкупить свои облигации. Подмену обнаружили 15 декабря 2016 года, после введения Банком России временной администрации в Татфондбанке и моратория на требования кредиторов.

Когда начались выплаты клиентам, заявители на выплату средств от «ТФБ-Финанс» выяснили, что они не являются клиентами Татфондбанка.

По делу о хищениях 90 млн руб. у вкладчиков инвестиционной компании «ТФБ-Финанс» были арестованы глава «ТФБ-Финанс» Тимур Вальшин, начальник управления активных операций ИК «ТФБ-Финанс» Ильнар Абдульманов, руководитель отдела клиентского сервиса ООО «ТФБ-Финанс» Рустам Тимербаев и зампредседатели правления Татфондбанка Вадим Мерзляков и Сергей Мещанов.

Татфондбанк выступал в качестве спонсора ИнтехБанка в международных платежных системах Visa и MasterCard. В этом банке из-за неустойчивого финансового положения 23 декабря был введен мораторий на удовлетворение требований кредиторов и назначена временная администрация.

Казанский Анкор Банк, владельцем которого является основатель шоколадной фабрики «А. Коркунов» Андрей Коркунов, 7 февраля ввел ограничение на выдачу вкладов в размере 10 тыс. руб. ежедневно. Как сообщала тогда RNS сотрудница банка, руководство объяснило, что это «связано с ликвидностью».

Сотрудник пресс-центра сообщала РБК, что банк работает «в штатном режиме».

Как отмечал управляющий директор по банковским рейтингам «Эксперт РА» Станислав Волков, слабая ликвидность у Анкор Банка была еще около полутора лет назад, когда рейтинг банка был понижен до уровня B+ (дефолтность порядка 25% в течение года).

Цб отозвал лицензию у казанского банка "спурт"

МОСКВА, 21 июля. /ТАСС/. Банк России отозвал с 21 июля 2017 года лицензию на осуществление банковских операций у казанского Акционерного коммерческого банка «Спурт», говорится в сообщении регулятора. Согласно данным отчетности, по величине активов кредитная организация на 1 июля 2017 г. занимала 183-е место в банковской системе РФ.

По данным ЦБ, при неудовлетворительном качестве активов «Спурт» неадекватно оценивал принятые риски.

Госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ), на которую приказом Банка России возложены функции временной администрации по управлению банком «Спурт», провела обследование его финансового положения. Итогом обследования стало объективное отражение стоимости активов в отчетности кредитной организации, что привело к полной утрате ее собственных средств (капитала).

Сложившаяся ситуация является следствием низкой диверсификации активов банка — значительная часть кредитного портфеля «Спурта» была направлена на финансирование крупного инвестиционного проекта подконтрольных бенефициару банка предприятий, финансовое положение которых оценивается как критическое, отмечает регулятор.

Банк России неоднократно применял в отношении банка «Спурт» меры надзорного реагирования. Руководство и собственники банка не предприняли эффективных действий, направленных на нормализацию его деятельности.

По оценке АСВ, осуществление процедуры финансового оздоровления с привлечением агентства и кредиторов банка признано экономически нецелесообразным из-за крайне низкого качества активов, величины выявленного дисбаланса между стоимостью активов и обязательств, принимая во внимание неспособность кредитной организации обеспечить в дальнейшем исполнение требований кредиторов, отмечается в сообщении.

В связи с отзывом лицензии деятельность временной администрации по управлению АКБ «Спурт», функции которой были возложены на АСВ 28 апреля 2017 г., прекращена.

В соответствии с приказом Банка России от 21 июля в «Спурт» назначена временная администрация сроком действия до момента назначения конкурсного управляющего либо ликвидатора.

Полномочия исполнительных органов кредитной организации приостановлены.

Выплаты вкладчикам

Банк «Спурт» является участником системы страхования вкладов. Страховой случай считается наступившим с даты введения моратория на удовлетворение требований кредиторов (28 апреля 2017 г.,), на которую также рассчитывается выплата страхового возмещения в отношении обязательств банка в иностранной валюте.

Читайте также:  Код вида операции в книге продаж

Отзыв лицензии, осуществленный до срока окончания действия моратория на удовлетворение требований кредиторов, не отменяет правовые последствия его введения, в том числе обязанность АСВ по выплате страхового возмещения по вкладам, подчеркивается в сообщении ЦБ.

Выплаты страхового возмещения по вкладам (счетам) в «Спурте», которые начались в середине мая, по-прежнему осуществляются АСВ.

Банк России ввел с 28 апреля 2017 года мораторий на удовлетворение требований кредиторов в банке «Спурт» сроком на три месяца. На такие меры регулятор пошел в связи с неудовлетворением требований кредиторов по денежным обязательствам в сроки, превышающие семь дней с момента наступления даты их удовлетворения.

Одновременно ЦБ возложил на АСВ функции временной администрации по управлению банком сроком на шесть месяцев.

Как отмечает регулятор, ухудшение финансового положения банка обусловлено значительным оттоком денежных средств клиентов, спровоцированным в том числе информационными атаками через социальные сети.

На начальном этапе снижения ликвидности банку удавалось выполнять принятые на себя обязательства за счет реализации ликвидных активов.

Однако затем реализация активов была затруднена в связи с участием банка в финансировании крупного инвестпроекта на предприятиях, подконтрольных руководителю банка.

Банк «Спурт» создан в декабре 1992 года и изначально был ориентирован на работу с предприятиями малого и среднего бизнеса. Один из основных акционеров кредитной организации — Европейский банк реконструкции и развития, доля которого в «Спурте» составляет 28,25%.

Отзыв лицензий у казанских банков – предупреждение для местной элиты

В Татарстане не утихают протесты граждан, выступающих против отзыва Центробанком лицензий сразу у нескольких ведущих банков.

По нашей информации, они могли поплатиться за то, что руководство республики начало публично возмущаться тем, что собираемые налоги уходят в федеральный центр.

Учитывая, что ситуация в экономике аховая и регионам не хватает денег, протесты в Татарстане могут стать первой ласточкой.

Началось всё с того, что ЦБ России зафиксировал дыру размером в почти 100 млрд рублей у Татфондбанка – крупнейшего финансового учреждения республики, да ещё и тесно связанного с её правительством.

Раньше бы, видимо, центр и помог санации банка. Но сейчас другие веяния – денег нет, а вы держитесь, если можете.

С этим совпала политическая необходимость наказать строптивую республиканскую власть, о чём чуть позже.

В итоге Банк России забрал лицензию не только у Татфондбанка, но и у связанных с ним Интехбанка и Анкор банка сбережений, а затем ещё и у Татагропромбанка.

Более того, председатель правления Татфондбанка, по всей видимости, является родственником экс-президента Минтимера Шаймиева, бывший министр финансов республики Роберт Мусин, его первый заместитель и ещё ряд банковских топ-менеджеров были арестованы по подозрению в совершении «мошенничества в особо крупном размере».

Вкладчики пошли на штурм правительства

Республика бурлит, ведь в результате банковского кризиса пострадал примерно каждый четвёртый её житель.

Жители выходят на митинги протеста, в марте была и попытка штурма обманутыми вкладчиками Дома правительства в Казани.

Они требовали от премьер-министра Татарстана Ильдара Халикова создать фонд для выплат им компенсаций, куда были бы внесены деньги предприятий местных олигархов и средства бюджета.

Забавно, что этот самый Халиков, возглавляя правительство республики, как раз работал председателем совета директоров Татфондбанка, так что претензии разгневанных клиентов в его адрес были вполне обоснованными.

Однако власть предпочла иной способ решения проблемы: Халиков ушёл в отставку с поста премьер-министра республики, пересев в кресло руководителя компании «Татэнерго».

Лишился своего поста и глава Нацбанка по Республике Татарстан Мидхат Шагиахметов.

Первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин откровенно заявил: «Начиная с мая 2016 года (то есть почти за год до отзыва лицензии. – Ред.) мы понимали, что банк находится в тяжелейшем финансовом положении.

Мы знали, что его капитал утрачен, а финансовая отчётность существенно недостоверна». То есть знали и ничего не сделали для исправления ситуации, для спасения денег вкладчиков? Значит, либо не хотели, либо не могли.

А что ещё более вероятно – и то и другое.

Казань прижимают к ногтю

Теперь переходим к большой политике. Судя по всему, за ударом по татарстанским банкам может стоять желание федерального центра поставить на место региональные элиты.

Дело в том, что те начинают всё более активно возмущаться несправедливостью нынешней налоговой системы, при которой регионам остаётся лишь меньшая часть собранных там налогов, большая же часть уходит в Москву.

А региональные власти, получается, вынуждены сами разбираться с протестами рассерженных горожан, возмущённых тем, что государство свёртывает свои социальные функции. Так, глава Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин уже предложил оставлять половину заработанных регионами денег на местах.

В ответ премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что федеральный центр не пойдёт на налоговые уступки. Не сдержался и сам президент Татарстана Рустам Минниханов, публично назвавший политику Москвы по отношению к регионам-донорам раскулачиванием.

По его словам, центр пытается решить за их счёт проблемы страны, не думая о том, что в регионах-донорах «тоже люди живут и работают, создают добавленную стоимость, платят налоги, строят новые предприятия, создают рабочие места». Минниханов предупредил о плачевных последствиях такой политики: «Мы понимаем, что нужно поддерживать регионы-реципиенты, но не за счёт ухудшения ситуации у регионов-доноров». Ведь Татарстан занимает среди всех субъектов РФ пятое место по объёму внешнеторгового оборота, третье – по сельхозпродукции, пятое – по вводу жилья.

Тут стоит вспомнить, что в 90-е годы, когда Татарстан возглавлял Шаймиев, Казань была фактическим лидером региональной фронды, отстаивавшей свои права в перетягивании финансового каната с Москвой.

Именно Татарстан одним из первых заключил с федеральным центром договор о разграничении полномочий. Как только Владимир Путин пришёл к власти в 2000 году, он начал централизацию страны, то есть приведение всех регионов к одному виду.

Шаймиев был отправлен в отставку, однако власть по сути не сменилась, ведь Минниханов много лет возглавлял у Шаймиева правительство.

Похоже, прижатие республики к федеральному ногтю началось снова. В том числе в финансовой сфере. Если прежде территориальные управления ЦБ РФ сами вели надзор за региональными банками, то с марта этого года в центральном аппарате ЦБ создана служба текущего банковского надзора. Центральный аппарат взял на себя функцию проверки региональных банков.

Зампред ЦБ Ольга Полякова объявила, что все кредитные организации, которые сейчас находятся под надзором территориальных учреждений ЦБ, будут переходить под надзор новой службы. Понятно, что цель этой реформы – минимизировать возможность давления региональных властей на представителей территориальных управлений ЦБ.

Дескать, пусть лучше на них давит федеральный центр.

То же относится и к Казани. Нацбанк по Республике Татарстан прежде был самостоятельным подразделением ЦБ РФ. Три года назад он лишился этого статуса и стал лишь отделением в Волго-Вятском главном управлении ЦБ.

А теперь, по словам вице-президента Ассоциации региональных банков России Яна Арта, очевидно, что банковская самостоятельность Татарстана окончательно завершается. По мнению Арта, «ЦБ поставит на место главы Нацбанка Татарстана фигуру уже не казанскую»…

Поговаривают, что в ближайшее время прекратит своё существование договор о разграничении полномочий этой республики с федеральным центром. Наконец, ожидается, что будет ликвидирован как атавизм прошедшей эпохи и её символ – должность президента Татарстана.

Не зря Владимир Жириновский говорит: «Казань распухла и живёт как на свадьбе».

Число банков может сократиться наполовину

Профессор МГИМО Валерий Соловей считает, что из-за банковского кризиса в Татарстане снизился и рейтинг Минниханова: «Стало понятно, что он не тот человек, в отличие от Шаймиева, который может защитить людей. В республике была уверенность, что ситуацией в ней управляет Казань, а не Москва. Сейчас жители оказались в шоковом состоянии.

Очевидно, что Минниханов из неприкасаемого стал прикасаемым». С ним согласен политолог Аббас Галлямов: «До отставки, думаю, не дойдёт, но позиции главы региона в диалоге с центром сильно ослабеют». На акциях протеста уже звучат требования отставки Минниханова, в социальных сетях – карикатуры и демотиваторы в его адрес.

А в остатке – подорванное доверие инвесторов к одному из самых стабильных российских регионов.

Читайте также:  Как применить вычет по недвижимости, которая будет использоваться в облагаемых НДС операциях и для ЕНВД?

КСТАТИ

Возникает вопрос – кто именно должен нести ответственность за крах банков? По идее, их владельцы, которые как собственники несут неограниченную ответственность за компанию. Тем более нет причин волноваться за банки с государственным участием – оно то уж точно должно было вернуть все деньги. Однако у ТФБ есть ряд подводных камней.

Во-первых, Татфондбанк не являлся чисто государственным – на момент его краха только 38% принадлежало компаниям, контролируемым татарским правительством.

Таким образом, лишь в этой доле вкладчикам не стоит волноваться – государство здесь всё прикроет, но вернут ли оставшиеся 62% депозитов другие совладельцы Татфондбанка? Или, вероятно, они предпочтут обанкротиться, чтобы не отдуваться за тонущий денежный мешок.

Да и это не всё – удивительно, как председатель правления ПАО «Татфондбанк» Роберт Мусин вовремя выскочил, продав свою долю в банке госкомпании. Таким образом он не просто сумел выручить деньги за свою долю, которая теперь не стоит и ломаного гроша, так ещё и ушёл от ответственности. Хотя за другие проделки ему, вероятно, всё же придётся познакомиться лично с Фемидой.

«По версии следствия, Мусин и неустановленные должностные лица ПАО «Татфондбанк», осведомлённые о неплатёжеспособности банка и возможности отзыва лицензии ЦБ России, в декабре 2016 года незаконно вывели залоговое имущество ООО «Урман» по четырём кредитным договорам с ПАО «Татфондбанк» на сумму более 847 млн рублей», – сообщает СУ СКР. Но возникает вопрос: где всё это время был Центробанк – спал?

В татарстане отозвали лицензию у двух больших местных банков. вкладчики штурмуют здание правительства. репортаж «медузы» — meduza

В начале марта ЦБ отозвал лицензии у крупных банков Татарстана — «Татфондбанка» и «Интехбанка». Решение регулятора вызвало волнения в регионе: 4 марта вкладчики попытались прорваться внутрь здания правительства и добились встречи с премьер-министром региона Ильдаром Халиковым. Они требуют возврата своих средств, а также опротестования решения ЦБ об отзыве лицензии. В противном случае активисты планируют выходить на пикеты и собирать подписи за импичмент президента Татарстана Рустама Минниханова. По просьбе «Медузы» казанский журналист Ильнур Шарафиев рассказывает, что происходит в Казани в последние несколько дней.

4 марта в Казани у здания правительства Татарстана собрались около ста клиентов тех банков, у которых Центробанк днем раньше отозвал лицензию.

Некоторые из них пытались попасть внутрь здания почти штурмом, чтобы встретиться с премьер-министром республики Ильдаром Халиковым, который также был председателем совета директоров «Татфондбанка» (сейчас информация об этом с сайта банка удалена).

Когда Халиков спустился на первый этаж здания правительства, для встречи с ним в здание пропустили четверых активистов — в том числе Александру Юманову и руководителя партии «Парнас» в Татарстане Марселя Шамсутдинова.

Юманова отказалась пожать премьеру руку.

За столом для переговоров она зачитала Халикову текст обращения: «Мы, Союз пострадавших клиентов „Татфондбанка“ и „Интехбанка“, выдвинули вчера вечером ультиматум президенту Татарстана Рустаму Минниханову, состоящий из двух пунктов: требуем опротестовать решение Центробанка РФ об отзыве лицензий у „Татфондбанка“ и „Интехбанка“ и возместить пострадавшим клиентам потерянные средства. Срок исполнения ультиматума — три дня. В противном случае мы будем требовать отставки Рустама Нургалиевича Минниханова».

Беспрецедентный случай

Проблемы у «Татфондбанка» (второй по величине банк в Татарстане и 42-й — в России; крупнейший акционер — Республика Татарстан; по состоянию на осень 2016 года население держало в нем 76 миллиардов рублей) начались еще в прошлом году. 4 декабря появилась информация, что платежи через банк для юридических лиц задерживаются.

Через три дня в «Коммерсанте» вышел материал, в котором напрямую утверждалось, что «Татфондбанку», возможно, потребуется . Еще через несколько дней банк выпустил заявление о «временном приостановлении расчетно-кассового обслуживания», которое в банке связали в том числе с паникой в социальных сетях и негативными публикациями в СМИ.

Когда в том же декабре администрированием банка занялось Агентство по страхованию вкладов, клиенты стали надеяться на санацию. Однако новая администрация вскоре объявила, что дыра в банке в два раза больше, чем предполагалось (97 миллиардов рублей, а не 43), а санаторы, которых упоминали СМИ, так и не взяли на себя эту процедуру.

3 марта 2017 года Следственный комитет по Республике Татарстан возбудил уголовное дело в отношении председателя правления «Татфондбанка» Роберта Мусина. По версии следствия, сотрудники компании получили у Центробанка кредит в три миллиарда рублей под несуществующий актив, а позже перевели их подконтрольным банку организациям.

В тот же день Советский районный суд Казани арестовал Мусина на два месяца. Сам Мусин свою вину отрицает; в интервью, которое он дал казанскому изданию «Бизнес Online» в январе, он заявил, что «активным толчком послужило распространение SMS и слухов в конце ноября, а дальше все это уже пошло как снежный ком».

Еще до Мусина были арестованы два его заместителя, а также гендиректор «» и его подчиненные.

В день ареста Мусина ЦБ отозвал лицензию у «Татфондбанка» и «Интехбанка» (Мусина связывают и с этим банком). «Начиная с мая прошлого года мы понимали, что банк находится в тяжелейшем финансовом положении, — объяснил первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин.

— Мы знали, что его капитал утрачен, что потеря ликвидности может наступить в любой момент». По мнению экспертов ЦБ, из-за низкого качества активов «Татфондбанка» его санация «на разумных экономических условиях» невозможна. По информации агентства «Интерфакс», местные власти были удивлены этим решением.

«Вы же знаете — шла работа [по решению проблем банка]», — сказал журналистам министр экономики Татарстана Артем Здунов.

«Это беспрецедентный случай. Это первый раз в новейшей истории России, когда отзывается лицензия у квазигосударственного банка, еще и второго по значимости в регионе, — объясняет главный редактор сайта „Банки.ру“ Наталья Романова.

— Это не импульсивный шаг ЦБ, банк три месяца был в санации, там сидела временная администрация, три месяца велись переговоры по поводу судьбы „Татфондбанка“, туда заходили потенциальные инвесторы.

Банк России оценивал, что нужна помощь в 220–230 миллиардов рублей, этих денег не нашлось ни у ЦБ, ни у муниципальных властей. Когда у банка такие проблемы — с экономической точки зрения проще отозвать лицензию».

Политизация протеста

Активисты, которые добились встречи с Ильдаром Халиковым, — это движение «Союз пострадавших клиентов „Татфондбанка“ и „Интехбанка“». Они объединились в конце декабря и начали писать письма в правительство Татарстана и России, а также в Центробанк.

Также вкладчики проводили одиночные и массовые пикеты c требованиями посадить виновных и не допустить «разорения и суицида людей», провести санацию и вернуть им деньги.

Координируют свои действия протестующие через группу во «ВКонтакте», где активисты собирают все новости, и через чат в Telegram.

5 марта в Казани открылся предвыборный штаб пытающегося стать кандидатом в президенты России Алексея Навального — активисты пришли и туда. «ЦБ вдруг почему-то посчитал, что не хочет проводить санацию. Просто решили, и все.

А почему? Они потратили на санацию банка „Траст“ 150 миллиардов рублей, на санацию „Мособлбанка“ 129 миллиардов рублей, закрывали дыру в банке ВТБ в 10 миллиардов долларов, — поддержал протестующих оппозиционер. — В Татарстане же решили ничего не делать, оставить людей без денег: мол, давайте кинем их.

Есть много конспирологических версий по типу Минниханов сказал то, что остальные губернаторы боятся сказать относительно роли регионов, поэтому он получил такую ответочку из Кремля».

Навальный посоветовал вкладчикам «политизироваться» для ускорения решения вопроса: «То, что вы штурмом или не штурмом делали с Кабмином, вот это их пугает, — пояснил он. — Надо показать, что вы выступаете единым фронтом, что на выборах вы им устроите. Нужно выставлять политические требования».

6 марта часть вкладчиков лишившихся лицензии банков собралась у кремля, чтобы передать петицию с требованием вернуть им деньги бывшему президенту республики Минтимеру Шаймиеву, который по-прежнему считается очень влиятельной фигурой в Татарстане. Встреча с Шаймиевым не состоялась — письмо активисты передали через его помощника Олега Глебова. В ответ он сказал: «Вы сами отдали в банк деньги» — и пояснил, что этот вопрос находится не в компетенции Шаймиева.

Позже прошла и вторая встреча представителей «Союза» с премьер-министром Татарстана Ильдаром Халиковым.

Тот фактически отверг их ультиматум — хоть и сообщил, что правительство республики вместе с правоохранительными органами и временной администрацией банков сейчас оценивают активы, которые могут пойти в оплату компенсаций по депозитам.

«Такая схема — давайте возьмем деньги из бюджета республики, заставим другие предприятия, чтобы они отдали деньги вкладчикам, — это точно не правовой вариант. Этот вариант не рассматривается», — сообщил Халиков. После встречи активисты, которые не попали в здание правительства, проводили премьера криками «Позор» и «Ворье».

«Базовый сценарий — все останется как есть. В рамках законодательства те, кто застрахован, получат компенсацию, те, кто не застрахован, — нет.

Правда, возможно, пострадавшие компании получат какую-то помощь от местного правительства, например льготы по налоговым платежам, — считает старший директор по банковским институтам Fitch Ratings Александр Данилов.

— Видимо, для санации не набралась критическая масса желающих поучаствовать. Санация подразумевает, что кто-то должен закрыть дыру в банке, а она в данном случае огромная, около 100 миллиардов рублей».

Лидер протестующих Александра Юманова рассказала «Медузе», что с 7 марта они намерены проводить ежедневные пикеты — первый пройдет в парке Петрова совместно с обманутыми дольщиками, жителями домов под снос и противниками строительства мусоросжигательного завода в Казани.

В то же время активисты планируют начать собирать подписи за импичмент президента Татарстана Рустама Минниханова. 7 марта он впервые высказался о ситуации с банками — назвал попытку властей спасти «Татфондбанк» «ошибкой» и рассказал, что для санации не хватило 40 миллиардов рублей.

Читайте также:  Кому из упрощенцев нужна уточненка по взносам?

Также Минниханов поручил обеспечить выплаты клиентам «Татфондбанка» и «Интехбанка».

Шансы на возвращение денег оценить сейчас невозможно, говорит Юманова. «Но мы все равно за эти деньги будем бороться, и чем активнее [мы будем это делать] — тем выше наши шансы».

У банка «спурт» из казани отозвана лицензия: «неадекватно оценивал риски»: eadaily

21 июля 201709:01

С сегодня, 21 июля, Банк России отозвал лицензию на осуществление банковских операций у казанского Акционерного коммерческого банка «Спурт». Об этом говорится в сообщении регулятора.

По величине активов кредитная организация на 1 июля 2017 года занимала 183-е место в банковской системе РФ. По данным ЦБ, при неудовлетворительном качестве активов «Спурт» неадекватно оценивал принятые риски.

Госкорпорация «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ), на которую приказом Банка России возложены функции временной администрации по управлению банком «Спурт», провела обследование его финансового положения.

Итогом обследования стало объективное отражение стоимости активов в отчетности кредитной организации, что привело к полной утрате ее собственных средств (капитала).

  • Сложившаяся ситуация является следствием низкой диверсификации активов банка — значительная часть кредитного портфеля «Спурта» была направлена на финансирование крупного инвестиционного проекта подконтрольных бенефициару банка предприятий, финансовое положение которых оценивается как критическое, отмечает регулятор.
  • Хотя Банк России неоднократно применял в отношении банка «Спурт» меры надзорного реагирования, руководство и собственники банка не предприняли эффективных действий, направленных на нормализацию его деятельности, сказано в релизе.
  • По оценке АСВ, осуществление процедуры финансового оздоровления с привлечением агентства и кредиторов банка признано экономически нецелесообразным из-за крайне низкого качества активов, величины выявленного дисбаланса между стоимостью активов и обязательств, принимая во внимание неспособность кредитной организации обеспечить в дальнейшем исполнение требований кредиторов.

В связи с отзывом лицензии деятельность временной администрации по управлению АКБ «Спурт», функции которой были возложены на АСВ 28 апреля, прекращена.

В соответствии с приказом Банка России от 21 июля в «Спурт» назначена временная администрация сроком действия до момента назначения конкурсного управляющего либо ликвидатора.

Полномочия исполнительных органов кредитной организации приостановлены.

Отзыв лицензии, осуществленный до срока окончания действия моратория на удовлетворение требований кредиторов, не отменяет правовые последствия его введения, в том числе обязанность АСВ по выплате страхового возмещения по вкладам, подчеркивается в сообщении ЦБ. Выплаты страхового возмещения по вкладам (счетам) в «Спурте», которые начались в середине мая, по-прежнему осуществляются АСВ.

Как отмечает регулятор, ухудшение финансового положения банка обусловлено значительным оттоком денежных средств клиентов, спровоцированным в том числе информационными атаками через социальные сети.

На начальном этапе снижения ликвидности банку удавалось выполнять принятые на себя обязательства за счет реализации ликвидных активов.

Однако затем реализация активов была затруднена в связи с участием банка в финансировании крупного инвестпроекта на предприятиях, подконтрольных руководителю банка.

Банк «Спурт» создан в декабре 1992 года и изначально был ориентирован на работу с предприятиями малого и среднего бизнеса. Один из основных акционеров кредитной организации — Европейский банк реконструкции и развития, доля которого в «Спурте» составляет 28,25%.

По мнению экспертов и наблюдателей, отзыв лицензии у «Спурта», конечно, не такое громкое событие, как мартовский уход с рынка Татфондбанка, но сама ситуация, в которой оказались оба банка, весьма показательна.

Их затянувшаяся агония может быть свидетельством того, что и Татфондбанк, и «Спурт» до последнего пытались спасти. Эта версия обретает право на существование, если принять в расчет конечных бенефициаров обоих банков.

В случае Татфондбанка это был один из самых в недавнем прошлом влиятельных бизнесменов Татарстана, бывший министр финансов республики Роберт Мусин, близкий к первому президенту Татарстана Минтимеру Шаймиеву. У «Спурта» также имелись акционеры, которые могли долго бороться за его выживание.

По данным ЦБ, наиболее крупный пакет акций казанского банка (28,25%) принадлежал Европейскому банку реконструкции и развития, а в числе миноритарных акционеров значились Газпромбанк (3%) и «Нижнекамскнефтехим» (5,05%) — одно из крупнейших промышленных предприятий Татарстана, входившее в число основных клиентов банка.

Кроме того, акционером «Спурта» был Владимир Бусыгин, член совета директоров ПАО «Нижнекамскнефтехим».

Тесные связи с химической промышленностью имела и председатель правления «Спурта» Евгения Даутова, основной владелец Казанского завода синтетического каучука (КЗСК), на базе которого в Татарстане планировалось создать «долину силиконовых герметиков».

Это предприятие строилось на средства Внешэкономбанка, но в прошлом году реализация уже почти завершенного проекта неожиданно прекратилась.

Некоторые наблюдатели связывали это с арестом влиятельного выходца из Татарстана, топ-менеджера ВЭБа Ильгиза Валитова, который оказался замешан в махинациях вокруг компании «Евродон» — крупнейшего в России производителя индейки.

Цб отозвал лицензию у трех казанских банков

«Банк России информирует о принятом решении об отзыве с 3 марта 2017 года лицензии на осуществление банковских операций у кредитной организации Публичное акционерное общество „Татфондбанк“», — говорится в сообщении.

Как отметили в ЦБ, решение об отзыве лицензии принято «в связи с неисполнение кредитной организацией федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, а также нормативных актов Банка России», снижением «нормативов достаточности собственных средств ниже двух процентов», снижением размера собственных средств «ниже минимального значения уставного капитала».

Кроме того, Татфондбанк «неадекватно оценивал принятые риски, что привело к полной утрате его собственного капитала. При этом руководство и собственники банка не предприняли «действенные меры по нормализации его деятельности», отметили в ЦБ.

В декабре ЦБ ввел временную администрацию в Татфондбанке и на три месяца ввел мораторий на удовлетворение требований его кредиторов. Ранее Татфондбанк приостановил выдачу наличных и вкладов физическим лицам.

Интехбанк прекратил обслуживание клиентов через несколько дней после Татфондбанка — с 19 декабря. «В связи со сложившимся кризисом в банковском секторе РТ ПАО „ИнтехБанк“ по техническим причинам временно приостанавливает расчетно-кассовое обслуживание в территориальных подразделениях банка до стабилизации ситуации», — отмечалось в сообщении на сайте банка.

«Анкор Банк» размещал денежные средства «в низкокачественные активы и не создавал адекватных принятым рискам резервов», отметили в ЦБ. 

Татфондбанк входит в число 50 крупнейших банков России по размеру активов и собственного капитала. Он также является вторым по величине банком РеспубликиТатарстан. По величине активов Интехбанк на 1 января занимал 130-е место в банковской системе России.

1 марта 2017 года стало известно о задержании в Подмосковье заместителя председателя правления Татфондбанка Сергея Мещанова по подозрению в мошенничестве.

Он был объявлен в розыск 18 февраля в рамках расследования дела о деятельности ООО «ИК «ТФБ Финанс».

Следствие считает, что должностные лица Татфондбанка в 2016 году обманным путем перевели средства вкладчиков в доверительное управление «ТФБ Финанс». Сумма ущерба составляет около 300 миллионов рублей.

Ранее по этому делу были задержаны директор «ТФБ Финанс» Тимур Вальшин, начальник управления активных операций «ТФБ Финанс» Илнар Абдульманов, начальник управления клиентских операций на рынке ценных бумаг Татфондбанка Рустам Тимербаев, а также зампредседатель Татфондбанка Вадим Мерзляков.

аžб‚аЗб‹аВ аЛаИб†аЕаНаЗаИаЙ бƒ аКаАаЗаАаНбаКаИб… аБаАаНаКаОаВ аВб€аЕаДаИб‚ аИаМаИаДаЖбƒ б€аЕаГаИаОаНаАаЛбŒаНаОаЙ аБаАаНаКаОаВбаКаОаЙ баИбб‚аЕаМб‹ — ааКбаАаКаОаВ

аžб‚аЗб‹аВ аЛаИб†аЕаНаЗаИаИ бƒ аКаАаЗаАаНбаКаИб… аЂаАб‚б„аОаНаДаБаАаНаКаА, а˜аНб‚аЕб…аБаАаНаКаА аИ ааНаКаОб€ аБаАаНаКаА аНаЕбаЕб‚, аПб€аЕаЖаДаЕ аВбаЕаГаО, аИаМаИаДаЖаЕаВб‹аЕ аПаОб‚аЕб€аИ — аИ аДаЛб б€аЕбаПбƒаБаЛаИаКаИ, аИ б€аЕаГаИаОаНаАаЛбŒаНаОаЙ аБаАаНаКаОаВбаКаИаЙ баИбб‚аЕаМб‹, бб‡аИб‚аАаЕб‚ аГаЛаАаВаА аббаОб†аИаАб†аИаИ б€аЕаГаИаОаНаАаЛбŒаНб‹б… аБаАаНаКаОаВ а аОббаИаИ, аПб€аЕаДбаЕаДаАб‚аЕаЛбŒ аКаОаМаИб‚аЕб‚аА а“аОбаДбƒаМб‹ аПаО б„аИаНаАаНбаОаВаОаМбƒ б€б‹аНаКбƒ ааНаАб‚аОаЛаИаЙ ааКбаАаКаОаВ.

ТЋаЃб…аОаД бб€аАаЗбƒ аНаЕбаКаОаЛбŒаКаИб… аБаАаНаКаОаВ, б‚аЕаМ аБаОаЛаЕаЕ аДаОаВаОаЛбŒаНаО аКб€бƒаПаНб‹б… б€аЕаГаИаОаНаАаЛбŒаНб‹б… аБаАаНаКаОаВ — бб‚аО аВбаЕаГаДаА аНаЕаПб€аИбб‚аНаО.

а˜ аДаЛб б€аЕаГаИаОаНаА, аИ аДаЛб б€аЕаГаИаОаНаАаЛбŒаНаОаЙ аБаАаНаКаОаВбаКаОаЙ баИбб‚аЕаМб‹.

аЁаАаМб‹аЕ аБаОаЛбŒбˆаИаЕ аПаОб‚аЕб€аИ — бб‚аО аИаМаИаДаЖаЕаВб‹аЕ, аПаОб‚аОаМбƒ б‡б‚аО аЂаАб‚аАб€бб‚аАаН аБб‹аЛ б„аЛаАаГаМаАаНаОаМ, аПаОаЗаИб‚аИаВаНб‹аМ аОаБб€аАаЗаОаМ аДаЛб аВбаЕаЙ бб‚б€аАаНб‹ ТЋ, — аОб‚аМаЕб‚аИаЛ аОаН.

аЁ б‚аОб‡аКаИ аЗб€аЕаНаИб бƒбб‚аОаЙб‡аИаВаОбб‚аИ б„аИаНаАаНбаОаВаОаЙ баИбб‚аЕаМб‹ аЂаАб‚аАб€бб‚аАаНаА, аПаОб‚аЕб€аИ аНаЕ б‚аАаК аВаЕаЛаИаКаИ, бб‡аИб‚аАаЕб‚ ааКбаАаКаОаВ, б‚аАаК аКаАаК б€аОаЛбŒ бб‚аИб… аБаАаНаКаОаВ аВ б„аИаНаАаНбаОаВаОаЙ баИбб‚аЕаМаЕ б€аЕбаПбƒаБаЛаИаКаИ аБб‹аЛаА ТЋаНаЕ бб‚аОаЛбŒ аЗаНаАб‡аИб‚аЕаЛбŒаНаАТЛ. ТЋа­аКаОаНаОаМаИаКаА аЂаАб‚аАб€бб‚аАаНаА аМаОб‰аНаАб, б‚аАаМ б€аАаБаОб‚аАб‚бŒ аВбаЕ б…аОб‚бб‚ — б‚аАаМ б€аАаБаОб‚аАаЛаИ аИ аЁаБаЕб€аБаАаНаК, аИ а’аЂа‘, аИ аОб‡аЕаВаИаДаНаО, аОаНаИ аЛбŒаВаИаНбƒбŽ аДаОаЛбŽ б„аИаНаАаНбаОаВб‹б… аПаОб‚аОаКаОаВ аКаОаНб‚б€аОаЛаИб€аОаВаАаЛаИТЛ, — баКаАаЗаАаЛ аДаЕаПбƒб‚аАб‚.

аЁаАаМб‹аМ аКб€бƒаПаНб‹аМ аИаЗ аЛаИбˆаИаВбˆаИб…бб аЛаИб†аЕаНаЗаИаИ аБаАаНаКаОаВ аБб‹аЛ аЂаАб‚б„аОаНаДаБаАаНаК, аКаОб‚аОб€б‹аЙ аЗаАаНаИаМаАаЛ 42 аМаЕбб‚аО аВ аБаАаНаКаОаВбаКаОаЙ баИбб‚аЕаМаЕ а аЄ аПаО б€аАаЗаМаЕб€бƒ аАаКб‚аИаВаОаВ.

аŸаО аМаНаЕаНаИбŽ аГаЛаАаВб‹ аа а‘а , аЕбаЛаИ аІа‘ а аЄ аПб€аИаНбаЛ б€аЕбˆаЕаНаИаЕ аОб‚аОаЗаВаАб‚бŒ аЛаИб†аЕаНаЗаИбŽ бƒ аЂаАб‚б„аОаНаДаБаАаНаКаА, бб‚аО аОаЗаНаАб‡аАаЕб‚, б‡б‚аО баАаНаИб€аОаВаАб‚бŒ аЕаГаО аБб‹аЛаО аНаЕаВаОаЗаМаОаЖаНаО.

ТЋаЏ б€аАббб‡аИб‚б‹аВаАаЛ, б‡б‚аО аБбƒаДаЕб‚ баАаНаАб†аИб, аБаОаЛаЕаЕ б‚аОаГаО — б бƒаВаЕб€аЕаН, б‡б‚аО аИ аІа‘ б…аОб‚аЕаЛ бб‚аО б€аЕаАаЛаИаЗаОаВаАб‚бŒ.

ааО б‚аАаМ аНбƒаЖаНаА аБб‹аЛаА, аНаА аМаОаЙ аВаЗаГаЛбаД, аИ баОаОб‚аВаЕб‚бб‚аВбƒбŽб‰аАб аАаКб‚аИаВаНаОбб‚бŒ баО бб‚аОб€аОаНб‹ аПб€аАаВаИб‚аЕаЛбŒбб‚аВаА аЂаАб‚аАб€бб‚аАаНаА, аПаОб‚аОаМбƒ б‡б‚аО аОаН баВаЛбаЕб‚бб бƒб‡аАбб‚аНаИаКаОаМ, бƒб‡б€аЕаДаИб‚аЕаЛаЕаМ бб‚аОаГаО аБаАаНаКаА.

а’аИаДаИаМаО, аОбаОаБаОаЙ аЗаАаИаНб‚аЕб€аЕбаОаВаАаНаНаОбб‚аИ аВ баОб…б€аАаНаЕаНаИаИ аБаАаНаКаА аНаЕ аБб‹аЛаО аПб€аОбаВаЛаЕаНаОТЛ, — бб‡аИб‚аАаЕб‚ ааКбаАаКаОаВ.

ТЋаЂаЕаМ аБаОаЛаЕаЕ аАб€аЕбб‚б‹ б‚аОаП-аМаЕаНаЕаДаЖаЕб€аОаВ бб‚аОаГаО аБаАаНаКаА аГаОаВаОб€бб‚ аО б‚аОаМ, б‡б‚аО б‚аАаМ аНаЕаПб€аОбб‚аО аБб‹аЛаА аНаЕаВаЕб€аНаО аВб‹аБб€аАаНаА аБаИаЗаНаЕб-аМаОаДаЕаЛбŒ, аА аБб‹аЛаИ б€аЕаАаЛбŒаНб‹аЕ аНаАб€бƒбˆаЕаНаИб аЗаАаКаОаНаОаДаАб‚аЕаЛбŒбб‚аВаАТЛ, — аДаОаБаАаВаИаЛ аОаН.

а‘аАаНаК а аОббаИаИ 3 аМаАб€б‚аА аОб‚аОаЗаВаАаЛ аЛаИб†аЕаНаЗаИаИ аНаА аОббƒб‰аЕбб‚аВаЛаЕаНаИаЕ аБаАаНаКаОаВбаКаИб… аОаПаЕб€аАб†аИаЙ бƒ аКаАаЗаАаНбаКаИб… аЂаАб‚б„аОаНаДаБаАаНаКаА, а˜аНб‚аЕб…а‘аАаНаКаА аИ ааНаКаОб€ аБаАаНаКаА.

аŸаО аВаЕаЛаИб‡аИаНаЕ аАаКб‚аИаВаОаВ аЂаАб‚б„аОаНаДаБаАаНаК аНаА 1 б„аЕаВб€аАаЛб 2017 аГ. аЗаАаНаИаМаАаЛ 42 аМаЕбб‚аО аВ аБаАаНаКаОаВбаКаОаЙ баИбб‚аЕаМаЕ а аЄ, а˜аНб‚аЕб…аБаАаНаК аЗаАаНаИаМаАаЕб‚ 138, ааНаКаОб€ аБаАаНаК — 231 аМаЕбб‚аО.

а’баЕ б‚б€аИ аБаАаНаКаА баВаЛббŽб‚бб бƒб‡аАбб‚аНаИаКаАаМаИ баИбб‚аЕаМб‹ бб‚б€аАб…аОаВаАаНаИб аВаКаЛаАаДаОаВ.

а’ б„аЕаВб€аАаЛаЕ аИ аМаАб€б‚аЕ аВ аšаАаЗаАаНаИ аБб‹аЛаИ аАб€аЕбб‚аОаВаАаНб‹ аДаВаА аЗаАаМаПб€аЕаДаА аПб€аАаВаЛаЕаНаИб аЂаАб‚б„аОаНаДаБаАаНаКаА а’аАаДаИаМ аœаЕб€аЗаЛбаКаОаВ аИ аЁаЕб€аГаЕаЙ аœаЕб‰аАаНаОаВ аПаО бƒаГаОаЛаОаВаНаОаМбƒ аДаЕаЛбƒ аО аДаЕбб‚аЕаЛбŒаНаОбб‚аИ ТЋа˜аš ТЋаЂаЄа‘ аЄаИаНаАаНбТЛ.

а˜аНб„аОб€аМаАб†аИаОаНаНаОаЕ аАаГаЕаНб‚бб‚аВаО а аОббаИаИ аЂааЁаЁ

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *