Обвинить в необоснованной выгоде могут не только налоговики, но и соцстрах

4 сентября 2017

Обвинить в необоснованной выгоде могут не только налоговики, но и соцстрах

Но не в том смысле, что налоговики ослабили контроль. Как раз наоборот. Просто, судя по последним документам, ФНС не мыслит необоснованной налоговой выгоды без умысла на ее получение. И готовится массированно доказывать свою позицию в судах.

Статья 122 НК РФ предусматривает два варианта штрафных санкций за неуплату или неполную уплату налога (если только речь не идет о взаимозависимых или контролируемых иностранных компаниях). Пункт 1 — штраф в 20 % от суммы неуплаченного налога. Пункт 3 — те же самые деяния, но совершенные умышленно. Штраф — уже 40 %.

Так вот, не так давно руководство ФНС поставило перед своими сотрудниками задачу прикладывать максимум усилий для доказывания умысла на уклонение от уплаты налогов. Так что тщательно изучать контрагентов теперь важно вдвойне, потому что последствия ошибки станут тяжелее.

Но обо всем по порядку.

Пределы поставлены

19 августа 2017 года вступил в силу Федеральный закон № 163-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации». В соответствии с ним в части первой НК появилась новая статья 54.1 — «Пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов».

Новая статья гласит, что «не допускается уменьшение налогоплательщиком налоговой базы и (или) суммы подлежащего уплате налога в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни (совокупности таких фактов), об объектах налогообложения, подлежащих отражению в налоговом и (или) бухгалтерском учете либо налоговой отчетности». Это же положение распространяется и на сборы со страховыми взносами.

В преддверии вступления закона в силу ФНС выпустила посвященное ему письмо от 16.08.2017 № СА-4-7/16152@ (далее — письмо № СА-4-7/16152@).

И в нем говорится, что «при доказывании фактов неисполнения обязанности по уплате налогов или необоснованного получения права на их возмещение необходимо обеспечить получение доказательств, свидетельствующих об умышленном участии проверяемого налогоплательщика в целенаправленном создании условий, направленных исключительно на получение налоговой выгоды». То есть ФНС четко ассоциирует применение статьи 54.1 с умышленным уклонением от налогов (и штрафом в 40 % от суммы налога).

В письме № СА-4-7/16152@ конкретизируются критерии умышленности. Это, в частности:

  • «юридическая, экономическая и иная подконтрольность спорных контрагентов проверяемому налогоплательщику»;
  • «транзитные операции между взаимозависимыми или аффилированными участниками взаимосвязанных хозяйственных операций, в том числе через посредников, с использованием особых форм расчетов и сроков платежей»;
  • обстоятельства, свидетельствующие о «согласовании действий участников хозяйственной деятельности и т. п».

Правда, в этом же письме подчеркивается, что налогоплательщик отвечает только за первое звено в цепочке контрагентов (линия, установленная более ранним письмом ФНС от 23.03.2017 № ЕД-5-9/547@).

Кстати, согласно той же статье 54.1 НК, уменьшить налог можно только в том случае, если «обязательство по сделке исполнено лицом, являющимся стороной договора, и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону».

То есть теперь налоговики будут с особой тщательностью проверять, исполнил ли сделку именно тот субъект, который заключил договор.

И налогоплательщикам теперь, видимо, придется с удвоенной силой следить за тем, чтобы фактические исполнители состояли в штате контрагента, а используемые ими средства труда числились на его балансе.

В письме ФНС № СА-4-7/16152@ указывается, что налоговый орган «не определяет расчетным путем объема прав и обязанностей налогоплательщика, допустившего искажение действительного экономического смысла финансово-хозяйственной операции».

То есть в случае формального установления налоговым органом несоответствия хотя бы одному из двух обстоятельств, указанных в пункте 2 статьи 54.

1 НК РФ и приведенных выше, в праве на учет расходов, а также вычет по НДС будет отказано в полном объеме.

Рекомендации СК и ФНС

Абсолютно в этом же русле написано и более раннее письмо ФНС России от 13 июля 2017 г. № ЕД-4-2/13650@, получившее известность под названием «Совместные рекомендации ФНС и Следственного комитета по выявлению умысла на неуплату налогов».

Задача ставится та же — подвести проверяемые юрлица или ИП под применение пункта 3 статьи 122 НК РФ (умысел).

Инспекторам рекомендуется «более продуманно подходить к оформлению актов налоговой проверки и решений о привлечении к налоговой ответственности, акцентируя внимание на том, что правонарушение «совершено в результате целенаправленных, осознанных действий налогоплательщика».

Более того, им прямо предлагается ориентироваться на «стиль изложения, принятый при составлении обвинительных заключений в рамках уголовного процесса» — для того, чтобы акты налоговой проверки впоследствии обретали «уголовно-правовую перспективу» (то есть направлялись в следственные органы для решения вопроса о возбуждении уголовного дела).

Статистика показывает, что прежняя методология редко позволяла налоговикам доказывать умысел.

Лишь каждое пятидесятое из судебных дел по статье 122 НК РФ содержало в себе упоминание пункта 3 — да и то суды довольно часто признавали решение налогового органа в этой части недействительным.

В рекомендациях констатируется, что причиной этого были ошибки в работе самих налоговых инспекторов, не прилагавших усилий к доказыванию умысла.

Так вот, об умысле, по мнению ФНС России и СК России, могут свидетельствовать следующие обстоятельства:

  • согласованность действий группы лиц, нацеленная на минимизацию налоговых обязательств и обналичивание денежных средств, доказанная фиктивность конкретных хозяйственных операций компании;
  • доказанные факты подконтрольности фирмы-однодневки;
  • имитация налогоплательщиком хозяйственных связей с фирмами-однодневками;
  • сложный и запутанный, продолжающийся во времени, повторяющийся характер действий налогоплательщика в рамках налоговой схемы, исключающий их совершение в рамках обычной деятельности или по неосторожности;
  • прямые улики противоправной деятельности: наличие «черной бухгалтерии», обнаружение печатей и документации фирм-однодневок на территории (в помещении) проверяемого налогоплательщика и др.

Ступенчатая методика

Выявлению взаимозависимости налогоплательщиков ФНС уделяет особое внимание. Группа взаимозависимых лиц — это уже раздел V.

1 НК РФ, и в этом случае налоговые последствия по сделкам рассчитываются исходя из рыночных, а не фактических сумм доходов и прибыли.

То есть налоговики принудительно корректируют показатели, представленные в налоговой отчетности, приводя их к среднерыночным и доначисляя налоги.

Внутренние рекомендации ФНС содержат советы обращать пристальное внимание на физических лиц — владельцев и директоров компаний, выясняя, в каких еще организациях те числятся совладельцами (в любой доле) или директорами. Должны быть учтены сведения об учредителях, исполнительном органе, совете директоров за все время существования компании, начиная с момента регистрации.

Схему группы рекомендуется строить в графическом виде. То есть, по сути дела, речь идет о чем-то вроде инструмента «Связи» в Контур.Фокусе.

Конечно, у ФНС возможностей получения информации больше, поэтому ее графическая схема группы будет сопровождаться еще и указанием на источники получения дохода рассматриваемых физлиц, их имущество, состав семей (включая сведения о доходах и расходах членов семьи).

После того как связи группы установлены, налоговикам предписано выявить внутри нее схемы движения денежных потоков, и здесь, естественно, для анализа подключают банки.

На днях как раз заработал механизм обмена данными о ненадежных клиентах: коммерческие банки отслеживают сомнительные операции, указанные в Методических рекомендациях ЦБ РФ от 21.07.2017 № 18-МР, передают их в Росфинмониторинг, тот — в ЦБ, а ЦБ, в свою очередь, уже рассылает их по всей банковской системе.

Кроме банков, к анализу предписано подключать информацию из других ИФНС (в зависимости от места регистрации участников группы), а также некую не названную конкретно информацию из внешних источников.

В ходе финансового анализа предписано особое внимание уделять операциям с заемными средствами внутри группы — на предмет доказывания их возможной экономической неоправданности и, соответственно, отказа в признании расходов.

На финансовый анализ накладывается сопоставление кодов ОКВЭД всех участников группы, сопоставление их бухгалтерской и налоговой отчетности. Таким способом налоговики пытаются выявить технологические особенности бизнеса.

Перед ними поставлена четкая задача — распознать и пресечь минимизацию налоговых обязательств, когда функциональные части бизнеса передаются отдельным лицам группы, каждое из которых применяет специальный режим налогообложения.

Дело «Мастер-Инструмента»

Надо подчеркнуть, что в плане выявления взаимозависимых лиц налоговики настроены бескомпромиссно, и судебная система — на их стороне. Ярким примером служит дело компании «Мастер-Инструмент», дошедшее недавно до Конституционного суда РФ.

История такова. В 2005 году руководитель ООО «Мастер-Инструмент» (он же и единственный его участник), его супруга и его мать заключили договор о координации хозяйственной деятельности. Позже в него вступили другие участники — юридические лица, а также индивидуальные предприниматели, применявшие специальные налоговые режимы.

В рекламной информации участники договора использовали наименование «Мастер-Инструмент», они поддерживали общий фирменный стиль и нанимали работников, которые также были заняты в деятельности других участников этого договора.

Между собой они годами совершали сделки, связанные с хозяйственной деятельностью, которую вел каждый из них.

В 2014 году Управление ФНС по Волгоградской области оценило их совместную работу как искусственное дробление бизнеса и доначислило ООО «Мастер-Инструмент» налоги в том объеме, в каком оно должно было бы их уплатить, если бы аффилированные с ним налогоплательщики не принимали участия в предпринимательской деятельности. Помимо этого, ООО привлекли к налоговой ответственности за неуплату налогов в требуемом размере.

Суды всех инстанций оставили это решение в силе.

В 2016 году ООО «Мастер-Инструмент» было признано банкротом.

В 2017 году его учредитель привлечен в качестве обвиняемого по пункту «б» части 2 статьи 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере).

4 июля 2017 года Конституционный суд РФ отказал ему в рассмотрении его жалобы на неконституционность формулировок отдельных статей НК РФ, тем самым фактически подтвердив законность привлечения руководителя ООО «Мастер-Инструмент» к ответственности.

Выводы

Контроль за схемами с использованием фирм-однодневок и дроблением бизнеса вполне проработан ФНС уже сегодня, и доводы налоговиков уже не раз находили понимание в судах.

То есть переключиться на массовое доказывание умысла (с соответствующими повышенными санкциями) им не составит труда.

Дело техники, что называется: немного отредактировать акты налоговых проверок и решения о привлечении к налоговой ответственности.

И сегодня особенно важно предугадать повышенный интерес налоговиков к своему контрагенту. А для этого нужно активно пользоваться хотя бы тем ограниченным набором инструментов для анализа, который на данный момент доступен каждому. Как, например, Контур.Фокус, доступный обычным пользователям.

Как доказать свою добросовестность, если ИФНС посчитала контрагента однодневкой | Контур.НДС+

Что делать, если налоговая инспекция подозревает вашего контрагента в недобросовестности? Например, его могут посчитать однодневкой из-за отсутствия активов и персонала, регистрации по массовому адресу и транзита денежных средств через его счета. Сделки, которые компания проводила с таким контрагентом, могут посчитать нереальными, а ее саму обвинить в получении необоснованной налоговой выгоды. Результатом станут доначисления, пени и штрафы.

Если это произошло, и ваш бизнес пострадал из-за ненадежного контрагента, есть возможность отстоять свою правоту в суде. В этой статье рассмотрим, с помощью каких доводов и документов налогоплательщикам в последнее время удавалось убедить суд в том, что сделки с подозрительными партнерами носили реальный характер.

Больше документов, хороших и разных

Когда речь идет о реальности сделки и добросовестности контрагента, целесообразно представить суду как можно больше различных документов, подтверждающих это.

В ход могут пойти счета-фактуры, договоры и прочие документы, подтверждающие взаимоотношения спорного контрагента с его другими партнерами по бизнесу.

Читайте также:  Какой размер суточных, не облагаемых НДФЛ в 2019 г.?

Именно такой подход выбрала компания из Северо-Кавказского ФО, пытаясь доказать, что сделка на самом деле была проведена. Помимо обычных документов, которые подтверждали отношения между ним и ненадежным (по мнению ИФНС) контрагентом — договоров, счетов-фактур, товарных накладных — в суд были представлены бумаги, подтверждающие перевозку товара:

  • счет на оплату услуг перевозчика;
  • акт оказанных услуг;
  • счет-фактура;
  • распечатки из 1С рекламации по поводу брака;
  • фотографии бракованного товара и другое.

В данном случае суд также  расценил, что компания проявила должную степень осмотрительности — это подтверждалось отчетом о предварительной проверке поставщика на основе различных ресурсов Налоговой службы. В итоге суд посчитал, что компания и спорный контрагент провели реальные сделки, поскольку ИФНС не доказала обратного (постановление АС Северо-Кавказского округа от 20.03.2018 года по делу №А53-25393/201).

Похожий подход применила компания из Москвы, однако она пошла еще дальше. К суду были приобщены сведения в виде ведомостей, в которых налогоплательщик отразил покупку строительных материалов у разных поставщиков.

Среди них был и тот, относительно добросовестности которого у налоговой инспекции возникло сомнение.

К таблице были приложены первичные документы — договоры, счета-фактуры, акты, справки, накладные и прочие, которые подтверждали содержащиеся в ведомости сведения.

Тем самым налогоплательщик продемонстрировал суду, что приобретал строительные материалы как у спорного контрагента, так и у множества других. И эти материалы использовались в строительных работах, которые компания осуществляла для заказчиков (постановление АС Московского округа от 16.02.2018 года по делу №А40-249120/2016).

Итак, не стоит останавливаться на стандартном наборе документов, пытаясь доказать реальность сделки или другие обстоятельства, из-за которых ИФНС начисляет налоги и штрафы. Тем более что судебная практика показывает — сами налоговики, пытаясь доказать свою правоту, привлекают всевозможные доказательства.

Например, доказывая нереальность факта перевозки товара, они могут предоставить сведения от оператора мобильной связи о том, что аппарат водителя не покидал домашнего региона, а также данные с видеокамер наружного наблюдения и из журналов пропуска о том, что он на территорию покупателя не въезжал.

Доказательства реальности поставщика

Если ИФНС настаивает на том, что контрагент существует лишь на бумаге, нужно убедить суд в обратном. В качестве доводов можно привести показания других его партнеров по бизнесу. Естественно, это не отменяет необходимости представить все документы, в том числе и такие, о которых сказано выше.

Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-260/18 от 19.03.2018 года по делу № А76-32147/2016. В этом споре налогоплательщику удалось доказать, что он произвел налоговый вычет обосновано. Подтверждая реальное существование и ведение деятельности спорными контрагентами, налогоплательщик указал следующие:

  • все сделки были отражены в налоговом и бухгалтерском учете;
  • товары, которые закуплены у спорных поставщиков, были использованы в хозяйственной деятельности компании;
  • сами эти контрагенты ведут реальную деятельность, о чем говорят заключенные ими договоры на транспортировку топлива, их исполнение и оплата;
  • ИП, с которыми указанные в предыдущем пункте договоры были заключены, подтвердили то, что осуществляли перевозку топлива.

Налоговая же настаивал на том, что спорными контрагентами руководили номинальные лица, а суммы НДС в сделках с ними не отражались в счетах-фактурах. Кроме того, документы от этих компаний были подписаны неустановленными лицами, а сами компании не находились по адресам регистрации.

По мнению арбитров, представители ИФНС не смогли убедительно доказать свои предположения, как и того, что компания и контрагент действовали в сговоре и осуществляли номинальные сделки, имея целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Другой пример — постановление АС Северо-Западного округа от 08.02.2018 года по делу № А13-12372/2016. В этом деле компания заключила договор с перевозчиком через посредников.

Это стало причиной внимания со стороны ИФНС — проверяющие посчитали посредников звеном номинальным. Исход дела решил предприниматель, который в итоге осуществлял перевозку в интересах налогоплательщика.

Он рассказал о подробностях сделки и убедил суд в том, что посредники не были номиналами.

Чтобы подтвердить реальность деятельности контрагента, можно использовать самую разную информацию. Например, сведения из интернета и СМИ. Помимо сайта организации, можно использовать отраслевые и региональные ресурсы, каталоги, справочники и так далее. Хорошим подспорьем станут отзывы покупателей или клиентов, особенно если они оставлены в разные годы.

Учет ранее вынесенных решений суда

В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 13.02.2018 года по делу № А53-32464/2016 в качестве доказательства надежности контрагента выступило другое судебное решение. Проверяя налогоплательщика, ИФНС углядела в его сделках связи с однодневками.

Однако сгоряча к разряду таковых проверяющие отнесли вполне добропорядочных партнеров организации. Подтверждая их надежность, компания представила доказательства своего долгосрочного с ними сотрудничества.

Кроме того, их добросовестность ранее уже была подтверждена судом в других разбирательствах.

Похожая ситуация сложилась и в другом деле, в отношении которого вынесено постановление АС Поволжского округа №Ф06-30805/2018 от 03.04.2018 года по делу №А12-17016/2017.

Обвинить в необоснованной выгоде могут не только налоговики, но и соцстрах

Доказательство реальной потребности в товарах и услугах

Иногда налогоплательщики придерживаются такой тактики: доказывают, что сделка была, поскольку закупленные товары были ей нужны для осуществления деятельности.

И главное — показывают, что эти товары действительно использовались для дела: были реализованы или пошли в производство.

Причем в качестве доказательства целесообразно представить не только документы, но и показания сотрудников — как собственных, так и контрагента, поставившего спорные точки зрения ИФНС товары.

Приведем пример — постановление АС Поволжского округа №Ф06-28668/2017 от 13.02.2018 года по делу № А12-10631/2017. ИФНС подозревала компанию в приобретении продуктов у недобросовестных поставщиков. Однако налогоплательщику удалось доказать, что приобретенный товар — овощи и фрукты — были поставлены в торговые сети.

Были выборочно проверены товарные накладные и фрагментарные карточки счета по спорным поставщикам. В итоге выяснилось, что в сети были поставлены именно те продукты, покупка которых вызвала у ИФНС сомнения.

Дополнительным доказательством реальности поставки послужил тот факт, что налогоплательщик арендовал специальные помещения для хранения приобретенных овощей и фруктов.

Налоговая приводила стандартные аргументы — отсутствие у поставщиков имущества, транспорта, сотрудников и их нахождение не по адресу регистрации. Суд указал, что все это не говорит о нереальности контрагентов и сделок, и встал на сторону налогоплательщика.

Помощь поставщика спорного контрагента

Хорошо, если удастся привлечь к разбирательству организацию или ИП, которые осуществляли поставку спорному контрагенту товаров, впоследствии попавших к налогоплательщику. В судебной практике последнего времени есть пример, как это смогло перевесить чашу весов на сторону компании (постановление АС Уральского округа №Ф09-197/18 от 15.02.2018 года по делу №А76-31970/201).

ИФНС обвинила налогоплательщика в работе с лишним посредником. Однако поставщик этого посредника рассказал суду, что он является их региональным представителем и работает добросовестно. Факт сотрудничества подтверждался договорами об организации поставок и дилерским соглашением. В итоге суд признал решение ИФНС недействительным.

Лучшая защита — нападение

ИФНС убеждена в том, что компания сотрудничает с однодневками. Налогоплательщик решается на неожиданный ход  — вместо того, чтобы отпираться, сам нападает на налоговый орган и указывает на его недоработки. Такая тактика была применена в ходе разбирательства по делу  №А71-2901/2017, по которому АС Уральского округа вынес постановление № Ф09-66/18 от 08.02.2018 года.

Налогоплательщик настаивал: ИФНС не приняла во внимание, что Налоговый кодекс не ставит право на применение вычета НДС в зависимость от действий контрагента. Он указал на следующее:

  1. То что контрагент нарушил свои налоговые обязательства, не подтверждает получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
  2. Заявляя свое право на вычет, налогоплательщик не должен представлять документы, подтверждающие фактическую уплату налога всей цепочкой поставщиков.
  3. Налоговый орган не доказал, что спорные контрагенты не включили в базу по НДС выручку, полученную от налогоплательщика.
  4. ИФНС не доказала, что налогоплательщик и его контрагент действовали в сговоре с целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Суд признал правоту компании и отметил, что ИФНС не смогла доказать его недобросовестность.

Доказать проявление должной осмотрительности

Если налогоплательщик серьезно подходит к выбору подрядчиков и поставщиков, это всегда ему на руку — суды принимают во внимание проявление должной осмотрительности.

В следующем примере из судебной практики (постановление АС Уральского округа №Ф09-8685/17 от 08.02.2018 года по делу №А60-9439/2017) компания искала подрядчиков для ремонта торгового центра. Был объявлен открытый конкурс, рассмотрены заявки и выбран победитель, который впоследствии показался ИФНС номинальным. Ремонт он выполнял не сам, а привлек для этого субподрядчиков.

Налоговики указывали на то, что у субподрядчиков отсутствовали квалифицированные кадры, техника и прочее мощности для проведения ремонтных работ. Суд установил, что это не имеет правового значения, поскольку ИФНС не доказала, что налогоплательщик об этом знал.

К выводу о том, что подрядчик является номинальной организацией, инспекция пришла на основании показаний руководителя, который отрицал какое-либо причастие к деятельности этой компании.

Однако документально подтвердить этот факт ИФНС не смогла.

Также не были приняты во внимание бездоказательные доводы инспекции о том, что компания-контрагент обналичивала денежные средства либо осуществляла их транзит.

Читайте также:  Отказ от освобождения по п. 2 ст. 149 НК РФ невозможен

А вот налогоплательщик смог доказать, что работы реально были проведены. На помощь пришли охранники и прочие сотрудники Торгового центра, которые письменно подтвердили проведение ремонта.

Забыть события трехлетней давности не грех

Надо признаться, выглядит довольно странно, когда сотрудники компании слово в слово повторяют обстоятельства, имевшие место 2-3 года назад. Подспудно возникает мысль, что дело тут вовсе не прекрасной памяти, а в тщательной подготовке.

Между тем суды признают: забыть обстоятельства, которые произошли 3 года назад, вполне нормально. Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-1549/18 от 03.04.

2018 года по делу №А76-18751/2016. В нем судьи сослались на то, что с момента сделки прошло более 3 лет, поэтому участники и путаются в показаниях.

Арбитры решили, что это не говорит о нереальности сделки.

О применении статьи 54.1 нк рф

Многие налогоплательщики уповают на статью 54.1 НК РФ. Но не стоит забывать, что она распространяется на правоотношения, возникшие после 19 августа 2017 года.

Правда, иногда суды этот момент упускают и применяют эту норму закона в делах, относящихся к более ранним периодам, что играет на руку налогоплательщикам. Но не стоит на это рассчитывать, собираясь в суд.

Пример тому — постановление АС Уральского округа №Ф09-8934/17 от 17.02.2018 года по делу №А50-11339/2017.

Лучший способ — тщательно выбрать контрагента

Блог

21 Декабрь 2020 Консалтинг

Обвинить в необоснованной выгоде могут не только налоговики, но и соцстрах

Налоговые органы крайне редко идут на налоговую реконструкцию — то есть проводят расчет, сколько компания недоплатила в бюджет, и доначисляют налог не более этой суммы. В большинстве же случаев налогоплательщикам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки, отказывая в праве на налоговые вычеты и учет расходов.

Юридической фирмой «Арбитраж.ру» был проведен анализ, который охватил все дела по ст. 54.1 Налогового кодекса начиная с 2018 года (обзор есть у РБК), налоговые, согласно которому, налоговые органы выиграли 294 из 378 споров. Эта статья установила критерии необоснованной налоговой выгоды, вступив в силу в 2017г.

Еще в начале 2020 года глава Федеральной налоговой службы Даниил Егоров сообщал, что этот показатель вполне соответствует балансу по всем налоговым спорам: налоговая выигрывает в судах более 85% дел. Его заместитель, Виктор Бациев приводил следующую статистику споров по ст. 54.

1 НК (по состоянию на 6 ноября): в судах первой инстанции рассмотрено 341 дело, в 24 из них требования налогоплательщиков удовлетворены полностью, 44 — частично, а при последующем оспаривании решения по еще 21 делу были приняты в пользу бизнеса полностью или частично.

То есть 26% споров частично или полностью разрешаются в пользу налогоплательщиков, согласно данным налогового ведомства.

До 2006 года в России не было единого подхода к пониманию необоснованной налоговой выгоды. Ст. 54.1 НК должна была устранить пробелы и установить более четкие критерии признания налоговой выгоды необоснованной.

Злоупотреблением теперь считаются умышленное искажение отчетности, учет фиктивных сделок, а также операции без деловой цели, сделки с единственной целью сэкономить на налогах. Все решения региональных инспекций по этой статье согласовываются с центральным аппаратом ФНС.

Объем налоговых проверок по ст. 54.1 НК значительно превышает число судебных споров. На 6 ноября завершены 862 проверки с применением этой статьи, сообщал Бациев. 80% доначислений не удается урегулировать до суда.

Такой показатель говорит о высокой конфликтности применения правил ст. 54.1 НК, добавил Бациев. Разграничиваем понятия «уход от налогов» и «коррупцию»

Мы все понимаем, как важно отличать случаи налоговой экономии от корпоративного мошенничества, ведь в большинстве дел об оспаривании крупных сделок по ст. 54.1 НК есть признаки внутренней коррупции в компании, воровства или как минимум халатности менеджмента. Приведем наиболее распространенные обстоятельства злоупотреблений в делах по ст. 54.1 НК 

— фиктивность хозяйственных операций (81 дело из 100), — проблемные контрагенты (64 из 100), — отсутствие деловой цели (22 из 100), — взаимозависимость контрагентов (19 из 100), — создание схемы получения налоговой выгоды (16 из 100), — отсутствие права на льготу (12 из 100), — дробление бизнеса (семь из 100). 

Обстоятельств злоупотребления не установлено в шести делах из 100.

Как правило, менеджеры крупных компаний, заключая сделки с фирмами-однодневками, чаще всего хотят нажиться, похитив средства бизнеса, а не уйти от налогов, в то время как мелкие фирмы, привлекая «экономически недееспособных» контрагентов, преследуют цель сэкономить на налогах. Бюджет в таких случаях всегда теряет.

Вообще, случаи корпоративного мошенничества, когда государственный бюджет не пострадал, не должны подпадать под действие ст. 54.1 НК, но суды не учитывают это — в итоге компания наказывается дважды. Сначала менеджмент обманул акционеров, завысив расходы. Потом налоговый орган отказал в вычетах по НДС и учете расходов. 

Наказать, нельзя обжаловать

В большинстве случаев, налогоплательщики, естественно, пытаются обжаловать решения арбитражных судов первой инстанции.

Налоговые органы наказывая бизнес за уход от налогов, зачастую не определяют, сколько он должен был заплатить без нарушения правил, то есть не проводят налоговую реконструкцию. В результате уклонистам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки.

Доначисления налогов вкупе со штрафами до 40% порой могут превышать прибыль компаний, из-за чего бизнесу угрожает банкротство. 

Правила налоговой реконструкции были применены только в восьми из 100 дел. Все эти акты приняты в 2020 году, отмечают в «Арбитраж.ру».

Мизерная доля дел с налоговой реконструкцией объясняется, с одной стороны, отсутствием единого подхода в практике, с другой — инспекции не пытаются установить третьих лиц, которые действительно исполняли обязательства по спорным договорам, а сами налогоплательщики также не способствуют выявлению истинных исполнителей. 

Профессиональное и предпринимательское сообщества ждут публикации письма ФНС о порядке применения правила налоговой реконструкции в условиях действия ст. 54.1. НК, которое, предположительно, будет опубликовано до Нового года. Проект письма обсуждается уже полгода. 

Бизнес-сообщество прогнозирует, что письмо повлияет на судебную практику, поможет найти баланс между фискальными интересами и интересами налогоплательщиков. Письма ФНС — ведомственные акты, они обязательны для применения нижестоящими налоговыми органами, но необязательны для судов. Но на практике суды ориентируются на рекомендации ФНС.

В действительности, ст. 54.1 НК справедливы, самое главное, чтобы налоговые органы начали правильно ее применять — не руководствуясь сиюминутной целью пополнения бюджета в тяжелое время, а для защиты добросовестных налогоплательщиков от налоговых мошенников. // Комментарий эксперта ООО ГК «Авуар»

Текущая редакция статьи 54.1 НК имеет много вопросов и являются юридически непроработанной нормой, что выявлено правоприменительной практикой, сформированной с 2018 года.

Часть первая НК была дополнена статьей 54.1 19 августа 2017 г. (Федеральный закон от 18 июля 2017 г. N 163-ФЗ). При этом, она не несет в себе какого-либо нового правового регулирования, не меняет объема прав и обязанностей налогоплательщика и не порождает новые налоговые правоотношения.

При этом у ФНС появились возможность, в зависимости от толкования ст. 54.1 НК, пренебрегать такими принципами налогообложения как:

• Принцип нейтральности НДС. Закрепление принципа нейтральности НДС преследовало цель невмешательства в развитие торговли и конкуренции среди предпринимателей.

• Недопустимость возложения на налогоплательщика ответственности за действия третьих лиц, являющихся самостоятельными налогоплательщиками.

• Не допущение объективного вменения. Согласно части 2 статьи 54 Конституции РФ никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением. Если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон.

Кроме того, в рассматриваемой норме не закреплено требование о том, что обязательным условием применения 54.1 НК является не уплата налогов в бюджет, что также приводит к злоупотреблениям со стороны ФНС. В большинстве практических ситуаций, неуплата налогов – это всего лишь элемент состава правонарушения, предусмотренного п. 1 ст. 54.1 НК РФ и подп. 1 п. 2 ст. 54.1 НК.

Еще один вопрос правоприменительной практики заключается в том, что должны или нет налоговые органы при проведении мероприятий налогового контроля выяснять на чьей стороне действовала т.н. «техническая» компания: на стороне покупателя или поставщика.

И должны ли ФНС выявлять контролирующих ее лиц? Ведь в соответствии с п. 4 ст.

110 НК вина организации в совершении налогового правонарушения определяется в зависимости от вины ее должностных лиц либо ее представителей, действия (бездействие) которых обусловили совершение данного налогового правонарушения.

Таким образом, должно быть установлено конкретное лицо, действия которого повлекли за собой неуплату налога в бюджет, то есть тот, кто контролировал или присвоил результаты деятельности «технической» компании. А это как раз, чаще всего и не происходит, и все ограничивается доказыванием притворности отношений с «технической» компанией.

Еще один открытый вопрос – «налоговая реконструкция». Постановление Пленума Высшего арбитражного суда N 53 предусматривало возможность налоговой реконструкции, и никто этих положений до настоящего времени не отменял. ФНС в своем письме от 16 августа 2017 г.

№ СА-4-7/16152@ подчеркнули, что при установлении налоговыми органами наличия в рамках заключенных налогоплательщиком сделок (операций) хотя бы одного из двух обстоятельств, определенных в п. 2 ст. 54.

Читайте также:  Санаторно-курортное лечение не уменьшит «упрощенный» налог

1 НК РФ, ему должно быть отказано в праве на учет понесенных расходов, а также заявления по ним к вычету (зачету) сумм НДС в полном объеме. Тем самым, фактически была опровергнута возможность применения «налоговой реконструкции», закрепленной в Постановлении Пленума ВАС РФ № 53.

Конституционный суд указал, что порядок осуществления налогового контроля с учетом ст. 54.

1 Налогового кодекса РФ «не определяет по-новому объем прав и обязанностей налогоплательщиков при уплате налогов и сборов, а лишь конкретизирует механизм налогового контроля таким образом, чтобы поддерживался баланс частных и публичных интересов в процессе выявления незаконного уменьшения налогоплательщиком налоговой базы, и указывает на обстоятельства и условия, которые могут быть приняты во внимание налоговым органом при квалификации действий налогоплательщика как незаконных». 

13 декабря 2019 года Минфином России было выпущено Письмо № 01-03-11/97904 о соотношении применения ст. 54.1 НК РФ и расчетного метода, которое подтвердило позицию ФНС России, а именно – отрицание «налоговой реконструкции».

Несмотря на позицию ФНС, сформированная на сегодня судебного практика дает надежду на то, что в случаях применения ст. 54.1 НК «налоговую реконструкцию» будут применять.

Ключевыми аргументами являются (по материалам ТПП РФ XVI Всероссийского налогового форума – 2020 «Налоговая вакцинация экономики»):

• ст. 54.1 НК не устанавливает те последствия невыполнения указанных в ней требований, которые налоговые органы вменяют налогоплательщикам, запрет на проведение «налоговой реконструкции» налогового обязательства по налогу на прибыль путем установления расходной части расчетным путем на основании подп. 7 п. 1 ст. 31 НК РФ в рассматриваемой норме отсутствует;

• из ст. 54.1 НК РФ следует, что при формальном документообороте с заявленным контрагентом, но при фактическом исполнении обязательства третьим лицом при несоблюдении условий п. 2 ст. 54.

1 НК РФ, установлен запрет на получение необоснованной налоговой выгоды налогоплательщиком именно по недостоверным (формальным) документам, что не освобождает налоговые органы от обязанности проверить – осуществлялись ли в действительности какие-либо хозяйственные операции под прикрытием формального документооборота, выявить их действительный экономический смысл и определить действительный размер соответствующих налоговых обязательств;

• налогоплательщик, не представивший налоговому органу на проверку никакие документы по совершенным сделкам, будет поставлен в лучшее положение по сравнению с налогоплательщиком, представившим документы, не соответствующие в полном объеме требованиям ст. 54.1 НК РФ, что противоречит принципам справедливости и правовой определенности;

• полное непринятие затрат при исчислении налога на прибыль в ситуации, когда факты поступления товара налогоплательщику и последующего использования товара в деятельности налогоплательщика не оспариваются, неизбежно влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль;

• введение ст. 54.1 НК РФ не сопровождалось изменением принципов правового регулирования в сфере налогообложения, введением дополнительных составов налоговых правонарушений и санкций, сужением полномочий налоговых органов;

• ст. 54.1 НК РФ должна применяться с учетом принципов налогового законодательства (ст. 3 НК РФ, ст. 57 Конституции Российской Федерации), в частности, налог должен иметь экономическое обоснование и не может быть произвольным;

• в обязанность налогового органа входит установление размера всех налоговых обязательств налогоплательщика за проверяемые периоды исходя из выводов, положенных в основу акта налоговой проверки, и являющихся основанием для вынесения решения о доначислении соответствующих сумм налогов (ст. 82, ст. 89 НК РФ);

• преемственность правоприменительной практики, выработанной до ст. 54.1 НК РФ (постановления Пленума ВАС РФ № 53, от 30 июля 2013 г. № 57);

• положения налогового законодательства не допускают доначисления сумм в размере большем, чем установлено законом, такое доначисление становится дополнительной мерой налоговой ответственности, которая действующим налоговым законодательством не предусмотрена;

• налоговые органы в ходе мероприятий налогового контроля определяют объем налоговой обязанности исходя из фактических показателей хозяйственной деятельности налогоплательщика (Определение КС РФ от 4 июля 2017 г. № 1440).

Директор департамента консалтинга ООО АФ «Авуар» Клышкань А.Г.

Необоснованная налоговая выгода и судебные доктрины, просто о сложном

Предприниматели могут встать на путь уклонения от уплаты налогов по разным причинам. Первые, по моральным причинам, следуя инстинкту.

Часто ответной реакцией на давление государства является уклонение от уплаты налогов, ведь рентабельность бизнеса нередко не позволяет выплачивать налоги и развиваться, так называемая «налоговая ловушка». Вторые – по политическим причинам, не желая поддерживать власть.

Третьи – по экономическим или в силу привычки умело пользоваться законом, оптимизируя налоги. Указанные причины заставляют уклоняться от налогов даже законопослушных граждан.

Судебные доктрины: понятие и смысл

Предприниматели уклоняются от налогов, используя два способа:

Обвинить в необоснованной выгоде могут не только налоговики, но и соцстрахА. Некриминальное уклонение от уплаты налогов — налоговые стратегии или без них, позволяющие избегать или снижать налоги. Действия чаще всего не образуют состав налогового преступления и не влекут наступления уголовной ответственности.

Б. Криминальное уклонение от уплаты налогов — подделка документов, фальсификация данных бухгалтерского учета, неоприходование денег, заключение фиктивных договоров.

Мы поговорим о некриминальном уклонении от уплаты налогов без стратегий, т.е. о нескольких способах.

Начнем с налоговых доктрин, обсудим, почему судебные налоговые доктрины, не являясь источниками права, фактически играют их роль.

Статья ставит перед собой цель дать понимание подхода государства в лице налоговой службы к налогообложению доходов, отметить некоторые работающие схемы, знакомые налоговикам и используемые их клиентами.

В судебной практике большинства государств существуют специальные методы, позволяющие предотвратить уклонение от уплаты налогов:

  • Источники налогового права,
  • меры административного воздействия
  • специальные судебные доктрины

Источники налогового права в РФ

  • Международные соглашения во избежание двойного налогообложения.
  • Конституция Российской Федерации;
  • Налоговый кодекс и федеральные законы;
  • Законодательство субъектов Российской Федерации о налогах и сборах;
  • Нормативно-правовые акты органов местного самоуправления;

Судебные доктрины, не являясь источниками права, фактически играют их роль.

Россия не является страной прецедентного права, поэтому формально судебные акты Высшего арбитражного суда (далее — ВАС), Верховного суда (далее — ВС), Федеральных арбитражных судов регионов (далее — ФАС) не являются самостоятельными источниками права. Но «судебные источники права» — судебные акты ФАС округов, ВАС, ВС и КС — имеют иногда решающее значение в регулировании налоговых отношений и разрешении налоговых споров.

  • Этому есть объяснения:
  • Объяснение1. Решения КС обязательны на всей территории РФ для всех правоприменителей;
  • Объяснение2. Постановления Пленумов ВАС и ВС обязательны для нижестоящих судов, имеют силу обязательного прецедента;

Объяснение3. Постановления Президиумов ВАС и ВС, а так же постановления ФАС округов являются ориентирами при рассмотрении налоговых споров.

Российской практикой выработаны специальные судебные доктрины, применяемые судами для признания сделок не соответствующими требованиям законодательства по мотивам их заключения с целью уклонения от уплаты налогов или незаконного обхода налогов.

Судебные доктрины — это типовые подходы и методы разрешения определенных (типовых) судебных споров. При рассмотрении мы использовали материал на сайте ООО «Юридическая фирма «Ардашев и партнеры». Здесь мы приводим основные четыре используемые налоговые доктрины.

Виды судебных налоговых доктрин

Доктрина1. «Существо над формой» (equity above the form)

Суть: Если форма сделки не соответствует отношениям, которые фактически реализуются между сторонами по сделке, то налоговые последствия определяются в соответствии с реально возникшими между сторонами отношениями (существо сделки).

Как работает: При отсутствии у налогоплательщика или контрагентов реальных условий для ведения соответствующей предпринимательской деятельности, как то нет персонала, производственных мощностей, финансирования, средств транспорта, складов, налоговая выгода от проведения таких операций признается необоснованной. Расходы или сделки с контрагентами признаются ничтожными, доначисляется налог на прибыль, восстанавливается НДС. Другой пример – замена понятий. Организация заключала с гражданами договоры о совместной деятельности, но устанавливала телефоны. Такой подход позволял не уплачивать налоги (НДС, налог на прибыль и др.) с полученных организацией средств, так как эти средства считались вкладом в совместную деятельность. ВАСС пришел к выводу о том, что сделка притворная и к ней следует применять правила о договоре выполнения работ по установке телефонов.    

Ссылки на право и прецендент: Нормы ГК РФ (ст. 168, 170), Постановление ФАС СКО от 26.04.02 по делу № Ф08-1304/2002-482А

Доктрина2. «Экономическая целесообразность сделки»

Суть: Если фирма осуществляет деятельность, у нее есть расходы, заключаются договоры и эти действия не направлены на получение прибыли, то и понесенные расходы не могут быть признаны экономически оправданными. Деятельность заведомо лишена экономической целесообразности. Налоговая выгода необоснованна.

Как работает: Признается отсутствие прямой или косвенной связи расходов с доходами, осуществляется исключение сумм из расходов, уменьшающих базу по налогу на прибыль, восстановление НДС.         

Ссылки на право и прецендент:

1.Постановление ФАС СЗО от 13.05.2004 № А26-7795/03-210. Сделав вывод о том, что общество не понесло фактических расходов по оплате товаров, полученных от поставщика, так как имеет место осуществление денежных операций по замкнутому циклу с целью возмещения НДС из бюджета, суд признал правомерным решение ИМНС об отказе в возмещении НДС.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *