Взносы на материальную помощь: Верховный суд против чиновников

Взносы на материальную помощь: Верховный суд против чиновников

В двух предыдущих статьях мы разбирали ситуации, когда ФСС отказывал в возмещении расходов, направленных на выплату различного рода пособий, и доначислял страховые взносы. В новом номере разберем ситуации, когда суды встают на сторону страхователя.

Правовая основа

В соответствии со статьей 16 ТК РФ трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с ТК РФ, а также в результате назначения на должность или утверждения в должности.

В силу части 1 статьи 8 Закона № 212-ФЗ база для начисления страховых взносов определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных частью 1 статьи 7 данного Закона, начисленных плательщиками страховых взносов за расчетный период в пользу физических лиц, за исключением сумм, указанных в статье 9 Закона № 212-ФЗ.

Ссылки в настоящей статье на Закон № 212-ФЗ, утративший силу с 01.01.2017 г., применяются в той части, в которой не противоречат переходным положениям, установленным Федеральным законом от 03.07.2016 № 250-ФЗ, то есть за периоды уплаты страховых взносов до 01.01.2017 г. С 01.01.2017 г. порядок уплаты страховых взносов регулируется главой 34 НК РФ, администрирование и контроль за правильностью уплаты передано налоговым органам.

Отметим, что в настоящее время контроль за правильностью исчисления и уплаты страховых взносов за периоды до 01.01.2017 г. осуществляется ПФ РФ, ФСС РФ, так как «глубина» проверки оставляет 3 года.

Статьей 9 Закона № 212-ФЗ установлен перечень выплат, не подлежащих обложению страховыми взносами для плательщиков страховых взносов, производящих выплаты и иные вознаграждения физическим лицам.

  • В этот перечень включены все виды установленных законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии с законодательством Российской Федерации), связанных с выполнением физическим лицом трудовых обязанностей (подпункт «и» пункта 2 части 1 указанной статьи Закона).
  • Поскольку Закон № 212-ФЗ не содержит определения компенсационных выплат, связанных с выполнением трудовых обязанностей, этот термин используется в смысле, который придает ему трудовое законодательство.
  • Статьей 129 ТК РФ установлено, что заработная плата (оплата труда работника) — это вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные выплаты (доплаты и надбавки компенсационного характера, в том числе за работу в условиях, отклоняющихся от нормальных, работу в особых климатических условиях и на территориях, подвергшихсярадиоактивному загрязнению, и иные выплаты компенсационного характера) и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты).
  • Согласно статье 164 ТК РФ компенсациями являются денежные выплаты, установленные в целях возмещения работнику затрат, связанных с исполнением им трудовых или иных обязанностей, предусмотренных ТК РФ и иными федеральными законами.
  • Дополнительные гарантии могут устанавливаться ТК РФ, иными федеральными законами, нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления или работодателем.
  • В силу статьи 8 ТК РФ работодатель принимает локальные нормативные акты, содержащие нормы трудового права, в пределах своей компетенции в соответствии с законами и иными нормативными актами, коллективным договором, соглашениями, данные локальные акты в силу статьи 5 ТК РФ входят в систему трудового законодательства.
  • Именно поэтому суды придерживаются позиции, согласно которой выплаты социального характера, основанные на коллективном договоре или ином локальном нормативном акте работодателя, не являющиеся стимулирующими, не зависящие от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения самой работы, не являются оплатой труда работников (вознаграждением за труд), в том числе и потому, что не предусмотрены трудовыми договорами, однако, указанные выплаты подпадают под действие подпункта «д» пункта 2 части 1 статьи 9 Закона и не подлежат включению в базу, облагаемую страховыми взносами.
  • Ниже разберем отдельные ситуации, когда выплаты и иные вознаграждения, начисляемые плательщиками страховых взносов, не подлежат обложению страховыми взносами.

Случаи отсутствия обложения страховыми взносами выплат в пользу работника

Статьей 236 ТК РФ установлена материальная ответственность работодателя за задержку выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику.

Таким образом, денежная компенсация, предусмотренная статьей 236 ТК РФ, является видом материальной ответственности работодателя перед работником, выплачивается в силу закона физическому лицу в связи с допущенными работодателем нарушениями, обеспечивая дополнительную материальную защиту трудовых прав работника и не подлежит обложению страховыми взносами.

В соответствии с положениями части 4 статьи 178 ТК РФ выплачиваемое работнику при расторжении трудового договора по соглашению сторон выходное пособие, предусмотренное коллективным договором и дополнительными соглашениями к трудовым договорам, которые являются неотъемлемой частью трудовых договоров, в качестве дополнительной гарантии и компенсации при увольнении, является компенсационной выплатой при увольнении, установленной законодательством Российской Федерации.

Следовательно, в силу компенсационного характера выплаты отсутствуют основания для включения в базу для начисления страховых взносов единовременных выплат работникам при их увольнении по соглашению сторон.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в Постановлении от 08.06.

2010 N 1798/10 указал, что данные выплаты носят характер государственной поддержки, поскольку направлены на компенсацию потерь заработка гражданам, имеющим детей-инвалидов и обязанным осуществлять за ними должный уход, имеют целью компенсацию или минимизацию последствий изменения материального и(или) социального положения работающих граждан. При этом указанная гарантия не относится по своей природе ни к вознаграждению за выполнение трудовых или иных обязанностей, ни к материальной выгоде.

Частью 2 статьи 9 Закона № 212-ФЗ и частью 2 статьи 20.

2 Закона № 125-ФЗ предусмотрено, что при оплате страхователями расходов на командировки работников как в пределах территории Российской Федерации, так и за пределами территории Российской Федерации не подлежат обложению страховыми взносами суточные, а также фактически произведенные и документально подтвержденные целевые расходы на проезд до места назначения и обратно, сборы за услуги аэропортов, комиссионные сборы, расходы на проезд в аэропорт или на вокзал в местах отправления, назначения или пересадок, на провоз багажа, расходы по найму жилого помещения, расходы на оплату услуг связи, сборы за выдачу (получение) и регистрацию служебного заграничного паспорта, сборы за выдачу (получение) виз, а также расходы на обмен наличной валюты или чека в банке на наличную иностранную валюту.

Согласно статье 213 ТК РФ для отдельных категорий работников законодательно установлена обязанность по проведению предварительных медицинских осмотров лиц при приеме на работу. Предусмотренные настоящей статьей медицинские осмотры осуществляются за счет средств работодателя.

Обязательные предварительные медицинские осмотры (обследования) при поступлении на работу проводятся с целью определения соответствия состояния здоровья лица, поступающего на работу, поручаемой ему работе, а также с целью раннего выявления и профилактики заболеваний.

Таким образом, соответствующая компенсация затрат не является объектом обложения страховыми взносами.

Таким образом, судами сформирована правовая позиция, согласно которой сам по себе факт наличия трудовых отношений между работодателем и его работниками не свидетельствует о том, что все выплаты, которые начисляются работникам, представляют собой оплату их труда.

Выплаты социального характера, основанные на коллективном договоре или ином локальном нормативном акте работодателя (что обязательно!), не являющиеся стимулирующими, не зависящие от квалификации работников, сложности, качества, количества, условий выполнения самой работы, не являются оплатой труда работников (вознаграждением за труд), в том числе и потому, что не предусмотрены трудовыми договорами.

В отличие от трудового договора, который в соответствии со статьями 15 и 16 ТК РФ регулирует именно трудовые отношения, коллективный трудовой договор и иные локальные нормативные акты организации аналогичного характера, согласно статье 40 ТК РФ, регулируют социально-трудовые отношения.

Правовая природа выплат в рамках социальных взаимоотношений является специальным видом выплаты, связанной исключительно с возможностями работодателя. Именно в этой связи данные выплаты не поименованы в качестве гарантированных выплат ни в трудовом, ни в страховом законодательстве и не установлены в каком-либо нормативно-правовом акте.

Спорные выплаты подлежат исследованию и оценке как выплаты социального характера, основанные на локальном правовом акте организации, и не являются объектом обложения страховыми взносами и не подлежат включению в базу для начисления страховых взносов.

Судебная практика: подарки и материальная помощь

Многие работодатели делают подарки своим сотрудникам к памятным датам или за хорошую работу.

Кроме того, организации оказывают материальную помощь сотрудникам, в жизни которых происходят какие-либо важные события.

Такая благотворительность таит в себе немало подводных камней и может привести к судебным разбирательствам. В обзоре судебной практики — споры о материальной помощи и подарках.

Арбитражный суд Волго-Вятского округа решил, что если размер материальной помощи зависит от должности работника, то работодатель обязан облагать ее страховыми взносами, в случае превышения суммы 4 тысяч рублей за год.

Суть спора

Работники коммерческой организации получили в апреле и декабре 2015 года материальную помощь от работодателя. Деньги были выплачены всем работникам, как было сказано в приказе по организации: «в целях социальной поддержки их жизненного уровня».

Организацию проверил Пенсионный фонд на предмет правильности начисления страховых взносов. Проверяющие сочли, что работодатель необоснованно не включил сумму матпомощи в базу обложения страховыми взносами.

Специалисты ПФР отметили, что работодатель был обязан начислить взносы на все суммы, превысившие 4 тысячи рублей на одного человека. Поэтому организации доначислили взносы и выставили штраф.

Организация с такой позицией ПФР не согласилась, она указала, что спорные суммы, выплаченные всем работникам без исключения, носят социальный характер. Поскольку выплаты не связаны с трудовыми отношениями, то и оснований для начисления страховых взносов нет. Отстаивать свою позицию работодатель пошел в арбитражный суд.

Решение суда

Суды трех инстанций признали верной позицию ПФР и оставили его решение в силе. В частности, Арбитражный суд Волго-Вятского округа в своем постановлении от 10.07.

17 № А38-5424/2016 указал работодателю на отсутствие заявлений или других документов, подтверждающих, что работники действительно нуждались в материальной поддержке. То есть выплаты были сделаны исключительно по желанию самого работодателя.

Тогда как нормами части 1 статьи 9 Закона N 212-ФЗ (действовавшего на момент рассматриваемых событий), не подлежат обложению страховыми взносами суммы единовременной материальной помощи, оказываемой плательщиками страховых взносов:

  • физическим лицам в связи со стихийным бедствием или другим чрезвычайным обстоятельством в целях возмещения причиненного им материального ущерба или вреда их здоровью, а также физическим лицам, пострадавшим от террористических актов на территории РФ;
  • работнику в связи со смертью члена (членов) его семьи;
  • работникам (родителям, усыновителям, опекунам) при рождении (усыновлении (удочерении)) ребенка, выплачиваемой в течение первого года после рождения (усыновления (удочерения)), но не более 50 тысяч рублей на каждого ребенка.

Кроме того, судьи отметили, что работодатель назначил спорные выплаты в твердой сумме, но они оказались разными для всех работников. Сумма помощи зависела от должности, занимаемой работником.

А это соответствует правилам, содержащимся в Положении об оплате труда и требованиям статьи 129 Трудового кодекса РФ, которая в том числе регулирует и выплаты стимулирующего характера.

Читайте также:  В Краснодарском крае могут отложить курортный сбор

Также суд обратил внимание, что работники получили помощь по итогам первого квартала и года, поэтому выплаты явно не отвечают критериям единовременности. Таким образом матпомощь была признана судом скрытой формой премии, облагаемой страховыми взносами.

2. Договор дарения защищает от начисления страховых взносов

Если передача сотрудникам организации ценных и денежных подарков по случаю юбилея была оформлена договорами дарения, то такие выплаты работодатель не должен включать в базу начисления страховых взносов. Такое решение принял Арбитражный суд Дальневосточного округа.

Суть спора

Организация дарила своим сотрудникам на юбилейные даты ценные подарки, в том числе денежные.

Такие подарки были предусмотрены коллективным договором, но каждая передача подарков была оформлена отдельным договором дарения в письменной форме, составленным по нормам Гражданского кодекса РФ. При этом организация не начисляла на эти выплаты страховые взносы.

Проверяющие из ФСС России в ходе документальной выездной проверки сочли это нарушением. Они заявили, что такие подарки по сути являлись премией за трудовые обязанности, поскольку размер поощрения в этом случае зависел от оклада работника, его должности и трудовых результатов.

Поэтому они приравняли стоимость подарков к элементам оплаты труда и включили их в базу обложения страховыми взносами. Кроме того, организацию привлекли к ответственности в виде штрафа. Работодатель с этим не согласился и обратился в суд.

Решение суда

Решением арбитражного суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением арбитражного апелляционного суда, заявленные требования были удовлетворены частично. С выводами коллег согласился также Арбитражный суд Дальневосточного округа.

В постановлении от 31.01.17 № Ф03-6265/2016 судьи указали, что выплаты, производимые в рамках гражданско-правовых договоров, предметом которых является переход права собственности и иных вещных прав на имущество, не включаются в базу для начисления страховых взносов.

В силу статьи 572 Гражданского кодекса РФ договор дарения относится к договорам, предметом которых является переход права собственности или иных вещных прав на имущество.

А нормами статьи 182 ГК РФ определено, что подарить можно любую вещь, включая просто денежные средства.

Таким образом, если работодатель передает подарок сотруднику по договору дарения, то объекта обложения страховыми взносами не возникает. В спорной ситуации оснований для доначисления взносов ФСС суды не усмотрели, поэтому отменили штрафы.

3. Продавец обязан компенсировать стоимость неиспользованного подарочного сертификата

Продавец не имеет права присваивать себе стоимость подарочного сертификата на оказание услуги только потому, что покупатель не успел им воспользоваться. За неоказанную услугу оплата не положена. Поэтому продавец обязан вернуть покупателю всю уплаченную за подарочный сертификат сумму. Так решил Санкт-Петербургский городской суд.

Суть спора

Гражданка и торговая организация заключили договор купли-продажи на приобретение подарочного сертификата на оказание косметических услуг.

В соответствии с договором организация обязалась оказать предъявителю подарочного сертификата косметические услуги в сроки, определенные условиями приобретенного сертификата, а также гарантировать высокое качество исполнения услуг с использованием средств и приемов, не приносящих вреда здоровью.

Приобретаемый гражданкой товар включал подарочный сертификат на обслуживание в салоне в течение 40 посещений, VIP-карту, позволяющую получать скидку на все услуги, а также расходные материалы.

Одновременно с заключением договора купли-продажи был заключен договор потребительского кредита, в соответствии с условиями которого микрофинансовая организация перечислила на расчетный счет продавца подарочного сертификата 52 тысячи рублей в качестве оплаты приобретенных услуг.

Однако, еще до того, как начать использовать услуги по сертификату, гражданка обратилась к торговой организации с претензией о расторжении договора.

Для нее оказалось невозможным воспользоваться услугами салона, так как на следующий день после заключения договора и проведения пробной процедуры началось раздражение кожи.

После того как организация ей в этом отказала, гражданка подала исковое заявление в суд о расторжении договора купли-продажи, взыскании денежных средств, внесенных по договору в размере 52 тысячи рублей, а также компенсации морального вреда.

Решение суда

Суд первой инстанции выяснил, что до предъявления претензии косметические услуги, предусмотренные договором, истцу не оказывались, и товары, предусмотренные спецификацией, ответчиком не передавались. Поэтому, руководствуясь нормами статьи 782 Гражданского кодекса РФ и статьи 32 , суд пришел к выводу о том, что исковые требования подлежат удовлетворению.

В госдуму внесли законопроект об условии освобождения от ответственности за коррупцию

МОСКВА, 18 декабря. /ТАСС/. Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект о случаях, когда чиновники могут не нести ответственность за нарушение антикоррупционных запретов, ограничений и требований, допущенное по независящим от них обстоятельствам. Документ размещен в пятницу в думской электронной базе данных.

«Законопроектом предусмотрено, что физическое лицо освобождается от ответственности в случае, если несоблюдение ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, признается следствием независящих от него обстоятельств», — говорится в пояснительной записке.

Такими обстоятельствами будут признаваться «находящиеся вне контроля затронутого ими физического лица чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, которых нельзя было ожидать или избежать либо которые нельзя было преодолеть».

К ним, в частности, предлагается отнести стихийные бедствия, пожар, эпидемии, забастовки, военные действия, террористические акты, запретительные или ограничительные меры, принимаемые государственными органами, в том числе иностранными.

Ими не могут быть признаны «регулярно повторяющиеся и прогнозируемые события и явления, а также обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий физического лица, ссылающегося на наличие этих обстоятельств».

Комиссия по соблюдению требований к служебному поведению должна будет установить причинно-следственную связь между возникновением этих обстоятельств и невозможностью соблюдения антикоррупционных ограничений: только в этом случае чиновник может быть освобожден от ответственности. Устанавливается, что госслужащий должен в срок не позднее месяца со дня прекращения действия независящих от него обстоятельств вновь обеспечить соблюдение указанных ограничений, запретов и требований.

Такие поправки предлагается ввести в целый ряд профильных законов, они коснутся судей, сенаторов и депутатов Госдумы, генпрокурора РФ и прокурорских работников, сотрудников таможни, военнослужащих, лиц, замещающих государственные должности субъектов РФ, членов избиркомов с правом решающего голоса, главы и служащих Банка России, глав муниципальных образований и местных администраций, депутатов заксобраний и выборных органов местного самоуправления, государственных гражданских и муниципальных служащих. Также их действие предлагается распространить на заместителя председателя и секретаря Совета Безопасности, главу и сотрудников Следственного комитета РФ, сотрудников органов внутренних дел, на председателя, заместителя председателя и аудитора Счетной палаты, уполномоченного по защите прав предпринимателей в РФ, сотрудников федеральной противопожарной службы, послов и постоянных представителей РФ при международных организациях, финансовых уполномоченных и др.

Предыстория

В январе 2019 года на портале проектов нормативных актов было размещено уведомление о разработке Минюстом РФ подобного документа.

В пресс-службе министерства сообщали, что готовящийся законопроект о том, когда несоблюдение антикоррупционных запретов, ограничений и требований не является правонарушением, обозначит случаи, когда чиновники в силу объективных обстоятельств не могут исполнить эти ограничения.

Там подчеркнули, что этот законопроект готовится в соответствии с поручением, прописанным в Национальном плане противодействия коррупции на 2018-2020 годы, утвержденном указом президента РФ.

На тот момент министр юстиции России Александр Коновалов в ходе правчаса в Совфеде в феврале того же года опроверг слухи о попытке ослабить законодательство о коррупции, подчеркнув, что «никто и никогда не говорил и не собирается говорить о том, что есть какие-то обстоятельства, исключающие или извиняющие коррупцию как таковую, то есть получение взяток, злоупотребление служебными полномочиями, превышение должностных полномочий, должностные подлоги и так далее». Он заявлял, что речь идет «о технических элементах, в частности моментах, когда невозможно исполнить те или иные требования».

Материальная помощь: налогообложение и страховые взносы

Кто же может получить материальную помощь на работе? Давать материальную помощь или не давать — это право работодателя. Материальная помощь может также выплачиваться выборочно. В течение календарного года сотрудник обладает необлагаемым лимитом матпомощи в 4000 рублей на различные цели. Лимит в 4000 рублей не зависит от того, в какой связи были выписаны деньги. Это может быть:

  • свадьба;
  • день рождения;
  • материальная помощь к юбилею (налогообложение 2020);
  • приобретения;
  • лечение и пр.

Налогообложение материальной помощи в 2020 году и страховые взносы с нее различаются в зависимости от того, превышают ли выплаты 4000 руб.

Исключение составляют только:

  • смерть сотрудника или его родственника;
  • рождение ребенка;
  • стихийные бедствия и террористические акты.

Когда подчиненный становится родителем, ему можно выплатить до 50 000 рублей без расчета страховых взносов. Матпомощь в связи со смертью члена семьи, возмещение ущерба из-за травмы, теракта, ЧП или аварии не включаются в базу для расчета страховых взносов и НДФЛ. Таким образом, налоги на материальную помощь и предельная сумма в 2020 году пока остаются неизменными.

Учтите, что единовременной материальной помощью считается выплата на определенные цели, начисленная не более одного раза в год по одному основанию, то есть по одному приказу (Письмо ФНС России № АС-4-3/13508). Как человек получит деньги — сразу всей суммой или частями в течение года — значения не имеет (Письмо Минфина России № 03-04-05/6-1006).

Материальная помощь: налогообложение 2020, страховые взносы

Облагается ли материальная помощь страховыми взносами в 2020 году? Так как материальная помощь не относится к доходам, связанным с выполнением сотрудником своих трудовых обязанностей, то и взносами облагаться она не может. Однако это положение имеет ряд ограничений.

Читайте также:  Организация бухгалтерского учета расчетных операций

То есть руководитель не может выплачивать своим работникам любую сумму в качестве матпомощи. С 2017 года вопросы, касающиеся сборов на страхование работников, разъясняются в главе 34 НК РФ. Ситуации, когда не надо платить, содержатся в ст. 422 кодекса.

Не исчисляются суммы с единовременной материальной помощи, выплаченной при следующих обстоятельствах:

  • работник получил деньги на возмещение ущерба от стихийного бедствия или чрезвычайного происшествия;
  • пострадавшему в теракте на территории РФ компенсирован вред здоровью;
  • работодатель помог деньгами в случае смерти члена его семьи;
  • сумма до 50 000 рублей выплачена как поддержка при рождении ребенка. На нее имеет право не только каждый из родителей, но и усыновитель, и опекун;
  • сумма материальной помощи не превышает 4000 рублей в течение года.

Напоминаем, что 4000 руб. — это матпомощь, не облагаемая налогами (2020). Если выплаты больше, они облагаются страховыми взносами. При этом цели могут быть разные, к примеру, на частичную компенсацию расходов на дополнительное образование, на покрытие затрат при приобретении медикаментов, к отпуску.

Отметим, что перечисленные ситуации касаются всех существующих видов обязательного страхования: пенсионного, медицинского, социального, а также травматизма. Кроме того, они распространяются на помощь как в натуральной, так и в денежной форме. Итак, на материальную помощь 4000 руб.

(налогообложение 2020) страховые взносы не начисляются

Материальная помощь до 4000 (налогообложение 2020)

Рассмотрим налогообложение материальной помощи в 2020 году сотруднику. Облагается ли материальная помощь НДФЛ (2020 год)? Об удержании НДФЛ указано в главе 23 НК РФ, а в статье 217 НК РФ уточняется, материальная помощь облагается ли НДФЛ.

При внимательном ознакомлении с этой статьей станет понятно, что налог на доход физлиц не удерживается в тех же самых случаях, когда не берут страховые взносы. Речь идет о выплате денег при рождении ребенка или смерти члена семьи, суммах до 4000 рублей (для любых целей).

При этом надо помнить, что в справке 2-НДФЛ будут каждый раз разные коды доходов и коды вычетов — в зависимости от вида оказываемой матпомощи и налогообложения либо взимания страховых взносов (Приказ ФНС России от 10.09.2015 № ММВ-7-11/[email protected]).

Вот еще несколько интересных моментов:

Верховный Суд разъяснил, как определять размер компенсации госслужащему при сокращении

Верховный Суд направил на новое рассмотрение трудовой спор о выплате компенсации сокращенной сотруднице ИФНС, указав нижестоящим судам на то, что следует учитывать при определении ее размера в случае увольнения госслужащего.

Татьяна Воробьева с октября 1993 г. по апрель 2017 г. занимала различные должности государственной гражданской службы в налоговой инспекции по г. Мончегорску Мурманской области. Соответствующее подразделение было присоединено к межрайонной инспекции Мурманской области, поэтому сотрудница была уволена в связи с сокращением.

При увольнении Татьяна Воробьева получила компенсацию в размере своего шестимесячного денежного содержания.

При расчете инспекция руководствовалась Правилами исчисления денежного содержания федеральных государственных гражданских служащих, утвержденными Постановлением Правительства от 6 сентября 2007 г. № 562.

В соответствии с этим актом были учтены ее оклад, дополнительные выплаты, материальная помощь и единовременная выплата к отпуску, а также премии.

Она обратилась к работодателю с просьбой пересчитать компенсацию. В своем заявлении она указала, что инспекция не учла выплаченные Воробьевой средства материального стимулирования и полученные перед увольнением премии. По мнению работника, это привело к занижению размера ее месячного содержания и, как следствие, к неверному определению суммы компенсации.

Межрайонная ИФНС пояснила, что в данном случае действительно не были учтены материальное стимулирование и единовременное поощрение, выплаченные за счет дополнительных лимитов бюджетных обязательств на материальное стимулирование госслужащих сверх установленного фонда оплаты труда. Данные выплаты, по мнению работодателя, не учитываются при определении соответствующей компенсации, поскольку не включены в п. 2 Правил исчисления денежного содержания федеральных государственных гражданских служащих. Относительно премий инспекция указала, что они были учтены.

Полагая, что премии, начисленные ей в течение 12 месяцев перед увольнением, учтены не полностью, а также что суммы материального стимулирования тоже подлежали учету, Татьяна Воробьева обратилась в суд.

Оленегорский городской суд Мурманской области отказал работнику в удовлетворении ее исковых требований.

Разрешая спор, первая инстанция исходила из того, что средства материального стимулирования государственных гражданских служащих не входят в состав их денежного содержания, не являются гарантированной выплатой обязательного характера, выплачиваются в пределах лимитов бюджета ФНС. Суд пришел к выводу, что эти денежные средства не подлежат учету при определении денежного содержания Воробьевой для исчисления компенсаций при увольнении.

Апелляция поддержала вывод первой инстанции. Оленегорский городской суд сослался на то, что письмо Минфина от 15 июля 2014 г. № 14-04-05/34482, касающееся дополнительного материального стимулирования на основании Постановления Правительства от 27 марта 2014 г.

№ 238-7, не отменяет действие приказа Минфина от 17 октября 2007 г. № 90н, которым утвержден порядок осуществления материального стимулирования госслужащих ФНС.

Последним актом определено, что материальное стимулирование не входит в состав денежного содержания гражданского служащего.

Не согласившись с решениями, Татьяна Воробьева обратилась за защитой своих прав с кассационной жалобой в Верховный Суд, который, рассмотрев дело, вынес Определение № 34-КГ19-4 от 22 июля 2019 г. ВС указал, что суды первой и апелляционной инстанций неправильно применили правовые нормы, регулирующие спорные правоотношения.

Как указал Суд, фонд оплаты труда госслужащего формируется за счет средств, указанных в ч. 2 и 3 ст. 51 Закона о государственной гражданской службе, куда входят и иные выплаты, предусмотренные другими нормативными актами.

Материальное стимулирование гражданских служащих, по мнению ВС, относится к указанным выплатам.

Исходя из этого, нижестоящим судам необходимо было определить правовую природу произведенных работнику в течение 12 месяцев перед увольнением выплат в виде материального стимулирования и единовременного поощрения.

Верховный Суд обратил внимание на тот факт, что материальное стимулирование Воробьевой было выплачено ей на основании указа Президента от 7 мая 2012 г.

№ 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» и принятых в соответствии с ним постановлений Правительства, которыми предусматривались объемы бюджетных ассигнований сверх фонда оплаты труда на дополнительное материальное стимулирование гражданских служащих.

ВС подчеркнул: указанные акты должны были быть изучены судами в целях определения правовой природы полученных Воробьевой выплат в виде материального стимулирования и единовременного поощрения.

Первой инстанции и апелляции следовало определить, являются ли указанные выплаты теми, за счет которых формируется фонд оплаты труда гражданских служащих.

Однако суды не просили истицу предоставить акты, послужившие основанием для выделения соответствующих бюджетных ассигнований, на которые она ссылалась в обоснование своей позиции.

Нижестоящие суды исходили из того, что разъяснения, содержащиеся в письме Минфина от 15 июля 2014 г., не подлежат применению в данном деле.

Однако ВС напомнил, что именно на Минфин возложены функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере бюджетной деятельности, поэтому при разрешении исковых требований Воробьевой необходимо было принять во внимание его позицию.

Также высшая инстанция опровергла довод о том, что письмо от 15 июля 2014 г. не подлежало применению, поскольку противоречило приказу Минфина № 90н.

Противоречие, по мнению первых двух инстанций, заключалось в том, что письмо указывает на необходимость учета суммы материального стимулирования за счет бюджетных ассигнований при исчислении денежного содержания гражданских служащих.

Приказ же, напротив, устанавливает, что материальное стимулирование не входит в состав соответствующего денежного содержания, пояснил ВС.

Кроме того, Верховный Суд разъяснил, что приказ Минфина касается материального стимулирования, которое производилось на основании Постановления Правительства от 25 сентября 2007 г. № 611 за счет средств, направленных на обеспечение деятельности ряда госорганов в 2007–2010 гг.

, и не входило в состав денежного содержания гражданского служащего. В свою очередь письмо Минфина касается дополнительного материального стимулирования гражданских служащих на основании Указа Президента от 7 мая 2012 г. № 601.

Данные средства имеют, по мнению ВС, иную правовую природу, так как соответствующие выплаты производятся за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета государственным органам сверх фонда оплаты труда и выплачиваются государственным гражданским служащим в зависимости от достижения показателей результативности служебной деятельности. Поэтому положения Порядка осуществления материального стимулирования госслужащих ФНС в этом случае не подлежат применению.

С учетом этого ВС отменил акты нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение.

По мнению адвоката АП г. Москвы Василия Ваюкина, нижестоящие суды при разрешении спора применили буквальный подход, тогда как ВС разъяснил, что раз денежные средства выплачивались систематически и являлись вознаграждением за труд, то их следовало учесть при расчете компенсаций.

«Суд указал, что денежные средства выплачивались систематически и являлись вознаграждением за труд, поэтому их следовало учесть при расчете компенсаций», – отметил адвокат АП г. Москвы Василий Ваюкин.

Адвокат также привел аналогичные примеры из практики, сославшись на Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС от 3 июня 2019 г. № 34-КГ19-1 и апелляционное определение Красноярского краевого суда от 27 марта 2019 г.

Читайте также:  Налоговики рассказали, чем грозит ошибка в системе налогообложения в чеке

по делу № 33-4449/2019.

Партнер юридической компании Law&CommerceOffer Виктория Соловьёва согласилась, что позиция ВС соответствует сложившейся практике. «Верховный Суд неоднократно указывал на ошибки нижестоящих судов, которые не определяли правовую природу выплат материального стимулирования», – сообщила она, сославшись на определение от 28 августа 2017 г. № 2-КГ17-13).

«На формирование фонда оплаты труда государственных служащих влияют разные факторы, в том числе источник и цель финансирования. Поэтому, безусловно, должны учитываться природа и цель дополнительных выплат», – подвела итог Виктория Соловьёва.

Адвокат и партнер МКА «Яковлев и Партнеры» Вероника Сальникова в комментарии «АГ» отметила, что Верховный Суд не только указал на обстоятельства, в которых не разобрались нижестоящие суды, но и пошел еще дальше, разъяснив, как формируется фонд оплаты труда государственных служащих за счет бюджетных ассигнований, а также какими нормативными документами следовало руководствоваться судам.

Верховный суд: долги за ЖКХ не повод отменять льготы

Верховный суд РФ вступился за права социально незащищенных категорий граждан на получение льгот по оплате коммунальных услуг и взносов за капремонт: суд рассмотрел спор инвалида II группы с чиновниками Смоленской области, которые из-за долга всего в 825 рублей лишили ее дотации.

ВС подчеркнул, что программа помощи определенным категориям граждан является федеральной, поэтому местные законы по ограничению в выплате компенсаций не являются главными.

Высшая инстанция также призвала суды более человечно относиться к жильцам, имеющим долги за ЖКХ, и изучать причины, по которым они не платят по счетам. Сама по себе задолженность не может являться основанием для лишения гражданина социальной поддержки, указывает ВС РФ.

Суть дела

Жительнице Смоленской области предоставлялась мера социальной поддержки в виде компенсации расходов на оплату жилых помещений и коммунальных услуг и частично — на капитальный ремонт.

Женщина исправно оплачивала все счета, но отказывалась вносить плату за четыре месяца на капитальный ремонт по принципиальным соображениям.

Из-за этой задолженности местные власти вовсе лишили инвалида II группы компенсации.

Заявительница сочла эти решения незаконными, но поддержки в Ярцевском городском суде, а позднее и в Смоленском областном суде она не нашла.

Отказывая истице в удовлетворении иска, суд в том числе сослался на региональный закон о мерах социальной поддержки инвалидов, согласно которому задолженность по оплате ЖКХ уже за два месяца является основанием для прекращения выплаты льготы. У истицы же была пропущена оплата за четыре месяца, значит, чиновники лишили ее компенсаций правомерно, посчитал суд.

  • Он также указал, что раз гражданин не выполняет своих платежных обязательств, то у него отсутствуют соответствующие расходы, значит и компенсировать ему нечего.
  • Позиция ВС
  • Верховный суд подчеркнул, что право определённых категорий граждан, в том числе инвалидов, на получение мер социальной поддержки в форме компенсации расходов, на оплату жилого помещения и коммунальных услуг установлено не региональными властями, а федеральными законами.
  • Порядок и условия компенсации расходов имеют целевое назначение — уменьшение фактических затрат граждан, в данном случае инвалидов, по оплате жилого помещения.
  • По общему правилу меры социальной поддержки в форме компенсации расходов на оплату ЖКХ предоставляются при отсутствии задолженности по оплате жилого помещения, коммунальных услуг, по уплате взносов на капитальный ремонт, а наличие долгов может являться основанием для приостановления или прекращения предоставления льготы, признает ВС РФ.
  • Однако, как указано в пункте 47 постановления пленума Верховного суда от 27 июня 2017 года No 22, само по себе наличие задолженности по оплате жилого помещения и коммунальных услуг не может служить безусловным основанием для отказа в предоставлении мер социальной поддержки.

«Суду при разрешении споров, связанных с предоставлением мер социальной поддержки по оплате жилого помещения и коммунальных услуг, необходимо выяснять причины образования этой задолженности, период её образования, а также какие меры предприняты гражданином по погашению задолженности. Эти обстоятельства должны быть отражены в судебном решении», — говорится в постановлении.

ВС отмечает, что при наличии уважительных причин отсутствия оплаты ЖКХ в предоставлении мер социальной поддержки не может быть отказано.

К таким причинам могут быть отнесены невыплата заработной платы в срок, тяжёлое материальное положение жильца и дееспособных членов его семьи в связи с утратой ими работы и невозможностью трудоустройства, болезнь, нахождение на стационарном лечении собственника или членов его семьи, наличие в составе семьи инвалидов, несовершеннолетних детей и др., поясняет ВС.

Нормами смоленского законодательства установлен перечень оснований для приостановления и прекращения выплаты компенсаций, к которым относится и наличие долгов по оплате коммунальных услуг в течение двух месяцев, а также отсутствие мер по погашению задолженности в течение месяца после приостановки перечисления средств. Если же собственник перестал платить за ЖКХ по уважительным причинам, то выплата компенсации возобновляется.

Однако приведённый в местном законе перечень уважительных причин исчерпывающим не является, указывает ВС РФ.

Между тем судебные инстанции, решавшие спор по иску инвалида II группы, не учли взаимосвязь регионального и федерального законодательства, которые касаются этого вопроса.

Выводы судебных инстанций сделаны без учёта фактических обстоятельств дела и выяснения причин образования задолженности. Суды даже не стали устанавливать достоверный период образования долга, удивилась высшая инстанция.

Из материалов дела следует, что в течение более полутора лет инвалид оплачивала коммунальные услуги в полном объёме. Женщина столкнулась с трудностями лишь при оплате взносов за капитальный ремонт: региональный оператор составил договор таким образом, что из него вытекала обязанность оплатить эти взносы за уже прошедшие четыре месяца.

Жительница с таким подходом не согласилась и заключать договор не стала, а компании отправила претензию, на которую та так и не ответила. Но при получении первой же квитанции взносы на капремонт заявительница перечислила.

А по оплате предшествующего до рассылки квитанций периода между жительницей и региональным оператором до сих пор имеется судебный спор.

  1. То есть задолженность в 825 рублей у жительницы образовалась по уважительным причинам, к тому же суду следовало учесть состояние здоровья истицы и тот факт, что впоследствии она регулярно и вовремя вносила оплату, отмечает ВС.
  2. Таким образом, у департамента Смоленской области по социальному развитию отсутствовали правовые основания для отказа инвалиду в предоставлении компенсации расходов на оплату жилых помещений, коммунальных услуг, уплату взноса на капитальный ремонт,отмечает ВС РФ.
  3. Высшая инстанция сочла возможным не только отменить все состоявшиеся по делу решения, но и принять новое: об удовлетворении исковых требований, о признании незаконными действий Департамента Смоленской области по социальному развитию и о возложении на чиновников обязанности возобновить выплату инвалиду II группы, включая период, на который ее необоснованно лишили льготы.
  4. Неформальный подход

«Я поддерживаю позицию ВС РФ. Считаю её оптимальной и правильной в ситуации, которая разбиралась. Законодательство не терпит формального подхода к разрешению спорных ситуаций, ведь за этими ситуациями стоят люди, их реальные беды и реальные ситуации», — отмечает член Ассоциации юристов России Александр Самарин.

  • На его взгляд, суды нижестоящих инстанций не стали вникать в саму суть проблемы и не устанавливали причину неоплаты, хотя ВС РФ указывал неоднократно на то, что такой подход недопустим.
  • Он напомнил пункт постановления Пленума Верховного суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 «О судебном решении», в котором ВС указывает, что решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
  • Как видно из определения Верховного суда РФ, суды нижестоящих инстанций неполно рассмотрели дело, что, в свою очередь, привело к нарушению прав получателя субсидии.

«И такое, к сожалению, не редкость. Вызвано это как загруженностью суда, так и формальным подходом к рассмотрению споров.

Данное определение полезно в первую очередь получателями субсидий на оплату ЖКХ, капитального ремонта.

Теперь при наличии уважительных причин, по которым образовалась задолженность за жилищно-коммунальные услуги или капитальный ремонт, в суде можно ссылаться на данное определение для того, чтобы напомнить суду, что нужно не просто учесть наличие задолженности, но и выяснить почему задолженность за ЖКУ образовалась.

  1. В перспективе это поможет получателям субсидии отстоять своё право на получение компенсации за ЖКУ и не допустить формального рассмотрения своего спора с органом, выплачивающим данную субсидию», — подчеркивает Самарин.
  2. Кроме того, на его взгляд, по мере накопления судебной практики, увеличения оспаривания отказов в выплате субсидии, возможно уже на этапе решения социальными органами наличия оснований для выплаты субсидий, чиновники будут самостоятельно учитывать причину возникновения задолженности, что приведет к уменьшению нагрузки на суды за счет снижения числа споров.
  3. Также, возможно, последуют изменения в региональном законодательстве с целью определения какие случаи являются уважительными в качестве основания образования долгов за ЖКУ и в методике определения уважительности причин неоплаты за ЖКУ, выразил надежду член АЮР.
  4. Алиса Фокс

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *