Инспекция не ответит, платит ли налоги ваш контрагент

Инспекция не ответит, платит ли налоги ваш контрагент

Позиция о том, что налогоплательщик не должен нести ответственности за налоговые нарушения своего контрагента уже не новая, но несмотря на это споры между налоговым органом и налогоплательщиками по данному вопросу периодически возникают. В середине мая Коллегия Верховного суда РФ рассмотрела подобный спор и указала, когда налогоплательщик не будет нести ответственность за своего контрагента.

Рассмотрим следующую ситуацию:

Налоговый орган доначислил организации НДС и соответственно штрафы и пени по приобретенным товарам у одного поставщика (контрагента).

В принципе ничего нового, равно как и позиция налогового органа о том, что данный контрагент (поставщик) не обладал возможностями для осуществления такой поставки не отличается особой оригинальностью.

У нашего нерадивого контрагента числился всего один работник, доля налоговых платежей крайне маленькая, всего 2% по налогу на добавленную стоимость и по налогу на прибыль. Ну и плюс ко всему наш «добросовестный» контрагент не предоставил в налоговую инспекцию книги продаж и покупок.

Итак, а что же сказали суды?

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанции при рассмотрении дела № А42-7695/2017 признали решение налогового органа признали правомерным, но подтвердили, фактическую реальность сделок, на основании которых было заявлен вычет по НДС.

Как указал суд первой инстанции, на примере взаимоотношений с некоторыми проблемными у налогоплательщика контрагентами: «реальность хозяйственной операции определяется не только фактическим приобретением товара (работ, услуг), но и реальностью исполнения договора именно заявленным в нем контрагентом». Получается очень противоречивая позиция: «Товар реальный, а контрагент нет».

Суд апелляционной инстанции при рассмотрении жалобы налогоплательщика более основательно подошел к изучению вопроса о правомерности действий налогоплательщика.

Суд апелляционной инстанции указал, что «приобретенный у контрагента товар был оприходован налогоплательщиком и использован при проведении обслуживания и ремонта судов, что подтверждается актами входного контроля» и тем самым подтвердил вывод о реальности товара и расходов на его приобретение.

При рассмотрении апелляционной жалобы налогоплательщика апелляционный суд пришел к выводу о том, что «не сформирован источник возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета, заявленного налогоплательщиком».

Из данного вывода суда апелляционной инстанции усматривается, что если НДС контрагентом в бюджет не перечислялся, значит источник для его возмещения не сформирован, а соответственно и права на возмещения НДС у налогоплательщика не возникает.

Хотя с аналогичным выводом в отношении одного из контрагентов налогоплательщика суд апелляционной инстанции все-таки признал правомерность заявленного налогоплательщиком вычета.

  • Как видится, сама по себе данная позиция не только противоречит здравому смыслу, но и логике, сформированной судебной практикой при рассмотрении подобных споров.
  • В итоге апелляция частично изменила решение суда первой инстанции.
  • Суд кассационной инстанции решил не утруждать себя детальным изучением спора налогоплательщика и налогового органа, а лишь повторил выводы суда апелляционной инстанции.

Маленький подытог таков, что в отношении налогоплательщиков низовые суды движутся по устоявшейся парадигме — «Налоговый орган всегда прав, а если он не прав, то в качестве жеста доброй воли мы немного скостим вам доначисления, но вы все равно должны что-то заплатить. И чем больше, тем лучше».

Верховный суд РФ посмотрел на данный спор иначе и отменил решения нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение. Высший разум все-таки возобладал над ущербной парадигмой низов и напомнил о существовавших ранее постулатах добросовестного поведения налогоплательщика.

Вот ключевые позиции, но которые обратил внимание Верховный суд РФ в Определении от 14 мая 2020 года № 307-ЭС19-27597 по данному спору:

1.

Обусловленная природой НДС стадийность взимания данного налога означает, что использование права на вычет налога покупателем предопределяется непрерывным предъявлением налога по мере движения товаров (работ, услуг) от одного хозяйствующего субъекта к другому (пункт 1 статьи 168 Налогового кодекса) и принятием в связи с этим каждым из участников оборота обязанности по уплате в бюджет предъявляемых сумм налога (пункт 1 статьи 173 Налогового кодекса).

2. Налогоплательщик не может отвечать за исполнение обязательств контрагентом, если «не преследовал цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, а при отсутствии такой цели — не знал и не должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях»;

3. Большая доля вычетов по НДС у контрагента не может служить показателем недостоверности его отчетности. Суды должны выяснить причины небольшой налоговой нагрузки;

4. Необходимо выяснить, насколько налогоплательщик был осведомлен о деятельности поставщика и критерии, по которым оценивается сделка.

Если контрагент имеет собственные ресурсы для осуществления сделки или может привлечь к ее исполнению третьих лиц, а также сдал необходимую отчетность, то именно налоговики должны доказать, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе контрагента.

Как видно вполне стандартный набор выводов Верховного суда РФ, которые встречается во многих подобных кейсах.

Отдельного внимания заслуживает, позиция Верховного суда РФ по вопросу о том, что если не сформирован источник возмещения налога на добавленную стоимость из бюджета, заявленного налогоплательщиком, то налогоплательщик не вправе заявлять соответствующий вычет.

Так, Верховный суд указал следующее: «Формулируя вывод об отсутствии экономического источника для вычета (возмещения) НДС, суды не установили того, что за незначительным налоговым бременем поставщика может стоять неполнота уплаты налогов и контрагент общества должен был исчислить НДС к уплате в большей сумме. В частности, судами не установлены признаки вывода денежных средств поставщиком по фиктивным документам в пользу третьих лиц, в том числе, признаки обналичивания, перевода денежных средств в низконалоговые иностранные юрисдикции и иные подобные обстоятельства, порочащие достоверность налоговой отчетности поставщика и полноту уплаты налога».

Данным выводом Верховный суд РФ по сути погрозил нижестоящим судам пальцем и указал на недопустимость формального подхода при рассмотрении подобных споров. Все-таки приоритет должен отдаваться не источнику возмещения налога на добавленную стоимость, а содержанию отношений между налогоплательщиком и контрагентом.

В условиях новой экономической реальности не стоит ждать, что споры налогоплательщиков с налоговыми органами пойдут на спад, наоборот последует новый виток судебных разбирательств по вопросам исчисления и уплаты НДС.

Что делать, если запрашивают документы по контрагенту или вызывают в ИФНС?

Инспекция не ответит, платит ли налоги ваш контрагент

Налоговая служба может вызывать плательщиков на допрос – причем за неявку на него грозят штрафные санкции. Кроме того, часто ФНС запрашивает дополнительные документы – и, как правило, это связано с проверкой контрагентов. Эксперт нашего издания рассказывает, когда требования ФНС будут обоснованными, а когда – нет, и как не навредить ни себе, ни своему контрагенту.

Встречная проверка – это одно из стандартных мероприятий налогового контроля, которое проводится для того, чтобы сопоставить документы и информацию, предоставленную проверяемым лицом и его партнерами для выявления каких-либо расхождений, признаков нереальности сделки, применения необоснованных цен и т.д. При ее проведении налоговый орган руководствуется ст. 93.1 НК РФ, а также подп. 4 п.1 ст.31 НК РФ и преследует только одну цель – найти несоответствия и доначислить налоги.

«Встречка» в отношении вашего контрагента проводится, если у него осуществляется выездная или камеральная проверка или если инспекторы подозревают в нем недобросовестного налогоплательщика либо «фирму-однодневку». Проанализировав документы всех участников сделки фискалам легче вскрыть нарушения, поэтому они производят «истребование документов у контрагентов и иных лиц».

Необходимо понимать, что в рамках такой проверки сотрудники ФНС уполномочены запрашивать у вас не только документы, но и информацию. Причем это допустимо делать как у прямого контрагента, так и у любого лица, располагающего документами (информацией) в отношении проверяемого налогоплательщика.

Но полномочия инспекторов далеко не безграничны, вы обязаны предоставлять не все, что от вас требуют или рекомендуют предоставить сотрудники ФНС. Рассмотрим подробнее и разберемся, как не навредить ни себе, ни партнеру по бизнесу, отвечая на вопросы налоговиков. Материал базируется на нормативных актах, свежей судебной практике и разъяснениях чиновников.

Налоговая инспекция просит предоставить документы по моему контрагенту, что делать?

На запрос из ФНС следует обязательно отреагировать.

Причем сотрудники инспекции не обязаны вам сообщать причины, по которым ими было принято решение о необходимости направить требование в отношении контролируемого налогоплательщика. Это подтверждают суды (Постановление АС Поволжского округа № Ф06-42165/2018 от 29.01.2019 года).

Пошагово рекомендуется действовать следующим образом:

  1. Прежде всего узнайте, что сейчас происходит у вашего контрагента. Осуществляется ли в отношении него камеральная или выездная проверка, или сотрудники ФНС осуществляют предпроверочные контрольные мероприятия. Этот момент целесообразно обсудить с бухгалтером контрагента.

Как доказать свою добросовестность, если ИФНС посчитала контрагента однодневкой | Контур.НДС+

Что делать, если налоговая инспекция подозревает вашего контрагента в недобросовестности? Например, его могут посчитать однодневкой из-за отсутствия активов и персонала, регистрации по массовому адресу и транзита денежных средств через его счета. Сделки, которые компания проводила с таким контрагентом, могут посчитать нереальными, а ее саму обвинить в получении необоснованной налоговой выгоды. Результатом станут доначисления, пени и штрафы.

Если это произошло, и ваш бизнес пострадал из-за ненадежного контрагента, есть возможность отстоять свою правоту в суде. В этой статье рассмотрим, с помощью каких доводов и документов налогоплательщикам в последнее время удавалось убедить суд в том, что сделки с подозрительными партнерами носили реальный характер.

Больше документов, хороших и разных

Когда речь идет о реальности сделки и добросовестности контрагента, целесообразно представить суду как можно больше различных документов, подтверждающих это.

В ход могут пойти счета-фактуры, договоры и прочие документы, подтверждающие взаимоотношения спорного контрагента с его другими партнерами по бизнесу.

Именно такой подход выбрала компания из Северо-Кавказского ФО, пытаясь доказать, что сделка на самом деле была проведена. Помимо обычных документов, которые подтверждали отношения между ним и ненадежным (по мнению ИФНС) контрагентом — договоров, счетов-фактур, товарных накладных — в суд были представлены бумаги, подтверждающие перевозку товара:

  • счет на оплату услуг перевозчика;
  • акт оказанных услуг;
  • счет-фактура;
  • распечатки из 1С рекламации по поводу брака;
  • фотографии бракованного товара и другое.

В данном случае суд также  расценил, что компания проявила должную степень осмотрительности — это подтверждалось отчетом о предварительной проверке поставщика на основе различных ресурсов Налоговой службы. В итоге суд посчитал, что компания и спорный контрагент провели реальные сделки, поскольку ИФНС не доказала обратного (постановление АС Северо-Кавказского округа от 20.03.2018 года по делу №А53-25393/201).

Похожий подход применила компания из Москвы, однако она пошла еще дальше. К суду были приобщены сведения в виде ведомостей, в которых налогоплательщик отразил покупку строительных материалов у разных поставщиков.

Среди них был и тот, относительно добросовестности которого у налоговой инспекции возникло сомнение.

К таблице были приложены первичные документы — договоры, счета-фактуры, акты, справки, накладные и прочие, которые подтверждали содержащиеся в ведомости сведения.

Тем самым налогоплательщик продемонстрировал суду, что приобретал строительные материалы как у спорного контрагента, так и у множества других. И эти материалы использовались в строительных работах, которые компания осуществляла для заказчиков (постановление АС Московского округа от 16.02.2018 года по делу №А40-249120/2016).

Читайте также:  Какие в ТК РФ есть основания для лишения работника премии?

Итак, не стоит останавливаться на стандартном наборе документов, пытаясь доказать реальность сделки или другие обстоятельства, из-за которых ИФНС начисляет налоги и штрафы. Тем более что судебная практика показывает — сами налоговики, пытаясь доказать свою правоту, привлекают всевозможные доказательства.

Например, доказывая нереальность факта перевозки товара, они могут предоставить сведения от оператора мобильной связи о том, что аппарат водителя не покидал домашнего региона, а также данные с видеокамер наружного наблюдения и из журналов пропуска о том, что он на территорию покупателя не въезжал.

Доказательства реальности поставщика

Если ИФНС настаивает на том, что контрагент существует лишь на бумаге, нужно убедить суд в обратном. В качестве доводов можно привести показания других его партнеров по бизнесу. Естественно, это не отменяет необходимости представить все документы, в том числе и такие, о которых сказано выше.

Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-260/18 от 19.03.2018 года по делу № А76-32147/2016. В этом споре налогоплательщику удалось доказать, что он произвел налоговый вычет обосновано. Подтверждая реальное существование и ведение деятельности спорными контрагентами, налогоплательщик указал следующие:

  • все сделки были отражены в налоговом и бухгалтерском учете;
  • товары, которые закуплены у спорных поставщиков, были использованы в хозяйственной деятельности компании;
  • сами эти контрагенты ведут реальную деятельность, о чем говорят заключенные ими договоры на транспортировку топлива, их исполнение и оплата;
  • ИП, с которыми указанные в предыдущем пункте договоры были заключены, подтвердили то, что осуществляли перевозку топлива.

Налоговая же настаивал на том, что спорными контрагентами руководили номинальные лица, а суммы НДС в сделках с ними не отражались в счетах-фактурах. Кроме того, документы от этих компаний были подписаны неустановленными лицами, а сами компании не находились по адресам регистрации.

По мнению арбитров, представители ИФНС не смогли убедительно доказать свои предположения, как и того, что компания и контрагент действовали в сговоре и осуществляли номинальные сделки, имея целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Другой пример — постановление АС Северо-Западного округа от 08.02.2018 года по делу № А13-12372/2016. В этом деле компания заключила договор с перевозчиком через посредников.

Это стало причиной внимания со стороны ИФНС — проверяющие посчитали посредников звеном номинальным. Исход дела решил предприниматель, который в итоге осуществлял перевозку в интересах налогоплательщика.

Он рассказал о подробностях сделки и убедил суд в том, что посредники не были номиналами.

Чтобы подтвердить реальность деятельности контрагента, можно использовать самую разную информацию. Например, сведения из интернета и СМИ. Помимо сайта организации, можно использовать отраслевые и региональные ресурсы, каталоги, справочники и так далее. Хорошим подспорьем станут отзывы покупателей или клиентов, особенно если они оставлены в разные годы.

Учет ранее вынесенных решений суда

В постановлении АС Северо-Кавказского округа от 13.02.2018 года по делу № А53-32464/2016 в качестве доказательства надежности контрагента выступило другое судебное решение. Проверяя налогоплательщика, ИФНС углядела в его сделках связи с однодневками.

Однако сгоряча к разряду таковых проверяющие отнесли вполне добропорядочных партнеров организации. Подтверждая их надежность, компания представила доказательства своего долгосрочного с ними сотрудничества.

Кроме того, их добросовестность ранее уже была подтверждена судом в других разбирательствах.

Похожая ситуация сложилась и в другом деле, в отношении которого вынесено постановление АС Поволжского округа №Ф06-30805/2018 от 03.04.2018 года по делу №А12-17016/2017.

Инспекция не ответит, платит ли налоги ваш контрагент

Доказательство реальной потребности в товарах и услугах

Иногда налогоплательщики придерживаются такой тактики: доказывают, что сделка была, поскольку закупленные товары были ей нужны для осуществления деятельности.

И главное — показывают, что эти товары действительно использовались для дела: были реализованы или пошли в производство.

Причем в качестве доказательства целесообразно представить не только документы, но и показания сотрудников — как собственных, так и контрагента, поставившего спорные точки зрения ИФНС товары.

Приведем пример — постановление АС Поволжского округа №Ф06-28668/2017 от 13.02.2018 года по делу № А12-10631/2017. ИФНС подозревала компанию в приобретении продуктов у недобросовестных поставщиков. Однако налогоплательщику удалось доказать, что приобретенный товар — овощи и фрукты — были поставлены в торговые сети.

Были выборочно проверены товарные накладные и фрагментарные карточки счета по спорным поставщикам. В итоге выяснилось, что в сети были поставлены именно те продукты, покупка которых вызвала у ИФНС сомнения.

Дополнительным доказательством реальности поставки послужил тот факт, что налогоплательщик арендовал специальные помещения для хранения приобретенных овощей и фруктов.

Налоговая приводила стандартные аргументы — отсутствие у поставщиков имущества, транспорта, сотрудников и их нахождение не по адресу регистрации. Суд указал, что все это не говорит о нереальности контрагентов и сделок, и встал на сторону налогоплательщика.

Помощь поставщика спорного контрагента

Хорошо, если удастся привлечь к разбирательству организацию или ИП, которые осуществляли поставку спорному контрагенту товаров, впоследствии попавших к налогоплательщику. В судебной практике последнего времени есть пример, как это смогло перевесить чашу весов на сторону компании (постановление АС Уральского округа №Ф09-197/18 от 15.02.2018 года по делу №А76-31970/201).

ИФНС обвинила налогоплательщика в работе с лишним посредником. Однако поставщик этого посредника рассказал суду, что он является их региональным представителем и работает добросовестно. Факт сотрудничества подтверждался договорами об организации поставок и дилерским соглашением. В итоге суд признал решение ИФНС недействительным.

Лучшая защита — нападение

ИФНС убеждена в том, что компания сотрудничает с однодневками. Налогоплательщик решается на неожиданный ход  — вместо того, чтобы отпираться, сам нападает на налоговый орган и указывает на его недоработки. Такая тактика была применена в ходе разбирательства по делу  №А71-2901/2017, по которому АС Уральского округа вынес постановление № Ф09-66/18 от 08.02.2018 года.

Налогоплательщик настаивал: ИФНС не приняла во внимание, что Налоговый кодекс не ставит право на применение вычета НДС в зависимость от действий контрагента. Он указал на следующее:

  1. То что контрагент нарушил свои налоговые обязательства, не подтверждает получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.
  2. Заявляя свое право на вычет, налогоплательщик не должен представлять документы, подтверждающие фактическую уплату налога всей цепочкой поставщиков.
  3. Налоговый орган не доказал, что спорные контрагенты не включили в базу по НДС выручку, полученную от налогоплательщика.
  4. ИФНС не доказала, что налогоплательщик и его контрагент действовали в сговоре с целью получить необоснованную налоговую выгоду.

Суд признал правоту компании и отметил, что ИФНС не смогла доказать его недобросовестность.

Доказать проявление должной осмотрительности

Если налогоплательщик серьезно подходит к выбору подрядчиков и поставщиков, это всегда ему на руку — суды принимают во внимание проявление должной осмотрительности.

В следующем примере из судебной практики (постановление АС Уральского округа №Ф09-8685/17 от 08.02.2018 года по делу №А60-9439/2017) компания искала подрядчиков для ремонта торгового центра. Был объявлен открытый конкурс, рассмотрены заявки и выбран победитель, который впоследствии показался ИФНС номинальным. Ремонт он выполнял не сам, а привлек для этого субподрядчиков.

Налоговики указывали на то, что у субподрядчиков отсутствовали квалифицированные кадры, техника и прочее мощности для проведения ремонтных работ. Суд установил, что это не имеет правового значения, поскольку ИФНС не доказала, что налогоплательщик об этом знал.

К выводу о том, что подрядчик является номинальной организацией, инспекция пришла на основании показаний руководителя, который отрицал какое-либо причастие к деятельности этой компании.

Однако документально подтвердить этот факт ИФНС не смогла.

Также не были приняты во внимание бездоказательные доводы инспекции о том, что компания-контрагент обналичивала денежные средства либо осуществляла их транзит.

А вот налогоплательщик смог доказать, что работы реально были проведены. На помощь пришли охранники и прочие сотрудники Торгового центра, которые письменно подтвердили проведение ремонта.

Забыть события трехлетней давности не грех

Надо признаться, выглядит довольно странно, когда сотрудники компании слово в слово повторяют обстоятельства, имевшие место 2-3 года назад. Подспудно возникает мысль, что дело тут вовсе не прекрасной памяти, а в тщательной подготовке.

Между тем суды признают: забыть обстоятельства, которые произошли 3 года назад, вполне нормально. Примером может служить постановление АС Уральского округа №Ф09-1549/18 от 03.04.

2018 года по делу №А76-18751/2016. В нем судьи сослались на то, что с момента сделки прошло более 3 лет, поэтому участники и путаются в показаниях.

Арбитры решили, что это не говорит о нереальности сделки.

О применении статьи 54.1 нк рф

Многие налогоплательщики уповают на статью 54.1 НК РФ. Но не стоит забывать, что она распространяется на правоотношения, возникшие после 19 августа 2017 года.

Правда, иногда суды этот момент упускают и применяют эту норму закона в делах, относящихся к более ранним периодам, что играет на руку налогоплательщикам. Но не стоит на это рассчитывать, собираясь в суд.

Пример тому — постановление АС Уральского округа №Ф09-8934/17 от 17.02.2018 года по делу №А50-11339/2017.

Лучший способ — тщательно выбрать контрагента

Налоговая не сможет доначислить вам налоги из-за недоимок партнера

Налоговая запросто доначисляла необоснованную налоговую выгоду и требовала доплатить за того парня. Они, конечно, собирали какие-то доказательства, но глубоко не копали. Хватало какой-нибудь экспертизы почерка или опроса сотрудников. И даже если сделка реально была и вы честно оприходовали товар или отразили в расходах услугу, на вас всё равно могли повесить недоимку.

Несколько таких дел дошли до Верховного суда, и он объяснил налоговикам, что так нечестно, парни. Теперь налоговая сама официально выпустила разъяснения: как она будет вычислять хитрые схемы, а в каких случаях вам ничего не грозит.

Допустим, вы занимаетесь бизнесом и платите налоги с условной прибыли. Что-то покупаете и продаете, оказываете услуги или пользуетесь услугами. Чем больше у вас расходов, тем меньше налогов. Поэтому вы стараетесь подтвердить как можно больше расходов, отражаете их в учете и заявляете в декларациях. Это законно, если всё делать по правилам.

Иногда хитрые предприниматели используют серые схемы: отразил у себя в расходах какую-то сумму и уменьшил налог. А контрагент у себя в доходах эту сумму не учел и налоги не заплатил. Фирму потом бросили, ликвидировали или переоформили на подставное лицо. В итоге кто-то сэкономил, а бюджет недополучил налогов.

Проблема в том, что налоговая подходила к таким проверкам формально и часто наказывала даже тех, кто вообще был не в курсе и специально ни в каких схемах не участвовал.

Представьте, что вы купили товар. Вот он реальный лежит в коробках. А вот документы на него, с печатями, как положено. А теперь вы перепродаете этот товар с наценкой и платите налоги с прибыли.

Читайте также:  Как рассчитать ЕНВД за год - пример

И тут к вам приходит налоговая и говорит: вы брали товар у такого-то поставщика, а он оказался подлецом и не заплатил налоги. А не замешаны ли вы в схеме по уходу от налогов? Эти ваши расходы мы не принимаем или принимаем не все, будьте любезны доплатить налоги.

Налоговая прислушалась к этим рекомендациям и тоже опубликовала разъяснения. Теперь ФНС как будто говорит всем: мы больше не будем проверять вас формально и не станем придираться по пустякам.

И вы не виноваты в том, что кто-то из подрядчиков не заплатил налоги. Но мы будем искать внятные доказательства. Вот такие. И если найдем — не поздоровится.

Так что собирайте документы, чтобы к вам никто не придрался.

Это письмо Федеральная налоговая служба отправила в региональные налоговые и будет требовать, чтобы его неукоснительно исполняли, а начальство это контролировало. Раньше не было официальной позиции, что такое должная осмотрительность и как проверять контрагентов, чтобы не пришлось за них отвечать. Теперь есть.

Есть презумпция добросовестности налогоплательщика. Никого нельзя без доказательств обвинить, что он недоплатил налоги или участвует в серой схеме. И на ровном месте заставить предпринимателя доказывать, что он не виноват, тоже нельзя. Это налоговая должна доказывать, что были нарушения и злой умысел. И доказательства должны быть явными и существенными, а не формальными.

Нельзя просто провести почерковедческую экспертизу и только из-за несходства подписей на документах доначислить налоги. Опрос сотрудников производителя сам по себе тоже не доказательство.

Вот что будет проверять налоговая, если захочет влепить вам необоснованную выгоду и что-нибудь доначислить.

Осмотрительность. Если доказательств связи нет, тогда будут проверять осмотрительность. Например, вы купили что-то подозрительно дорого. Тогда у вас спросят, почему вы так сделали? Не потому ли, что знали, что это фирма-однодневка, и так уменьшали налогооблагаемую базу и обналичивали деньги?

Первое звено. Вы в ответе только за своего контрагента, а не за всю цепочку поставщиков или исполнителей. Если и нужно кого-то проверять на всякий случай, то только своего партнера — фирму, которая указана в документах.

Личные контакты. Налоговая может спросить, куда вы звонили, с кем договаривались и обсуждали поставку товара, кто оказывал услуги. Могут поинтересоваться, знаете ли, где находится офис и склад вашего партнера. И как вы вообще на него вышли?

Правильно оформляйте сделки. Аккуратно храните документы и не пренебрегайте оригиналами. Не используйте шаблонных договоров и следите за формулировками. Запомните: сделка должна быть реальной, с документами и для получения дохода.

Собирайте информацию о поиске партнеров и договоренностях. Это может быть сайт, реклама в журнале, буклет или электронная рассылка. Желательно закрепить это прайсами, коммерческими предложениями или перепиской с обсуждением цены и условиями работы.

Фиксируйте контакты тех, с кем общаетесь. Попросите и сохраните визитку менеджера, маркетолога или любого сотрудника, который приезжает к вам в офис или шлет счета на оплату. Подойдет подпись в электронной почте, если там есть фамилия и телефон.

Проверяйте полномочия. Попросите копию устава, приказ о назначении или доверенность на право подписи. Сверьте данные с актуальной выпиской из госреестра.

Приготовьте пояснения. Например, почему купили товар по такой цене, а не дешевле. Или почему заказали столько рекламы, хотя у конкурентов меньше.

И почему бухгалтерские и юридические услуги у вас такие дорогие. И зачем вы столько платите за доставку, а не берете товар у себя в городе, хотя есть производитель.

Сделайте скрины отзывов и табличку со сравнением цен, чтобы уровнем подготовки убить налоговиков наповал.

Налоговой запретили принимать неубедительные доказательства. Но они вполне могут найти убедительные, если вы не подготовитесь или подумаете, что вас это не касается.

Если считаете, что претензии незаконные, не спешите соглашаться с доначислениями и требованиями: ищите хорошего юриста и идите в суд.

Налоговый орган вызвал на комиссию по НДС из-за сомнительного контрагента: что делать? | «Правовест Аудит»

В частности, в итоговом докладе ФНС России о деятельности службы за 2019 год отмечается, что существенно возросла роль аналитической работы, позволившей получить в 2019 году дополнительные 131 миллиард рублей, уплаченные налогоплательщиками добровольно.

При этом, главным образом, такой результат достигается посредством работы с налогоплательщиками в рамках комиссий по легализации налоговой базы по НДС, направленной на понуждение налогоплательщика к самостоятельному уточнению налоговых обязательств. Рассмотрим, что делать, если Вы получили «приглашение» на такую комиссию.

  • Следует отметить, что вызов на комиссию оформляется уведомлением, в котором, как правило, налоговый орган уже указывает тех контрагентов налогоплательщика, по которым у него имеются вопросы.
  • По результатам проведения комиссии налоговый орган составляет протокол, где инспекторы отражают информацию о том, в связи с чем была проведена комиссия, кто на ней присутствовал от налогового органа и от налогоплательщика, а также рекомендации по представлению уточненных налоговых деклараций по НДС и срок на такое представление (на практике, как правило, это десять календарных дней с момента заседания комиссии).
  • Тем самым, по сути, такие налоговые комиссии на сегодняшний день уже представляют собой самостоятельную форму налогового контроля, при этом примечательно, что в НК РФ вообще не закреплен порядок проведения этой формы контроля.
  • Зачастую вызов налогоплательщика на подобную комиссию является признаком того, что налоговый орган имеет достаточные сведения о налогоплательщике и его спорных операциях, которые позволяют налоговикам выйти с выездной налоговой проверкой с целью доначисления налогов по операциям с проблемными контрагентами.

Между тем чаще всего компании вызывают в налоговые органы на рассматриваемую комиссию с целью добровольного уточнения своих налоговых обязательств по НДС за тот или иной налоговый период.

Это связано с тем, что инспекторы через информационную программу «АСК НДС-2» в цепочке контрагентов налогоплательщика (часто вплоть до седьмого звена цепочки) находят проблемные организации, которые не уплатили НДС (так называемые «разрывы по НДС»).

При этом налоговые органы в таких ситуациях ссылаются на статью 54.1 НК РФ.

Напомним, что в настоящее время налоговые органы в рамках проверок обоснованности полученной налогоплательщиком налоговой выгоды руководствуются положениями ст. 54.1 НК РФ, в которой закреплены пределы осуществления прав по исчислению налоговой базы и (или) суммы налога, сбора, страховых взносов.

В частности, уменьшение налоговой базы (налога) недопустимо, если оно произошло в результате искажения сведений о фактах хозяйственной жизни и об объектах налогообложения (п. 1 ст. 54.1 ГК РФ).

Налоговый орган может отказать налогоплательщику в праве на уменьшение налоговой базы (налога) в случае наличия сомнений в деловой цели такой сделки (п. 2 ст. 54.1 НК РФ).

Также в пп. 2 п. 2 ст. 54.1 НК содержится требование о том, что обязательство по сделке должно быть исполнено непосредственным контрагентом налогоплательщика и (или) лицом, которому обязательство по исполнению сделки передано по договору или закону.

Поэтому в случае, когда у налоговых органов есть информация о невозможности выполнения сделки контрагентами налогоплательщика из-за отсутствия у них соответствующих ресурсов (работников, техники, склада и т.п.), инспекторы пытаются доказать несоблюдение налогоплательщиком норм ст. 54.1  НК РФ и «снять» расходы и вычеты по неблагонадежным контрагентам.

При обнаружении сомнительных контрагентов инспекторы грозят налогоплательщикам проведением выездной налоговой проверки либо (реже) — передачей информации в правоохранительные органы, в случае отказа представить уточненные декларации по НДС.

  1. Следует помнить, что на рассматриваемую комиссию вправе явиться не только генеральный директор и главный бухгалтер налогоплательщика, но и представитель подоверенности (например, юрист).
  2. Можно дать следующие рекомендации, как вести себя, если ваша компания получила вызов на комиссию по НДС.
  3. Во-первых, не следует игнорировать вызов на комиссию, лучше явиться в налоговый орган согласно уведомлению.

Получив вызов на комиссию, необходимо подготовить все либо часть истребуемых документов и информации (если было получено соответствующее требование о представлении документов и информации вместе с уведомлением о вызове), а также проанализировать ситуацию и возможные вопросы, подготовиться к ним. Важно дать понять налоговому органу, что налогоплательщику нечего скрывать, и он открыт к диалогу и взаимодействию.

Во-вторых, нужно внимательно выслушать мнение инспекторов, и уточнить чем вызван интерес к вашей компании, какие доказательства «недобросовестности» вашей компании и «проблемности» вашего контрагента первого и последующих звеньев есть у налогового органа.

Лишь после этого следует пояснять проверяющим содержание и аспекты тех или иных операций с проблемными контрагентами.

Причем не следует на комиссии обещать проверяющим, что вы готовы подать уточненные налоговые декларации и доплатить НДС, правильнее — сообщить им, что вы их услышали и готовы в ближайшее время подумать, в том числе обсудить ситуацию с собственниками бизнеса и др.

В-третьих, надо проанализировать результаты комиссии (в том числе вместе с юристом) и сделать выводы, есть ли основания для добровольного уточнения налоговых обязательств по НДС.

Стоит отметить, что на практике многих налогоплательщиков пугает перспектива проведения выездной налоговой проверки и предупреждение налогового органа о дальнейшей передаче сведений в органы полиции. Такая тактика контролеров нередко приносит свои плоды в виде незамедлительного предоставления уточненных налоговых деклараций и доплаты НДС в бюджет.

Однако не следует поспешно исполнять пожелания инспекторов по уточнению своих налоговых обязательств. Необходимо понять, действительно ли есть налоговые риски, проконсультироваться с налоговым юристом, взвесить все за и против и принять наиболее правильное для компании решение.

Итак, допустим, что ваша компания получила уведомление о вызове на комиссию по НДС, на которой инспекторы сообщили, что один из ваших контрагентов / ряд контрагентов первого звена обладают признаками фирм-однодневок либо по данным «АСК-НДС-2» ваши контрагенты второго или третьего звена не уплатили НДС в бюджет. По результатам состоявшейся комиссии инспекторы под угрозой назначения выездной налоговой проверки настоятельно требует от вас представить уточненные декларации по НДС и доплатить налог в бюджет в кратчайшие сроки. Как поступить в такой ситуации?

Надо отметить, что решение зависит от того, как сам налогоплательщик и его руководство смотрит на сложившуюся ситуацию и спорные сделки с сомнительными контрагентами, вызвавшими интерес у налогового органа.

Так, если в действительности спорные контрагенты являются реально действующими организациями, а у вас имеются доказательства реальности самой сделки (например, журналы учета пропусков транспорта, свидетельские показания и др.

), а также доказательства проявления вами должной коммерческой осмотрительности (в частности, деловая переписка с контрагентом, полученные от него документальные доказательства наличия трудовых ресурсов, транспортных средств, соответствующего опыта и т.д.

), то в такой ситуации необходимо занимать позицию об отсутствии правовых оснований для добровольного уточнения налоговых обязательств по спорным операциям и соблюдении налогоплательщиком положений ст. 54.1 НК РФ.

Ситуация из практики

Общество получило уведомление о вызове руководителя в налоговый орган, в котором было указано — для дачи пояснений по вопросу ведения финансово-хозяйственной деятельности с ООО «Ромашка» за 4 квартал 2019 года.

В ходе комиссии инспекторами были озвучены претензии к заявленным вычетам по НДС по операциям с ООО «Ромашка».

По мнению налогового органа, данная организация является «сомнительным» контрагентом по ряду признаков (отсутствие по адресу местонахождения, неявка генерального директора ООО «Ромашка» на допрос, минимальные платежи в бюджет и т.п.).

В итоге инспекторы настойчиво под угрозой проведения выездной налоговой проверки предложили руководителю Общества исключить вычеты НДС по операциям с ООО «Ромашка», представив уточненную налоговую декларацию за 4 кв. 2019 и доплатив в бюджет НДС в сумме 2,5 млн. руб.

Вместе с тем руководство Общества до визита в инспекцию на комиссию обратилось за консультацией к налоговым юристам компании «Правовест Аудит». Юристы выяснили, что налогоплательщик приобретал у ООО «Ромашка» строительные материалы (причем их перевозку в адрес Общества осуществляло третье лицо).

В этой связи юристами был подготовлен запрос в адрес указанной организации-перевозчика, которая письменно подтвердила, что в конце 2019 года перевозила строительные материалы, полученные от ООО «Ромашка» на его складе и предоставила соответствующие транспортные накладные.

Читайте также:  Минфин хочет сократить налоговые льготы

Кроме того, Обществом была систематизирована деловая переписка с ООО «Ромашка», из которой следовало, что до заключения договора с указанной организаций были получены от контрагента сведения о налоговой и бухгалтерской отчетности ООО «Ромашка» за 2018-2019 гг., а также информация о наличии у ООО «Ромашка» трудовых и материальных ресурсов, соответствующем опыте по поставкам строительных материалов и т.п.

  • В частности, были получены копии штатного расписания ООО «Ромашка», а также информация о том, что материалы будут доставляться силами организации-перевозчика, рекомендательные письма в отношении ООО «Ромашка» от крупных строительных холдингов.
  • На комиссии в налоговом органе юристами были изложены все вышеуказанные обстоятельства и представлены документы, подтверждающие статус ООО «Ромашка» как реального участника предпринимательской деятельности в области поставок строительных материалов, так и реальность самих операций Общества по приобретению материалов у ООО «Ромашка».
  • Также по итогам комиссии Обществом было направлено в инспекцию письмо вместе с вышеупомянутыми доказательствами с указанием на то, что оснований для уточнения обязательств по НДС по операциям с ООО «Ромашка» Общество не усматривает.

После направления такого письма в налоговый орган, налогоплательщика не вызывали на комиссии по данному контрагенту. Выездная налоговая проверка также не назначалась.

Не следует идти на поводу налогового органа в случаях, когда претензии касаются не вашего непосредственного контрагента, а контрагентов третьего, четвертого и последующих звеньев (при условии отсутствии подконтрольности и сговора на уклонение от налогообложения между вашей компанией и такими организациями).

Тем более, что последние позитивные выводы Верховного Суда РФ по спорам о сомнительных контрагентах дают хорошие шансы отстоять вычеты НДС в такой ситуации (см. Определения Верховного Суда РФ 14.05.2020 No 307-ЭС19-27597 по делу «Звездочка», от 28.05.2020 No 305-ЭС19-16064 по делу «Красцветмет»).

В частности, ВС РФ указал, что отказ в праве на вычет НДС возможен лишь при условии, что налогоплательщик-покупатель преследовал цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с контрагентами и иными лицами действий либо в отсутствие такой цели он знал или должен был знать о нарушениях налогового законодательства контрагентами (о неуплате ими НДС в бюджет).

Более подробно о выводах Верховного Суда РФ мы писали в статье.

В заключении отметим, что комиссии по НДС при всем неприятном для налогоплательщика характере позволяют последнему оценить налоговые риски по операциям с сомнительными контрагентами и лучше подготовить свою позицию к выездной налоговой проверке (в том числе в части доказательной базы по проблемным операциям) либо дают возможность налогоплательщику с меньшими налоговыми потерями урегулировать разногласия с налоговиками, не доводя до выездной налоговой проверки и доплатив спорные суммы НДС (без применения штрафных санкций — по п. 3 ст. 122 НК РФ штраф 40 % от суммы неуплаченного налога).

В любом случае рекомендуем привлекать налогового юриста, как только получено уведомление о вызове на комиссию. Он проведет всесторонний анализ возникшей ситуации, оценит серьезность намерений налогового органа и определит тактику и стратегию поведения вашей компании.

Налоговые юристы компании «Правовест Аудит» готовы помочь Вам в подготовке к визиту в налоговый орган, а также представлять интересы компании на комиссии и в суде.

Проверка контрагента — 2021: что важно для налоговых органов сегодня

Впервые попытка описать правила и желаемое поведение налогоплательщика при выборе контрагентов была предпринята в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53.

С тех пор прошло более 10 лет, но многие компании по-прежнему уверены, что сегодня для проверки делового партнера достаточно сбора базовой информации из открытых источников.

Конечно, такую информацию иметь нужно, но судебная практика показывает, что этот подход уже устарел.

Бизнес хочет понять, каких мер и в каком объеме ожидают от него налоговики, почему он должен «отвечать» за своих контрагентов и каких действий будет достаточно для того, чтобы предотвратить негативные последствия в работе с партнерами.

На эти вопросы в рамках конференции «Снижение налоговых рисков: тренды 2020», организованной компанией СКБ Контур, ответила Ольга Одинцова, ассоциированный партнер EY.

Как развивалась система проверки контрагентов

Начиная с 2010 года в судах постепенно образовалось огромное количество дел, связанных с взаимодействием с контрагентами. В этих делах так или иначе рассматривался вопрос о том, могут ли компании принять к вычету входной НДС от поставщика и поставить к вычету расходы для целей налога на прибыль.

Вычеты по НДС и вычеты по налогу на прибыль представляли собой две разные темы. Но время от времени они пересекались, когда суды рассматривали споры о правомерности принятия расходов для целей налога на прибыль.

В этот же период набирала обороты тема борьбы с фирмами-однодневками и с незаконными вычетами по НДС и возмещениями по НДС. Накапливалась судебная практика. Проблема заключалась в одном: налогоплательщикам было неясно, какими действиями можно доказать свою добросовестность в выборе делового партнера. Ответ на этот вопрос впервые появился в Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53.

В этом документе была предпринята попытка описать правила и желаемое поведение налогоплательщика и налоговых органов. Именно тогда сформировалась концепция необоснованной налоговой выгоды и появилась другая терминология, которую суды используют по сей день, рассматривая спорные ситуации с заявленными вычетами.

Еще до 2010 года был изменен подход к выбору налогоплательщиков для проведения выездных налоговых проверок. ФНС и Минфин выпустили первые письма, в которых пытались ответить на вопрос, какие меры нужно предпринять налогоплательщику, чтобы убедить налоговые органы в проявлении должной осмотрительности при выборе контрагента.

После 2010 года ситуация прояснилась еще больше. Помимо писем и разъяснений ведомств появилась автоматизированная система контроля за возмещением НДС — АСК НДС-2. К этому моменту уже стало понятно, что налоговые органы решили довольно системно подойти к решению вопроса, а значит и ответ бизнеса тоже должен быть системным.

В 2017 году появилась ст. 54.1 НК РФ, которая требует от налогоплательщика не злоупотреблять правом. То есть сделка должна быть реальной, она должна осуществляться тем контрагентом, который заявлен по документам, и у сторон не должно быть намерения не платить или недоплатить налоги.

Как менялся фокус налоговых проверок

Изначально фокус проверок был направлен на борьбу с фирмами-однодневками. Налоговики старались выявлять компании, которые создавались на короткий срок и не ставили цель осуществлять реальную экономическую деятельность. Именно на них налоговая отработала свой подход к проверке контрагента.

Разработка подходов налоговой службы к проверке контрагентов

Во многом налоговикам помог запуск системы АСК НДС-2. Она позволила в онлайн-режиме выявлять ситуации, когда в бюджете не создан источник для возмещения денежных средств, предъявляемых к вычету.

Стали появляться письма ведомства, которые раскрыли внутренние подходы налоговой службы к проверке контрагентов. В частности, был разработан так называемый риск-ориентированный подход, согласно которому все налогоплательщики распределяются по ряду групп и каждому из них присваивается риск-фактор. В зависимости от этого фактора определяется степень налогового контроля. 

Требования к выбору поставщика не только первого уровня

С определенного момента и по сей день налоговые органы поднимают вопросы о должной осмотрительности в выборе поставщика не только первого, но и предыдущих уровней.

Как показала судебная практика, сейчас уже недостаточно просто продемонстрировать налоговым органам формальное соблюдение критериев проявления должной осмотрительности, например, собрав комплект базовых документов, свидетельствующих о том, что контрагент существует.

Налоговые органы начали разбираться в деталях. Им стало интересно, насколько вы, выбирая того или иного контрагента, ту или иную бизнес-модель или цепочку поставщиков, понимаете, что имеете дело с добросовестным партнером, который отвечает не только вашим коммерческим интересам, но и интересам государства.

Налоговики хотят, чтобы представители бизнеса знали своего контрагента довольно детально. Для них важно, чтобы сами налогоплательщики предприняли определенные усилия и поняли:

  • достаточно ли экспертизы у контрагента;
  • располагает ли он средствами или ресурсами для реализации бизнес-проекта;
  • как долго существует компания и способна ли она в принципе выполнить заказ.

По сути, налоговые органы хотят разделить бремя проведения процедур контроля с самими налогоплательщиками.

Каких изменений следует ожидать в будущем

Ольга Одинцова, ассоциированный партнер EY, считает, что нужно отталкиваться от результатов судебных разбирательств за последний год. А они свидетельствуют о том, что налоговые органы готовы перейти к функциональному анализу бизнес-цепочек. Это необходимо для того, чтобы понять роли каждого звена в этой цепочке.

Более того, налоговики ожидают, что каждый участник цепочки должен быть готов ответить на вопрос о том, какова конкретно его роль и роль каждого партнера в этой цепочке.

Налоговая стимулирует бизнес к тому, чтобы цепочка поставок была короче. А если это невозможно, то она должна быть максимально прозрачной.

Каким должен быть ответ бизнеса на требования налоговых органов

Сегодня многие налогоплательщики по-прежнему ограничивают процедуры проверки контрагентов сбором базовой информации, которая доступна в открытых источниках.

Например, есть целый набор бесплатных ресурсов ФНС для поиска контрагента по ИНН, проверки задолженности по уплате налогов, выявления адресов массовой регистрации, поиска людей в реестре дисквалифицированных лиц и др.

Также уже не первый год работает сервис «Прозрачный бизнес», с помощью которого можно получить комплексную информацию о налогоплательщике.

В рамках этого ресурса ФНС открывает всё больше полезных данных, которыми можно воспользоваться, чтобы минимизировать риски.

Но, к сожалению, использования только открытых источников для проверки контрагента сегодня недостаточно.

Все данные о контрагенте в один клик: поиск связанных организаций, участие в госконтрактах, финансовое состояние и многое другое

Отправить заявку на демоверсию

Важно, чтобы подход компаний к проверке своих деловых партнеров основывался:

  • на требованиях законодательства; 
  • на судебной практике;
  • на разъяснениях регулятора.  

Сегодня разумный подход заключается в выстраивании определенной системы мер, которая должна включать не только сбор и анализ общедоступной информации, но и доказательств того, что деловой партнер располагает достаточным количеством ресурсов, у него есть квалифицированные сотрудники и т.д.

В рамках анализа необходимо ответить на ряд вопросов. Привлекает ли ваш контрагент для выполнения своей задачи других контрагентов? Осведомлены ли вы о всей цепочке поставок? Уплачивает ли контрагент налоги и какими документами вы можете это подтвердить, не нарушая коммерческой тайны?

Этапы проверки контрагента в 2021 году

На конференции «Снижение налоговых рисков: тренды 2020» ассоциированный партнер EY Ольга Одинцова описала 4 этапа, которым нужно следовать.

Этап 1. Соберите информацию о своем контрагенте

Этот блок самый простой. Он включает анализ данных из открытых источников, а также запрос необходимых документов: копии устава организации, свидетельства о государственной регистрации, свидетельства о постановке на учет в налоговом органе, документов, удостоверяющих личность руководителя и др.

Также полезно провести сбор дополнительной информации на основе уже имеющегося опыта взаимодействия с контрагентом. Помните о том, что одного только наличия информации, «не пропущенной» через аналитику, не дает полного представления о рисках. Прежде всего важно собирать документы, которые подтверждают реальность совершения хозяйственных операций.

Этап 2. Анализируйте собранную информацию с учетом критериев

Нужно помнить о критериях добросовестности, на которые указывают в своих письмах Минфин, ФНС, а также судебная практика. 

Нужно проверять, есть ли у контрагента необходимые ресурсы, насколько хороша его деловая репутация, обладают ли сотрудники необходимыми навыками и компетенциями.

Этап 3. Документируйте процесс

Собирайте документы, с помощью которых можно подтвердить выбор контрагента и критерии, на основе которых он был сделан. Полезна будет и деловая переписка.

У вас должен быть документ, регулирующий порядок отбора контрагента, а также документы, отражающие процесс принятия решения о сотрудничестве.

Этап 4. Следите за изменениями 

Осуществляйте мониторинг изменений в статусе того контрагента, которого выбрали для сотрудничества. Не забывайте следить за выполнением транзакций, операций и фиксируйте те факты хозяйственной деятельности, которые имели место быть. Важно отсутствие факторов, которые могут негативно повлиять на репутацию контрагента.

Выбор делового партнера — задача не только бухгалтеров и финансовых специалистов. Неправильный выбор может привести к налоговым рискам, а значит к доначислениям. И это, помимо бухгалтеров, важно понимать руководителю компании, юристам, специалистам логистического отдела и другим ключевым сотрудникам компании.   

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *