ФНС рассказала, где больше всего нарушений

В Москве создана гигантская коррупционная ниша вокруг ФНС: сданы десятки тысяч поддельных отчётов по НДС. Общая сумма ущерба — свыше 300 млрд руб.

ФНС рассказала, где больше всего нарушений

Широко известно, что Михаил Мишустин терпеть не может, когда правда о нём становится публичной. Вскоре после его назначения председателем правительства при странных обстоятельствах прекратили работу сайт «Роспрес» и «Футляр от виолончели» (на сегодняшний день проекты с такими названиями возвращены к жизни журналистами-энтузиастами).

Цензурная отрыжка прозвучала на днях, когда авторы издания «Клерк» опубликовали расследование о том, как налоговики Москвы, работающие под руководством мишустинской ставленницы Марины Третьяковой, оказались причастны к созданию гигантской коррупционной кормушки на махинациях с НДС.ФНС рассказала, где больше всего нарушенийМишустин, Собянин и ТретьяковаВскоре издание, опубликовавшее взбесивший Мишустина материал, попытались сначала подкупить и удалить публикацию за деньги, а потом, не договорившись, стали терроризировать DDoS-атаками.ФНС рассказала, где больше всего нарушенийС 10 ноября на юридические лица Москвы ежедневно начали сыпаться тысячи поддельных нулевых отчетов по НДС.

Почему поддельных? Потому, что сами юрлица эти нулевые отчеты не подавали. Кто-то сдавал их за них. Я получил больше сотни писем от владельцев бизнеса в Москве с просьбой чем-то им помочь.

ФНС рассказала, где больше всего нарушений

К другим налоговым консультантам тоже массово стали обращаться пострадавшие.Две недели понадобилось на то, чтобы прояснить ситуацию. За это время удалось пообщаться с пострадавшими организациями. С руководством разных удостоверяющих центров. С налоговиками в территориалках Москвы и даже с сотрудниками выше.

Все отчеты за юридические лица сданы несуществующими уполномоченными бухгалтериями. Сдающие «уполномочки» являются компаниями-однодневками.

Они не вели никакой деятельности, не платили налоги.

Но, внезапно, с 10 ноября эти уполномочки-однодневки ожили и начали сдавать тысячи нулевых отчетностей по НДС за другие юрлица.

Очень важно понять: обнуление происходит не напрямую со стороны ФНС и их сотрудников. Инспектора не вносят никакой официальной информации об обнулении в свою базу. Нулевки прилетают от совершенно «левых» юридических лиц, по поддельным доверенностям.

По мнению участников рынка, цель создания данной схемы – это спровоцировать предпринимателей на дальнейшее неофициальное «решение» вопроса в ФНС или у посредников. Т.е организация гигантской коррупционной ниши. Кому это могло понадобиться – не известно.

Уполномочка – это юрлицо, которое может сдавать за вас отчет по доверенности. Чтобы налоговая приняла от уполномочки отчетность по вашей организации, у налоговиков в базе должна быть доверенность от вашей организации на уполномочку. В каждой территориальной налоговой есть свой реестр доверенностей.

Предоставить доверенность можно двумя путями.Первый: отнести в ФНС доверенность в оригинале, т.е, саму бумажку с печатью и подписью.Второй: уполномочка может выпустить ключ (ЭЦП) вашей организации. И предоставить доверенность в электронном виде, заверив её вашей ЭЦП.

Все отчеты уполномочками сданы по доверенности. Таким образом, по тысячам юридических лиц, находящихся на территории г.Москвы, в территориальных налоговых внезапно появились доверенности. Которые, на самом деле, никто туда не предоставлял.

И тут мы подходим к очень деликатной теме.

О которой знают все ведущие налоговые консультанты Москвы. Но в СМИ эта чувствительная информация никогда не всплывала.

«Домики». Так на сленге называются группировки, существующие при территориальных налоговых. Задача домика – обнулять отчеты по НДС юридических лиц.Зачем домики делают это?1. Убрать разрывы и проблемные лавки со своей территории. Если занулить юрика, то разрывы уйдут со своей территории и появятся у кого-то другого. Отрабатывать эти разрывы придется уже другой налоговой. Перекидывать друг другу проблемные лавки – это давняя традиция ФНС. Похоже на то, как в сериале «Менты» сотрудники МВД переносили туда-сюда труп, чтобы он попал на территорию чужого овд.Проще говоря, когда территориалки не умеют или не хотят работать, тогда они идут в домики, закупают ЭЦПшки и сдают нули по неугодным юрикам.2. Домики кошмарят тех, кто оптимизирует НДС. Таким образом, создается ситуация, при которой оптимизирующий должен найти выход на налоговую и начать «решать» вопросы за деньги. Т.е, встать на абонентку. Чтобы нулей больше не было. И других проблем.

В домиках работают действующие сотрудники ФНС в связке с решалами и выпускальщиками ключей (ЭЦП). Последние, в свою очередь, являются партнерами удостоверяющих центров.

На практике происходит так. Зам территориалки приходит в «домик», дает список организаций. И говорит, что по ним должны упасть нули.Домики – это не новость. Более того, многие налоговые консультанты сами сотрудничают с домиками. Помогают последним с ключами.

И потом помогают юридическим лицам «решать возникшие вопросы» в налоговой.

Диалог у консультантов в этом случае получаются предельно простой: «ФНС знает, что вы оптимизируете. Нули – это подтверждение. Либо заносите денег, либо будет выездная и менты. Выбирайте».

Мой друг знаком с домиками при нескольких территориалках Москвы. Он делает им ключи. Чтобы домики могли сдавать нули и терроризировать юриков. Поэтому, первым делом я попросил узнать в домиках «Ребята, а те нулевки, которые сейчас резко полетели тысячами, это ваших рук дело?».

Ответ от домиков был отрицательный. Вместе с комментарием:

«Конечно же нет. Зачем нам так палиться с уполномочками? Ведь по каждой уполномочке можно проследить, за кого она сдавала. Мы лучше по старинке, выпустим ключ отдельно по каждой организации. Так гораздо безопаснее. Да и таким веером рассылать нули – это тоже подставляться. Нет, это не мы».

Вполне логичный ответ. С другой стороны, будь это они – сказали бы правду? Вряд ли.

Дальше были диалоги с руководством операторов ЭЦП-удостоверяющих центров. Вот прямо совсем с верхушкой. На диалог они пошли очень охотно. Потому, что к ним синхронно пришло множество заявителей. С четким желанием вынести информацию в СМИ.

Их позиция такова:

«Мы не знаем, что именно сдает уполномочка за юрлицо. Для нас эта информация зашифрована. Но мы видим, что уполномочка – однодневка. И по заявлению от пострадавшего сразу же его отключаем. Ещё мы, как оператор, зависим от ФНС.

И очень плотно с ними дружим. Мы спросили в центральном аппарате, не их ли это рук дело. Центральный аппарат ответил, что нет, не их. К сожалению, сами мы пресекать работу таких уполномчек не можем. У нас просто нет механизмов.

Только по факту жалобы».

Это был ответ очень вменяемого, большого оператора, который беспокоится за свою репутацию и попытался сразу же разобраться в ситуации. А есть другие операторы. Допустим, Белинфоналог.

Когда директор пострадавшей организации обратился в Белинфоналог, который выпустил поддельную ЭЦП для уполномочки, сотрудники сказали ему, что они эту уполномочку отключать не будут. Что их эта ситуация вообще не беспокоит. И что пусть директор идет в полицию и в ФНС.

Директор так и сделал. Только пошел не в полицию, а в следственный комитет. Ведь захват его ЭЦП уполномочкой – это рейдерство, статья тяжелая. И директор очень хочет, чтобы кого-нибудь нашли.

Самое смешное, что никакой защиты от уполномочек не существует вообще. ФНС просто не предусмотрели такую ситуацию.

  • Если принести в территориальную налоговую заявление о запрете на сдачу по доверенностям, то ФНС отключат старые доверенности. А будущие всё равно будут принимать. Такова практика.
  • Если изменить устав юрлица, вписать, что сдаваться по доверенности нельзя, это тоже не работает. Налоговая спокойно принимает декларацию по левой доверенности. С вашим уставом никто сверяться не будет.

Работает только одно: перевыпуск ключа и положить свою корректировку сверху. Чтобы в системе она была новее, чем поданная поддельная.Вот только уполномочки, о которых я пишу, очень плотно мониторят новые корректировки юриков, за которые они сдают отчеты. Как только юрик поправляет отчетность, уполномочка сразу же вновь сдает свои нули. У одного из обратившихся пострадавших уполномочка уже 6 раз сдавала за него ноль.На текущий момент в Москве сложилась ситуация, что каждый день определенный список уполномочек тысячами в день заваливает нулями юрлица. В том числе, вполне рабочие, крупные лавки. То, что называется, «конечники». У знакомого нулями долбят юрлицо со штатом 300 человек.Территориалки с этим сделать ничего не могут. Да и не хотят.

Следственный комитет заявления принимает. Но отрабатывать будет долго, им нужно время, чтобы разобраться.

Внешне всё это очень похоже на недавнюю ситуацию в Тольятти. Там, согласно СМИ, за сыплющимися, как из рога изобилия, нулевками от уполномочек, стояли высокопоставленные налоговики. И, якобы, СК возбудили дело о превышении служебных полномочий. Вот только масштаб бедствия в Тольятти был в сотни раз меньше, чем в Москве.Идите в свою налоговую с заявлением, чтобы они предоставили вам информацию по нулевой корректировке. Вам нужны следующие данные:1. Подписант. Кто именно подписал отчетность в уполномочке.2. ИНН уполномочки, в которой работает этот подписант.3. Оператор, через которую эта уполномочка сдала отчет.4. IP адрес, с которого сдавали отчетность.Сразу скандалить в территориальной налоговой смысла нет. Это не решает проблемы. Территориалке на вас вообще пофиг.

Что вам нужно:

  • Обратиться к оператору. Явитесь в ближайший офис оператора. С заявлением, о том, что у них работает такая уполномочка. Они её сразу же отключат. Большинство операторов очень беспокоятся о своей репутации.
  • Написать в центральный аппарат ФНС жалобу на территориальную налоговую. Что последние приняли доверенность от сомнительной организации. И никаким образом не проверили её.

Обязательно написать, чтобы проверили все доверенности этой уполномочки по базе.

  • Написать заявление в следственный комитет. О факте выпуска ключа этой уполномочкой и подаче отчетности ими. И попросить в заявлении проверить деятельность сотрудников территориальной ФНС на предмет превышения служебных полномочий, почему не проверили доверенность, не запросили оригинал. В Самаре так сработало, может и в Москве сработает.
Читайте также:  Мошенничество с использованием платежных банковских карт

Идти нужно именно в СК. Не в полицию. СК сами дадут распоряжения на проверку в УЭБиПК МВД.

После трех этих пунктов, скорее всего, уполномочка и те, кто за ней стоят, уже вряд ли вас побеспокоят.Явление с массовыми нулями от уполномочек в Москве совершенно новое. Но несколько десятков заявлений от живого, работающего бизнеса, вполне могут изменить эту историю.

Ход работы следственных органов по первым заявлениям я в дальнейшем буду с радостью освещать. Очень интересно, чья же эта история. Кто вот так замечательно придумал, запустить одновременно десятки уполномочек. Что интересно, все они начинают сдавать нули ровно в 4 утра по Москве.

Видимо, аутсорсинг где-то в Хабаровске.Почти все IP адреса у сдающих уполномочек за границей: там и Алжир, Румыния, Латвия, и проч.Местами прослеживаются интереснейшие совпадения.

Почти все уполномочки работают строго по одной территориальной ФНС.

Каторгин из ООО ПЭИНТ-ПАСС долбит нулями только юрлица на территории 25 ФНС. Елизаров из ПРОФИСТРОЙ нулит юриков 26 ФНС. И так далее.

​Единично прослеживается «уполномочка-шэринг». Это когда одна уполномочка нулит сотни юриков сразу на нескольких территориях.К примеру, уполномочка КОНСАЛТ ИНН 9705104238, от различных подписантов бомбит сразу 3 налоговые территории.Или вот: три уполномочки, которые бьют только по юрлицам на территории 26 ФНС г.Москвы, сами тоже располагаются на территории 26 ФНС. Удивительное совпадение.Надеюсь, скоро мы узнаем развязку этой загадочной ситуации. На которую не реагируют территориальные налоговые. И которую абсолютно не заметил Центральный аппарат ФНС.Уверены, информацию о фабрике нулевок мы скоро увидим в больших телеграм каналах, уже с фактурой и фамилиями. Ведь им можно писать то, что под своими данными вряд ли кто-то напишет.Лично нам очень интересно, кто ввел тысячи левых доверенностей в реестры ФНС без единого вопроса со стороны последних.

А ещё тот, кто придумал и фактически контролирует эти уполномочки, создал гигантскую коррупционную нишу. Ведь нули от уполномочек не заносятся инспекторами в АИС. Проблема с нулями созданы не официальным путем, а прямо-таки левачным.

Значит, и решить эти проблемы бизнес тоже будет пытаться неофициально, без уплаты в бюджет. Первый разумный шаг у всех будет – идти на поклон в территорию.Ниже список уполномочек и подписантов, от действий которых уже пострадало множество юрлиц. Увы, список ещё не полный, информация поступает. Именно эти уполномочки как-то пропихивают тысячи левых доверенностей в ФНС. И список налоговых территориалок, по которым они раскидывают нули.ФНС рассказала, где больше всего нарушений

«Налоговики тщательно ищут «жертву»: как бизнесу не попасть в план проверки?

Эффективность налогового контроля увеличивается с каждым годом, количество проверяемых предприятий уменьшается: число выездных налоговых проверок в 2019 году сократилось по сравнению с 2018-м на 23%, а сумма доначислений существенно выросла. О том, как не попасть в план налоговых проверок, каким образом ФНС ищет «жертву», в своем авторском материале рассказала кандидат экономических наук, управляющий партнер Аудиторской фирмы «Палладиум» Альбина Губайдуллина.

ФНС рассказала, где больше всего нарушений Прошли времена, когда ВНП назначалась по случайному принципу, а ее результаты зависели от квалификации инспектора. Теперь выездные проверки должны быть эффективными и результативными Сергей Елагин

НАЛОГОВИКИ ТЩАТЕЛЬНО ВЫБИРАЮТ «ЖЕРТВУ»

Есть заблуждение, что ФНС инициирует выездную налоговую проверку (ВНП) раз в три года. Отсюда принцип «три года поработаем, а потом компанию поменяем». И он обречен на провал.

Во-первых, в настоящее время и камеральные проверки мало чем отличаются от выездных и дают возможность сотрудникам ФНС проводить осмотры, получать объяснения от сотрудников и доначислять.

А выездные проверки могут проводиться как ежегодно, так и, напротив, раз в 10 лет.

Во-вторых, судебная практика имеет достаточно прецедентов привлечения не только к субсидиарной ответственности, но и взыскания с компаний-клонов.

Соответственно, меняя компанию на новую, в том числе переводя сотрудников, передавая активы и перезаключая контракты с покупателями и поставщиками, бизнес дает налоговому органу основание привлечь его по долгам старой как взаимозависимую структуру.

Прошли времена, когда ВНП назначалась по случайному принципу, а ее результаты зависели от квалификации инспектора. Теперь выездные проверки должны быть эффективными и результативными, а значит, к ним надо готовиться и тщательно выбирать «жертву», чтобы не только доначислить налоги, но и взыскать их.

Сегодня большая часть налогового контроля проводится в процессе предпроверочного анализа с использованием мощнейшего технического потенциала ФНС. По его результатам налоговая определяет целесообразность выхода на ВНП.

На сайте ФНС декларируется, что сокращение общего количества проверок обусловлено «точечным» подходом к отбору объектов контроля и усилением аналитической составляющей при подготовке проверок.

Программы на основании алгоритмов присваивают уровни риска и без участия специалистов рассылают налоговые требования и уведомления, а также еще до проведения проверки подсказывают проверяющим, где и что искать.

Выявив связи, с использованием внутренних ресурсов инспектор анализирует информацию из открытых источников: сайт компании, социальные сети, статьи и публикации в интернет-изданиях, которые прямо или косвенно свидетельствует о взаимозависимости и подконтрольности одному субъекту.

Важно отметить, что суды принимают результаты автоматического контроля ФНС в качестве доказательств, подтверждающих получение налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

ФНС рассказала, где больше всего нарушений Нет смысла доначислять налог, если взыскать его не получится. Для этого на этапе предпроверочного анализа изучается имущественное положение компании, ее учредителей и руководителей Фото предоставлено фирмой «Палладиум»

«У ЛЮБОГО БИЗНЕСА ЕСТЬ ДВА СЛАБЫХ МЕСТА»

Сейчас есть устойчивая тенденция: развитие технологий big data* позволяет обрабатывать и классифицировать огромные массивы информации без прямого участия человека. Несмотря на это, именно человеческий фактор является определяющим в вопросе полноты и качества контроля за налогоплательщиками.

У любого бизнеса перед налоговой проверкой есть два слабых места: сотрудники и документы.

Именно на них и акцентирует внимание ФНС, собирая материалы, доказывающие факты «нетипичности» документооборота, отдельных договоров, проведение операций не в соответствии с внутренними правилами компании, а также оформление некоторых операций «доверенными» лицами руководства, отсутствие информации об отдельных операциях у людей, обычно ответственных за их оформление.

Основные задачи при предпроверочном анализе: выявление фактов взаимодействия проверяемой организации с однодневками; оценка стоимости проверки и соотношения ее с нормативом; оценка реальной возможности взыскать недоимку, в том числе с помощью привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих лиц организации.

Нет смысла доначислять налог, если взыскать его не получится.

Для этого на этапе предпроверочного анализа изучается имущественное положение компании, ее учредителей и руководителей, а также членов их семей, включая наличие долей в иных компаниях, недвижимого имущества и автомобилей.

Если по результатам предпроверочного анализа инспекторы придут к выводу, что перспективы взыскать доначисленный налог нет, вероятность назначения ВНП существенно снижается.

ФНС рассказала, где больше всего нарушений Важно понять, что если бизнес получил решение о назначении ВНП, то нарушения уже найдены Сергей Елагин

В ходе проведения предпроверочного анализа налоговый орган выявляет операции, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды. К основным относятся:

  1. поиск связей с «проблемными» контрагентами (в целях агрессивной оптимизации НДС и получения наличных средств);
  2. определение подконтрольных субъектов на спецрежимах (УСН, ЕНВД, ПСН) и признаков искусственного дробления бизнеса;
  3. выявление операций с оффшорными юрисдикциями.

Для доказательства схемы уклонения от уплаты налогов инспекторы устанавливают отсутствие финансово-хозяйственных операций и анализируют:

  1. наличие аффилированности (взаимозависимости) лиц;
  2. реальную схему организации бизнеса: кем фактически оказываются услуги и поставляется товар — ФНС пытается доказать, что работы выполнены сотрудниками организации, а не контрагентами или не выполнены вообще (с этой целью опрашиваются не только действующие, но и бывшие работники организации);
  3. документы, подтверждающие сомнительность операции, в том числе переписка, протоколы совещаний, журналы въезда и выезда и т. д., а также информацию из ГИБДД, использование которой позволяет легко проверить указанные в ТТН машины и реальность осуществленных перевозок;
  4. нахождение бизнес-единиц по одному адресу, общие контакты связи, наличие расчетных счетов в одном банке, отправка отчетности и банковских платежей с одних IP, MAC-адресов, нахождение товара на протяжении всей цепочки операций на одном и том же складе и т. д.;
  5. возможные затраты организации по аренде основных средств, в адрес контрагентов, руководителем которых является собственник-бенефициар бизнеса;
  6. контролируемые иностранные компании (КИК), участвующие в структуре организации;
  7. информацию, полученную оперативными подразделениями МВД.

Перечисленные признаки являются ключевыми для проведения выездных проверок, поскольку они обеспечивают налоговым органам прогнозируемые доначисления и предполагают отработанный порядок проведения контрольных мероприятий. Поэтому практически все силы инспекторов уходят именно на выявление рассмотренных нами признаков.

Важно понять, что если бизнес получил решение о назначении ВНП, то нарушения уже найдены.

А кроме того, у налоговых органов есть широкий арсенал взыскания недоимки не только с налогоплательщика, но и с иных взаимозависимых лиц, поскольку доначисления уже никого не интересуют, главное — реальность взыскания.

Этот постулат должен лежать в основе проектирования имущественной безопасности бизнеса и направлен на грамотное определение стратегии налогового планирования. Лучше предотвратить, чем дорого и небезопасно исправлять последствия.

Время раскаиваться: чем грозят бизнесу новые правила ФНС

Согласно информации, просочившейся в прессу, ФНС разработала инструкцию по борьбе с некоторыми популярными схемами ухода от налогов.

Окончательный вариант документа пока не утвержден и не опубликован, а потому подробный его анализ с юридической точки зрения проводить преждевременно.

Однако общие контуры новшества состоят в том, что бизнесу будет предложена опция «деятельного раскаяния» в обмен на смягчение наказания — в этом случае налоговики смогут переквалифицировать сделки и провести налоговую реконструкцию. 

Одним из самых распространенных поводов для претензий налоговиков является необоснованное получение налоговой выгоды с помощью компаний-однодневок и технических компаний. Налоговая доказывает, что деятельность таких компаний существует лишь на бумаге с целью оформления вычетов по НДС или наращивания расходов, и доначисляет налоги.

Признаки такого недобросовестного поведения закреплены в ст. 54.1 Налогового кодекса в 2017 году. До этого налоговая и бизнес ориентировались на постановление пленума Высшего арбитражного суда (ВАС), принятое в 2006 году. Общий принцип этих документов таков: экономия на налогах не должна быть основной целью сделки.

Теперь налоговая готова изменить жесткую позицию. Речь идет о налоговой реконструкции для компаний, которые раскроют подробности настоящих сделок и данные об их реальных исполнителях.

Для таких компаний налоговики готовы пересчитать расходы и вычеты по НДС, исходя из реальных операций, а не просто доначислять налоги, а также учесть издержки, кроме затрат на скрытую оплату труда.

 Но не несет ли раскрытие данных о сделке дополнительных рисков для бизнеса и способны ли новые рекомендации защитить бизнес от необоснованных претензий?

Многолетняя практика отстаивания интересов малого и среднего бизнеса перед налоговой говорит о том, что раскрытие данных о сделке может обернуться дополнительными рисками.

Читайте также:  Подписан закон, ускоряющий получение НДС-вычета при экспорте

Обычно налоговые консультанты не рекомендуют принимать предложения ФНС о добровольном раскрытии информации о сделках.

Компании, которые пойдут на такой шаг, собственными руками уничтожат возможность для оптимизации и уменьшения налоговой нагрузки.

Объективно говоря, ФНС и не сможет предложить никаких конкретных послаблений в обмен на раскрытие информации, поскольку бизнес-процессы уникальны и общий механизм «налоговой реконструкции» описать невозможно.

По нашему мнению, новые рекомендации не защитят бизнес от претензий — напротив, теперь эти претензии станут более обоснованными, поскольку ФНС получит доступ к информации, которая может быть использована для обвинений в уклонении от уплаты налогов, в том числе и в предыдущие налоговые периоды.

Сейчас инспекторы порой выходят за пределы своих полномочий — задают вопросы, которые не относятся к их компетенции, например составляют коммерческую тайну.

Расчет фискальных органов прост: многие предприниматели просто не знают, на какие вопросы ИФНС они обязаны отвечать, а на какие не обязаны.

Зачастую они добровольно сообщают лишнюю информацию, на которой потом основываются конкретные налоговые претензии.

Встречаются также требования, которые явно выходят за пределы компетенции налоговых органов. Например, к одному из наших клиентов налоговая компания направила требование пояснить, по каким причинам ООО закупает запасные части для транспортных средств у разных поставщиков, а не у одного.

По сути, предприниматели поставлены перед выбором — начинать платить в бюджет по полной, согласно требованиям налоговой, либо находиться в постоянной готовности доказывать законность своих действий по уменьшению налоговой нагрузки. 

По всем признакам долгосрочная стратегия ФНС состоит в том, чтобы взять под жесткий контроль все возможности оптимизации налогообложения и обеспечить максимальную прозрачность бизнеса для налоговиков. Не приходится надеяться на то, что разрабатываемая инструкция пойдет против этого тренда.

С 2021 года ФНС получит автоматический доступ к банковской тайне. Раньше для такого доступа нужно было разрешение вышестоящих инспекций и серьезные обоснования, но теперь следить за движением средств по счетам станет гораздо проще.

Кроме того, со следующего года ужесточится мониторинг за движением средств на счетах юридических и физических лиц, особенно на счетах в иностранных банках. Будет гораздо больше возможностей для блокировок и выдвижения требований по доказыванию происхождения средств.

Ужесточается администрирование сбора НДС. Одним из примеров стало введение электронных транспортных накладных и путевых листов (ЭТрН и ЭПЛ), необходимость которых объясняется сокращением временных и финансовых затрат бизнеса.

С 1 октября 2020 года Росавтотранс проводит эксперимент по внедрению электронной транспортной накладной и электронного путевого листа в сфере автомобильных грузоперевозок в шести регионах (Москва и область, Краснодарский край, Калужская и Рязанская области, Татарстан).

По сути, речь идет о том, что государство усиливает контроль за прозрачностью хозяйственных операций. Для бизнеса цифровизация в сфере грузоперевозок может обернуться тем, что станет сложнее доказывать реальность сделок, связанных с движением товара.

Недочеты в виде несвоевременно оформленной электронной накладной могут обернуться проблемами в ходе проверок и налоговыми доначислениями.

На самом деле у компаний уже сейчас есть законные механизмы для защиты от необоснованных претензий. Рассмотрим некоторые из них.

Механизм № 1: ограничение права ФНС снимать вычеты по НДС по спорным основаниям. Специальное постановление Верховного суда, которое вышло летом 2020 года, ограничивает ФНС в правах снимать вычеты по НДС по спорным основаниям. Тем самым полномочия фискальных органов немного урезаны. На практике наиболее оспариваемыми причинами снятия вычета были: 

— «неосмотрительность в выборе контрагента», когда, по мнению ФНС, фирма-продавец работает с нарушениями;

— «отсутствие у контрагента ресурсов для выполнения договора»: доводами ФНС являются отсутствие входного НДС у получателей платежа, недостаток оборудования и сотрудников и т. д.;

 — «неуплата налога контрагентом-продавцом»: ФНС считает, что приобретатель товаров и услуг должен был быть уверен, что продавец добросовестно перечисляет НДС в бюджет.

Почва для подобных выводов часто была субъективной, что приводило к многочисленным судебным спорам бизнеса с фискальными органами. 

Вот ключевые выводы из постановления Верховного суда:

1. Всесторонняя проверка контрагента нужна не всегда. В большинстве случаев достаточно проверить регистрацию в ЕГРЮЛ и полномочия работающего по сделке сотрудника. 

2. Более глубокая проверка, например, данных об оборудовании, количестве сотрудников и т. д., должна проводиться при заключении длительных договоров на большие суммы (или при сложных видах работ). Желательно проводить ее и в тех случаях, когда стоимость товаров-услуг значительно ниже рыночных или если этот вид деятельности для контрагента непрофильный. 

3. Сам по себе недостаток материальных, финансовых и трудовых ресурсов еще не говорит о фиктивности контрагента.

Заключив договор на предоставление товаров или услуг, предприниматель имеет полное право исполнять де-факто роль посредника — привлекая подрядчиков и поставщиков со стороны.

Такой вид выполнения обязательств по договору в соответствии с НК РФ входит в число критериев, определяющих право на вычет НДС и учет расходов фирмой-покупателем. 

4. Достаточными признаками реальной деятельности контрагента (и, как следствие, подтверждения расходов и вычета по НДС) являются заключение и исполнение договоров, сдача отчетности. Покупатель не обязан проверять наличие собственности у продавца. 

5. Если фирма-продавец не платит НДС в бюджет, у ее клиентов есть презумпция невиновности. Чтобы не принимать к вычету НДС покупателя, ФНС обязана доказать, что покупатель заранее знал о том, что контрагент не собирается исчислять и платить налоги. Весомыми аргументами могут быть взаимозависимость и аффилированность. Если таких фактов нет, то снимать с вычета НДС покупателя нельзя. 

ФНС обязана учитывать позицию ВС РФ, в том числе и при проведении проверок. Рекомендации Верховного суда полезно изучить субъектам МСП и ИП. У предпринимателей появится больше оснований для успешного оспаривания решений ФНС в судебном порядке.

Механизм № 2: налоговые долги можно возмещать прямо в ходе суда. В конце октября 2020 года вступили в силу новые поправки в Уголовно-процессуальный кодекс.

Теперь обвиняемые в уклонении от налогов смогут возмещать ущерб в ходе судебных разбирательств.

Предыдущая редакция закона требовала погасить ущерб от преступной деятельности до момента назначения первого судебного заседания по делу.

Верховный суд считает, что поправки помогут снизить число обвинительных приговоров по делам, связанным с платежами в бюджет. Приоритетом правоохранителей становится возмещение ущерба, а не наказание нарушителей.

Для бизнеса это означает возможность оценить аргументы и доказательства, собранные ФНС. Если собственная доказательная база окажется слабой, теперь можно признать ошибки в расчетах и заплатить в бюджет. Но при этом нет необходимости в спешном погашении налоговых претензий в досудебном порядке.

Механизм № 3: регулярный налоговый аудит. Добровольный и регулярный налоговый аудит снизит вероятность претензий со стороны ФНС. Не стоит экономить на бизнес-диагностике.

Одна из ключевых проблем бизнеса в 2020 году — это разрывы в цепочках НДС, возникающие в ходе экономического взаимодействия между компаниями. В ходе налогового аудита разрыв в цепочке НДС мы регулярно выявляем почти у каждой третьей компании.

В «проблемной зоне» может быть до 10% документооборота, но есть много компаний, где недочеты имеют уже критическую массу. Задача налогового аудита — увидеть уязвимости, которые могут быть потенциально опасны с точки зрения общения с налоговой.

Подтверждение сделок — еще один ключевой момент, на котором заостряет внимание налоговая в этом году. Такие проверки стали часто напоминать допрос: с кем общались, по какому номеру телефона, как выглядит контрагент, где познакомились.

Используются любые способы для проверки реальности сделок. Перед предпринимателем встает актуальная проблема — доказать, что сделка реальна.

Для этого нужно в первую очередь правильное документальное сопровождение сделки, заполнение белых пятен в документообороте.

Если реальность сделки удалось доказать, можно опротестовать и налоговые доначисления. Даже если в цепочке сохраняется разрыв НДС и велик риск оказаться в статусе выгодоприобретателя, предприниматель может биться хотя бы против доначислений налога на прибыль.

Таким образом, уже сейчас у предпринимателей есть полезный набор механизмов, позволяющих защищаться от необоснованных претензий. Проект новой инструкции ФНС в его нынешнем виде в большинстве случаев не слишком обогатит этот инструментарий.

Поэтому наши рекомендации таковы: не спешите с «раскаянием». Не бойтесь выяснять обоснованность претензий налоговой в суде — это как минимум позволит вам оценить качество собранных доказательств.

Будьте готовы защищать свою позицию, а в крайнем случае оплатите сумму претензий на основе решения суда. 

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Глава ФНС не признал проблему «карательных мер» за уход от налогов :: Экономика :: РБК

Недовольство бизнеса практикой применения ст. 54.1 НК вызвано тем, что налоговые органы не рассчитывают, сколько предприятие должно было заплатить, не нарушая правил.

В результате уклонистам доначисляют налоги не с прибыли, а с выручки, и доначисления значительно превышают суммы, которые бизнес вообще заработал. При этом штрафы составляют 40%, рассказала Акчурина.

Устранить «карательные меры» ранее предлагал правительству бизнес-омбудсмен Борис Титов, отмечавший, что существующая практика «носит штрафной характер», и зачастую, доначисляя налоги, ФНС не учитывает фактически понесенные расходы бизнеса. Однако ФНС и Минфин отрицают необходимость «налоговой реконструкции».

«Суммы доначислений и штрафов оказываются абсолютно непосильны для большинства фирм: они столько не заработали, сколько им доначислили. В итоге из-за блокировок счетов предприятия не доживают до судов», — сказала Акчурина.

Также налоговые органы часто распространяют нарушения в отношении нескольких операций на все остальные, из-за большого объема фактуры реальным изучением фактических обстоятельств и документов по каждой операции никто не занимается, а в результате компании получают необоснованные претензии, рассказала Акчурина.

Кроме того, положения ст. 54.1 НК требуют от бизнеса тяжелой, во многом рутинной работы и дополнительных издержек.

Например, закон определяет признаком ухода от налогов исполнение работ не тем лицом, с кем заключен договор (или его субподрядчиком), и требует от предприятий иметь доказательства наличия непрерывной цепочки договоров до конкретного исполнителя-физлица и не сотрудничать с теми, кто не может по всей цепочке субподрядчиков раскрыть принадлежность персонала конкретному лицу.

Читайте также:  Регистрация обособленного подразделения в 2021 годах - пошаговая инструкция

Однако у предпринимателей не всегда есть возможности тщательно проверить контрагентов и отслеживать их деятельность. Особенно уязвимы к рискам сферы строительства, перевозок и клининга, в целом сфера услуг.

«Например, практически невозможно узнать, все ли работники подрядчика официально трудоустроены», — объяснила Акчурина. У ФНС гораздо больше данных и инструментов — «АСК НДС-2», «АИС Налог-3» и т.д.

Бизнес же несет дополнительные издержки на проверку контрагентов, и все равно этого оказывается недостаточно для гарантированной защиты от налоговых претензий за нарушения со стороны контрагентов.

Тем не менее на расширенной коллегии ФНС глава службы поручил правовому блоку «стабилизировать работу по нормам в рамках ст. 54.1 НК» и «обеспечить определенность».

«Триада позиций Минфина, налоговой и судов должна работать максимально эффективно, чтобы все искажения быстро корректировались и налогоплательщики получали понятное, доступное, объективное правовое поле и работали в системе живого права, понимали и доверяли нашим позициям, чтобы было абсолютно очевидно, что наши подходы справедливы», — указал Егоров.

Позиция Федеральной налоговой службы

Положения статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации обязывают налоговые органы оценивать в ходе проверок только взаимоотношения налогоплательщика с контрагентами первого звена, то есть те отношения, на которые налогоплательщик может оказывать влияние.

Норма, являясь ужесточением требований к налогоплательщикам по соблюдению ими налогового законодательства, допускающим полный отказ в возможности реализации своих прав на заявление налоговых вычетов и учет расходов, с одной стороны, гарантирует отсутствие налоговых претензий со стороны налоговых органов в отношении исполняющих добросовестно свои налоговые обязательства налогоплательщиков и накладывает на налоговые органы требования к доказыванию умысла — с другой.

Также в результате снизилась административная нагрузка на бизнес, уменьшилось количество судебных споров.

Если до издания федерального закона налоговыми органами при проведении выездных налоговых проверок схемы с участием «фирм-однодневок» выявлялись более чем в 7 тыс.

проверок ежегодно, то за весь период после введения новой нормы количество выездных налоговых проверок, в рамках которых налоговыми органами были применены положения статьи 54.1 Налогового кодекса Российской Федерации, составило не более 2100 проверок.

За 2,5 года в суде налогоплательщиками обжаловано только менее 180 дел. Указанные показатели применения налоговыми органами положений статьи 54.

1 Налогового кодекса Российской Федерации свидетельствуют об эффективности действия этой нормы для сокращения налогоплательщиков, использующих «агрессивный» механизм налоговой оптимизации, и о снижении давления со стороны налоговых органов на бизнес.

Статья 54.1 НК РФ представляет собой новый подход к проблеме злоупотребления налогоплательщиками своими правами и направлена на предотвращение использования «агрессивных» механизмов налоговой оптимизации и исключает возможность налоговой реконструкции.

Налоговый контроль-2019: ФНС подвела итоги | «Правовест Аудит»

В прошлом году ФНС обеспечила 76% доходов бюджетной системы страны. Драйверами роста традиционно выступили НДС — поступления увеличены на 19%, или на 683 млрд. руб., и налог на прибыль — рост на 11%, или на 443 млрд. руб.

Основной рост налоговых поступлений по налогу на прибыль организаций по основной ставке обеспечивает металлургическая отрасль (+63,0 млрд. руб.) и финансовый сектор (+30,0 млрд. руб.) в результате роста курса доллара и переоценки валютных обязательств, в том числе рыночных котировок ценных бумаг.

По налогу на прибыль при выполнении соглашений о разделе продукции нефти и газа поступления составили 179,4 млрд. руб., что в 1,9 раза больше 2018 года, в том числе за счет увеличения объемов добычи углеводородного сырья и роста стоимость нефти.

По налогу на прибыль с доходов, полученных в виде дивидендов поступления в 2019 году составили 346,0 млрд. руб., что на 27 % больше 2018 года, за счет роста доходности акций по эмитентам нефтегазового и финансового секторов экономики.

Таким образом, общий прирост поступлений налога на прибыль организаций на 443,1 млрд. руб. обусловлен:

  • на 389,7 млрд. руб. (88%) — экономическими факторами;
  • на 53,4 млрд. руб. (12%) — налоговым администрированием.

Рост поступлений на 683,2 млрд. руб. обеспечен за счет:

  • экономических факторов: прирост поступлений по компаниям нефтегазового сектора, в т.ч. в связи с ростом средней цены на нефть на внутреннем рынке;
  • законодательных факторов: (+ 262 млрд. руб.) в результате повышения основной ставки НДС;
  • структурных и временных факторов: в том числе за счет:
    • перехода ряда крупнейших налогоплательщиков на заявительный порядок возмещения (НДС и фактическое возмещение в I квартале 2018 года за два налоговых периода, а в I квартале 2019 года возмещение — за один налоговый период +43,7 млрд. руб.);
    • прироста поступлений в банковском секторе за счет получения крупных агентских вознаграждений в IV квартале 2018 года и I квартале 2019 года в связи с заключением новых агентских договоров по страхованию +7,5 млрд. руб.;
  • налогового администрирования (+118,0 млрд. руб.).

В 2019 году в целом по РФ было проведено всего 9 334 проверок, из них результативных −8 977 проверок (96,2% от общего количества). Доначислено налогов на общую сумму 212 млрд. руб., а также пеней и штрафов — 88,9 млрд. руб.

При этом доля организаций в этих значениях является определяющей: 7 909 эффективных проверок (88,1% от общего количества) на 296, 4 млрд. руб. доначисленных налогов, пеней и штрафов (98,5% от общей суммы).

Следует отметить, что количество выездных проверок сокращается год от года:

Уменьшение количества выездных проверок, несомненно, хорошая новость для налогоплательщиков, однако ложку дегтя добавляет тот факт, что суммы доначислений на 1 проверку на протяжении последних 3 лет продолжают неумолимо расти:

В частности, это связано с увеличением роли предпроверочного анализа, улучшающего качество планирования проверок, позволяющего заранее выявить «слабые налоговые зоны», «схематозы» и прочие «налоговые инфекции» у налогоплательщика, прикинуть примерную сумму возможных доначислений и определить целесообразность и эффективность проведения выездного контроля в отношении компании.

Снижение количества выездных проверок связано и с тем, что предпроверочный анализ позволяет в рамках комиссий по легализации налоговой базы настоятельно рекомендовать компаниям в добровольно-принудительном порядке подкорректировать свои налоговые обязательства в сторону их увеличения (например, заплатить НДС, налог на прибыль за налоговые грехи «того парня», контрагентов далеко не первого звена).

Чимидов ВадимСоветник государственной гражданской службы РФ II класса, руководитель направления налоговой практики и арбитражных споров

И этот факт подтверждает ФНС своим отчетом, согласно которому «предупреждение налогоплательщиков о налоговых рисках позволило избежать контрольных мероприятий, и налогоплательщики самостоятельно доплатили более 130,6 млрд. руб. без применения штрафных санкций».

В 2019 году в РФ было проведено 62 802 102 проверки, по итогам 2 447 065 проверок (3,9% от общего количества) выявлены нарушения, повлекшие исчисление к доплате налогов на сумму 21,5 млрд. руб., а также пеней и штрафов — 16, 2 млрд. руб.

При этом, сравнение указанных значений с результатами камерального контроля за период с начала действия новых форм налоговых деклараций по НДС, позволивших налоговой службе более оперативно реагировать на нарушения налогового учета, демонстрирует снижение его результативности:

Данный эффект также может объясняться существенным ростом роли аналитической работы налогового органа и частым на практике добровольным или добровольно-принудительным уточнением налогоплательщиками своих обязательств перед бюджетом.

Как указано в докладе ФНС, конечной целью стратегии налоговой службы является неотвратимость наказания для тех, кто не соблюдает налоговое законодательство, и создание стабильной налоговой среды для добросовестных, «прозрачных» налогоплательщиков, с предоставлением им комфортных условий налогового администрирования и исполнения налоговых обязательств.

Таким образом, ФНС России обещает создать условия, когда налогоплательщику выгоднее платить, быть добросовестным, выстраивая деятельность для приобретения репутации, позволяющей иметь связи с такими же добросовестными контрагентами.

Хочется надеяться, что добросовестным компаниям действительно будет легче жить и все свое внимание налоговая служба направит на недобросовестных.

Время покажет, а пока на практике картина не всегда радужная для добросовестных, особенно в части НДС-разрывов из-за «сомнительных звеньев», которые не платят налоги.

Тем не менее, быть честным, в том числе и в налоговом плане, использовать здоровое налоговое планирование и своевременно выявлять/исправлять ошибки и нивелировать налоговые риски бизнеса намного выгоднее и уж точно спокойнее, чем получать сомнительную и необоснованную налоговую выгоду от применения «схематозов», которые с каждым днем становятся все более заметными для ФНС.

Все последние годы ФНС России констатирует свой тотальный успех в делах об оспаривании решений, действий и бездействия налоговых органов.

Так, согласно итоговому докладу о деятельности службы за 2019 год из общей суммы рассмотренных судами требований по всем спорам с налогоплательщиками в пользу налоговых органов было разрешено 85,4% дел. Напомним, что в 2017 году — 80,3%, в 2018 году — 82,6%.

При этом, по данным статистики федеральных арбитражных судов, рассматривающих большую часть дел об оспаривании ненормативных правовых актов налоговых органов и действий (бездействия) должностных лиц в 2018 и 2017 годах количество таких дел составило 12,1 и 12,0 тыс.

соответственно. Сопоставление указанных значений с суммами доначислений по итогам налоговых проверок и их общим количеством свидетельствует о том, что более половины проверенных налогоплательщиков продолжает не соглашаться с пересмотром своих налоговых.

Также считаем, что наметившиеся в 2019 году расхождения в подходах судов и налоговой службы к применению знаменитой статьи 54.

1 НК РФ, сменившей концепцию «необоснованной налоговой выгоды» в качестве наиболее распространенного основания для налоговых доначислений, скорее всего, будут только способствовать увеличению количества обращений налогоплательщиков за судебной защитой от налоговых претензий.

В 2019 году было проведено 7 818 316 проверок, по итогам которых только 284 058 проверки (3,6% от общего количества) выявили нарушения, повлекшие доначисление налогов на сумму 5,8 млрд. руб.

, а также пеней и штрафов на 4,2 млрд. руб. (35 160 руб. доначислений на 1 проверку). В 2017 году по результатам проверок доначислено 17,8 млрд. руб. (70 233 руб. доначислений на 1 проверку), в 2018 году — 16,5 млрд. руб.

(44 349 руб. на 1 проверку).

За год было проведено всего 1 622 проверки, из них 1 514 проверок (93,3% от общего количества) завершились доначислениями налогов на сумму 35,3 млрд. руб., а также пеней и штрафов на 15,1 млрд. руб. Средняя сумма доначислений на 1 ВНП — 33 млн.руб.

Доля организаций в этих значениях является определяющей: 1 456 эффективных выездных проверки (96,2%) на 50,2 млрд. руб. доначисленных налогов, пеней и штрафов (99,6%).

Кстати, в 2018 году была проведена 1 611 проверка с доначислениями на общую сумму 81,0 млрд. руб., 2017 год — 2 115 проверок на 88,5 млрд. руб.

Следует также отметить, что на конец 2019 года 276 материалов налоговых проверок были направлены в следственные органы (в 2018 и 2017 годах было направлено соответственно 662 и 521 материал).

Вот такой «пестрой» получилась картина налогового контроля в 2019 году.

Думается, что ознакомившись с данными итогами ФНС, бизнесу есть о чем поразмыслить, перестроить свое отношение к налоговым рискам в своей деятельности, выбрав правильное направление в сторону налоговой безопасности компании и исключению оснований для налоговых доначислений, субсидиарной и уголовной ответственности собственников, руководителей и иных лиц компаний. Успешное и спокойное настоящее и будущее в налоговом ЗОЖе!

См. также:

Прайс-лист на аудиторские услуги

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *