Некоторые СМИ сообщили о возможном увеличении ставки НДС и снижении страховых взносов

Страховые взносы для работодателей могут резко снизить. Правительство рассчитывает, что это уменьшит нагрузку на бизнес, но аналитики опасаются, что придется снова поднимать НДС. Кабинет министров обсуждает снижение ставки взносов в Пенсионный и страховые фонды до 23-25% с действующих 30%.

Как пишет газета «Ведомости», в правительстве пока не понимают, как компенсировать выпадающие доходы бюджета — около 1,5 трлн рублей. Три года назад была идея взамен повысить НДС до 22%. Но в итоге этот налог повысили до 20%, чтобы собрать средства на нацпроекты.

Как правительство будет закрывать брешь в бюджете? И что об идее говорят предприниматели?

Руководитель Центра макроэкономического анализа Альфа-банка Наталия Орлова полагает, что именно от компенсации выпадающих доходов будет зависеть, выиграют ли граждане и бизнес от изменений или нет.

«Самый главный вопрос — какие другие меры правительство предпримет, чтобы минимизировать последствия для бюджета? Будет ли речь идти о повышении ставок других налогов, или это будет налогообложение отдельных секторов? Уже в зависимости от этого можно будет говорить об эффектах.

Решение снизить ставки социальных взносов первоначально обсуждалось вместе с идеей повышения НДС.

Я не знаю, означает ли теперь возврат к идее снижения ставок социальных взносов готовность правительства сделать дополнительное повышение НДС, но, вообще, конечно, это все равно говорит о некоторой неопределенности, потому что было бы лучше, чтобы пакет был реализован единым шагом, не был растянут во времени».

Некоторые СМИ сообщили о возможном увеличении ставки НДС и снижении страховых взносов

«У правительства понятная идея — попытка оживить экономический рост, то есть у компаний, которые сейчас делают социальные отчисления, появится некоторая экономия, которую они в теории должны направить на расширение своей инвестиционной деятельности, — продолжает Орлова. — Но, во-первых, вопрос, каких секторов это коснется.

Часто сектора с большой долей оплаты труда — это не сектора, которые делают большие инвестиции. С другой стороны, означает ли снижение социальных взносов, что мы увидим рост потенциального дефицита бюджета, или это будет компенсировано.

Если речь будет идти, например, о дополнительном повышении ставки НДС еще на два процентных пункта, что, наверное, позволит бюджету эту дыру сразу закрыть, значит, тогда конечные потребители точно ничего не выиграют».

“Ъ FM” спросил у предпринимателей, как они относятся к новой идее правительства. Мнения разделились — одни в восторге от возможного снижения социальных взносов, другие опасаются, что взамен получат ухудшение условий в других сферах.

Президент группы компаний «Диана» Дмитрий Несветов: «Конечно, ничего хорошего бизнес от всяких движений в налоговой сфере не ждет. Если где-то чуть-чуть понизится, значит, обязательно где-нибудь чуть-чуть повысится.

По крайней мере, однозначной уверенности, что система налоговая будет сбалансирована таким образом, чтобы облегчить положение бизнеса, к сожалению, у бизнеса сейчас нет.

Но в целом бизнес, конечно, будет приветствовать понижение фискальной нагрузки».

Основатель сети «Теремок» Михаил Гончаров: «Собираемость налогов резко возросла, поэтому, с одной стороны, выпадает какая-то сумма, а с другой стороны, бизнес получает возможность передохнуть от роста налоговой нагрузки.

Поэтому я больше настроен позитивно. Сейчас же речь идет о развитии экономики, прежде всего. Мы сейчас пересматриваем уже банковские кредиты в сторону понижения ставок.

Вот я 30 лет в России веду бизнес, и даже помыслить было невозможно, чтобы ставка была 6%».

Владелец компании Mr. Doors Максим Валецкий: «Снижение взносов — самое лучшее, что они могли придумать. Это просто тянет бизнес очень сильно назад, безусловно, сдерживает рост.

У бизнеса денег на инвестиции внутренних нет, EBITDA всюду снизилась, налоги теперь и так уже все платят, поэтому у бизнеса просто нет денег на развитие.

Снижение взносов настолько важная вещь, что ее будет достаточно сложно обесценить».

Снижение социальных взносов обсуждают годами, и не похоже, что в этот раз последует нечто большее, чем разговоры, считает президент «Опоры России» Александр Калинин: «У нас не просто 30% платят работодатели в фонды. С зарплаты платится НДС, кроме того, практически именно работодатели удерживают подоходный налог, являясь агентами.

И если все просуммировать, то нагрузка на фонд оплаты труда, если ты работаешь по обычной системе налогообложения, получается больше 60 копеек с каждого выплаченного рубля. Конечно, это запредельная нагрузка. Удастся ли что-то сделать премьеру — большой вопрос, потому что у нас были горячие дискуссии два года назад, когда социальный блок добился повышения взносов по малому бизнесу.

Очень сложная будет дискуссия. Большой скепсис, что это удастся сделать».

Сейчас работодатели платят сниженные взносы в Пенсионный фонд, если зарплата сотрудника превышает 108 тыс. рублей в месяц, а страховые взносы не отчисляются с зарплат выше 76 тыс. рублей. Как пишут «Ведомости», ради компенсации расходов бюджета это правило могут отменить.

Сергей Гусев

Сми сообщили о возможном повышении ндс до 20%

Некоторые СМИ сообщили о возможном увеличении ставки НДС и снижении страховых взносов

Премьер-министр Дмитрий Медведев обещал найти 8 трлн руб., которых не хватает для выполнения нового майского указа Путина. Как выяснили «Ведомости», значительную часть этой суммы правительство и Кремль собираются найти в кошельках населения. Около 2 трлн руб. за шесть лет бюджет может получить от повышения НДС с 18 до 20% – такой вариант обсуждался и сейчас он один из наиболее вероятных, хотя и не окончательный, рассказывают три федеральных чиновника. При этом может быть отменена и льготная ставка НДС в 10%, которую Минфин предлагал заменить пособием, говорит один из них.

Еще около 2 трлн руб. даст бюджету уже анонсированное Медведевым повышение пенсионного возраста, говорят два чиновника, не называя, на сколько и какими темпами он может быть повышен.

Остальные недостающие 4 трлн руб. принесут уже объявленные меры. 3 трлн руб. для финансирования инфраструктуры государство займет, разместив ОФЗ и сформировав временный фонд внутри бюджета. А 1 трлн руб. бюджет получит от реформы налогообложения нефтяной отрасли – обнуления экспортной пошлины и компенсирующего повышения НДПИ.

Впрочем, часть решений еще могут быть пересмотрены, говорят собеседники «Ведомостей». Все меняется очень быстро и постоянно, замечает один из них.

Кто доплатит НДС

Повышение НДС давно обсуждалось чиновниками, но как часть налогового маневра, который предлагал Минфин: снизить страховые взносы и увеличить НДС до одинаковой ставки 22%. По замыслу Минфина маневр должен был обелить экономику и принести бюджету дополнительные 500 млрд руб.

От идеи отказались, но найти деньги для указа без повышения налогов не удавалось, говорят несколько чиновников. В итоге из двух частей маневра осталась одна – увеличение НДС, хотя и более щадящее.

Повышение НДС без снижения страховых взносов – обычный обман, говорит член бюро РСПП.

По ставке 20% НДС взимался до 2004 г., потом она была снижена до 18%. Возврат к 20% – это менее болезненное решение, чем другие обсуждавшиеся варианты: повышение НДФЛ или введение налога с продаж, считают два чиновника. Хотя, если государство хочет стимулировать рост экономики, надо не отбирать у нее ресурсы, а давать, замечает один из них.

Повысив НДС, государство изымет в первую очередь ресурсы у населения, которое пережило четырехлетнее падение доходов, – значительную часть издержек бизнес сможет заложить в цены и перенести на потребителей.

В ожидании повышения НДС компании заранее начинают поднимать цены, показало исследование статистической службы Великобритании. В России рост НДС на 2 п. п. ускорит рост цен на 0,8–1 п. п., подсчитала главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, что, впрочем, не страшно в условиях низкой инфляции (2,4% в апреле в годовом выражении).

Но вместе с отменой льготной ставки повышение НДС может стать серьезным ударом по населению и отразиться на потреблении, предупреждает Александра Суслина из Экономической экспертной группы. Сейчас льготная ставка действует для продуктов питания (за исключением деликатесов), детских товаров, книг, учебников и лекарств. В 2017 г.

льгота обошлась бюджету почти в 550 млрд руб. (около 0,6% ВВП).

В случае внезапного повышения цен меньше всего люди готовы экономить на еде, алкоголе и транспортных услугах, показало исследование главного экономиста «ВТБ капитала» Александра Исакова, больше же всего при росте цен на 1% сокращаются расходы на связь и медицину.

Бизнес заложит издержки во внутренние цены, а при экспорте ставка НДС – 0%, говорит член бюро РСПП. Но будут и пострадавшие. Сильнее всего повышение налога ударит по отраслям, где высока конкуренция, предупреждает замдиректора ЦМАКПа Владимир Сальников. Это подтверждает исследование МВФ, проведенное после увеличения НДС в Германии в 2007 г.

: при сильной конкуренции компаниям тяжелее сохранять долю рынка после повышения цен. Пострадает розница, которая уже сокращает маржу в условиях слабого потребительского спроса, говорит налоговый консультант крупного ритейлера.

Структурный эффект будет плохим, предупреждает Сальников: вырастет нагрузка на обрабатывающие производства, а не на экспортеров сырья.

Больше всего она увеличится на машиностроительный (на 6,8%) и транспортный секторы (6,6%), на электроэнергетику (6,8%), строительство (5,6%), информационный сектор (5,4%) и гостиничный бизнес (4,4%), подсчитал Сальников. Зато снизится на химическое производство, обработку древесины, а также сельское хозяйство.

Времени решать, кому предстоит доплатить за указы, у чиновников осталось немного. Правительство сформулировало предложения по налоговой системе, окончательные решения должны быть приняты уже в весеннюю сессию Госдумы, говорил ранее Антон Силуанов, назначенный первым вице-премьером и министром финансов.

Читайте также:  [ндфл]: когда платить с зарплаты, больничных и отпускных?

В настоящий момент решения не приняты, утверждает его советник Андрей Лавров, но в ближайшее время конкретные меры донастройки налоговой системы будут определены правительством.

Представитель премьера Наталья Тимакова не комментирует эту тему, получить комментарии пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова в воскресенье не удалось.

Экономический блок согласен с повышением НДС и снижением страховых взносов

Некоторые СМИ сообщили о возможном увеличении ставки НДС и снижении страховых взносов

Вектор правительства – вывод доходов граждан из тени /Александр Фомин

В экономическом блоке правительства консенсус: для перезапуска экономического роста нужно снизить налоги на труд, а выпадающие доходы бюджета компенсировать косвенными налогами, рассказали четыре федеральных чиновника и два эксперта, участвующих в обсуждении. Как именно – вопрос счетный, говорит один из них.

Варианты разные, основной – снизить страховой взнос до 21% и повысить НДС до 21% (другие варианты: 20/22, 22/22, 21/22), сообщают чиновники, решений пока нет. Идея прорабатывалась с депутатами и экспертами, в том числе на площадке ЦСР, знают двое из них, но решать будет президент.

Все варианты приводят к выпадению доходов, подсчитала Александра Суслина из Экономической экспертной группы: при 21/21 выпадает 682 млрд руб. по сравнению с текущим законодательством, при 22/22 – 180 млрд, при 20/22 – 600 млрд, при 21/22 – 400 млрд.

Идеолог – министр экономического развития Максим Орешкин, сообщает федеральный чиновник. Аргументы «за»: обеление серого сектора за счет снижения взноса и поддержка экспортеров, сказал он. Министр финансов Антон Силуанов в целом его поддерживает, но осторожничает: выпадающие доходы внебюджетных фондов придется компенсировать из федерального бюджета, говорит другой чиновник.

В понедельник Орешкин рассказывал первому вице-премьеру Игорю Шувалову о перезапуске экономического роста, указывает третий чиновник: среди мер были маневр в налогах, поддержка экспорта, расширение налоговых стимулов для инновационных компаний, меры по борьбе с бедностью, предложения по НДФЛ. Представители Шувалова и Минэкономразвития отказались от комментариев.

В Минфине не ответили на запрос.

Идея сыра и так же плохо посчитана, как и осенью, когда ее предлагал Минфин, сетует чиновник. Как быть с выпадающими доходами ПФР, как ускорить возмещение, как бороться с уклонением, перечисляет другой: надо повысить нагрузку на серый сектор и снизить на белый; вопрос – реально ли это.

Если согласиться с маневром, нужно признать, что страховая пенсионная модель провалилась, говорит высокопоставленный чиновник, а донастройка не означает демонтажа того, что есть.

В действующей конструкции взносов и так немного смысла, нужно вернуться к единому социальному налогу, согласен чиновник финансово-экономического блока.

Не очевидно, почему те, кто в тени, после снижения ставки начнут платить взносы, говорит высокопоставленный чиновник: ноль меньше 20%. Влияние маневра на обеление экономики преувеличено, согласен эксперт, участвующий в обсуждении.

По данным Росстата, «невидимых» работников 16,2 млн, или почти 23% занятых в экономике. Доля серых зарплат, включая смешанные (статистика не может определить, чьи они – населения или компаний), в 2014 г. составила 27,4% трудовых доходов населения, или 10,2 трлн руб.

С 2007 г. она сократилась почти на 1,5 п. п.

Часть потерь внебюджетных фондов можно компенсировать отказом от двухступенчатой шкалы (зарплаты свыше определенного размера облагаются взносами по ставке 15,1%), полагает эксперт, а нагрузка снизится за счет взноса на обязательное медстрахование (ставка 5,1%). Рост НДС на 1 п. п. разгоняет инфляцию на 0,4–0,6 п. п., но эффект разовый, продолжает он, тем более зарплаты будут расти за счет снижения нагрузки. Зарплаты останутся теми же, но вырастут цены, спорит Суслина.

Мера ударит и по региональным бюджетам, предупреждает федеральный чиновник, – сократится налог на прибыль, а повышение НДС может ухудшить его собираемость. За 2016 г. поступления от НДС выросли на 10% по сравнению с 2015 г. Система «АСК НДС-2» не панацея, говорит он: при повышении ставки могут появиться новые схемы по возмещению налога.

Новые проекты не создают много рабочих мест, зато генерируют существенную добавленную стоимость, говорит сопредседатель «Деловой России» Антон Данилов-Данильян.

Повышение НДС даже при снижении налоговых затрат на труд – серьезный удар по бизнесу, продолжает он, но, если мера не будет распространяться на инвестиционные проекты, которые были просчитаны до ее введения, это может смягчить давление.

Пострадает любой проект, связанный с импортозамещением, говорит он, и, даже если компания будет экспортировать продукцию, производство и сбыт начинаются на внутреннем рынке.

Пока это предложения отдельного министерства, межведомственного согласования не было, что войдет в план правительства – большой вопрос, указывает федеральный чиновник: даже если налоговая нагрузка снизится, бизнес не станет увеличивать инвестиции без перспектив роста.

«Когда экономисты путают одну модель с единственной моделью, это может привести к ошибке действия, – писал профессор школы им. Джона Ф. Кеннеди при Гарвардском университете Дэнни Родрик.

– Тогда зацикленность на определенном видении мира заставляет рекомендовать такую государственную политику, провал которой можно предсказать задолго до ее начала».

Минфин хочет повысить НДС до 22%, а страховые взносы до 22% снизить

Александр Вертячих

Под занавес прошлого года мы рассказывали о возможной налоговой реформе в России. Чиновники выдвинули немало предложений: повысить налог на добавленную стоимость (НДС), заменить налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) налогом на добавленный доход (НДД) и ряд других мер. Однако президент РФ поставил точку с запятой в дискуссии функционеров и бизнеса, отодвинув возможные новации фискальной сферы до 2019 года. Почему тогда мы говорим о точке с запятой? Да потому, что диспуты о справедливом для граждан, компаний и государства налогообложении возобновились уже в 2017-м.

Иллюстрация imanhakim/shutterstock.com

Своя подать не тянет

В этом году Минфин выдвинул предпринимателям идею нового общественного договора. «Мы не увеличиваем налоговую нагрузку, а вы платите налоги по законодательству», – объявил министр финансов Антон Силуанов на налоговом форуме Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП).

По версии Минфина, ставки страховых взносов с фонда оплаты труда можно снизить с действующих 30 до 22%, а вот НДС, наоборот, увеличить с 18 до 22%. Фискальный эффект эксперты оценивают по-разному: с одной стороны, бюджет может недополучить около 180 млрд руб. в год. С другой – правительственные чиновники убеждены, что подобный налоговый маневр поможет экспортно ориентированным предприятиям.

Напомним, что торгующие с заграницей компании платят таможенные пошлины, а вот часть НДС им возмещается. Поэтому предприятиям-экспортерам выгодно сэкономить на снижении «налога на рабсилу», как в шутку называют взносы в соцфонды. Таким образом, снижение отчислений в фонды может повысить инвестиционную привлекательность отечественного реального сектора, работающего на экспорт.

Выпадающие доходы от снижения процентов страховых взносов Минфин планирует компенсировать заменой нескольких ставок на одну, что повысит собираемость налогов. Таким образом, де-факто мы возвращаемся к идее единого социального налога, отмененного несколько лет назад.

Наиболее радикальные предложения Минфин выработал для сырьевого сектора экономики, точнее – нефтегазовой его составляющей.

Чиновники предлагают завершить стартовавший несколько лет назад налоговый маневр, по которому экспортную пошлину постепенно заменяли НДПИ.

По мнению Антона Силуанова, к 2025 году пошлину нужно отменить вовсе, налог на добычу полезных ископаемых – тоже, а вместо них ввести для нефтяников налог на добавленный доход (НДД).

Вкратце суть НДД такова: с нефтяников будет взиматься 50% доходов от продажи углеводорода за вычетом расходов на добычу и транспортировку, но не более определенной суммы с каждой добытой тонны.

В прошлом году, когда параллельно взимали НДД, НДПИ и таможенные пошлины, нефтяники констатировали резкий рост себестоимости добычи нефти, а прибыль компаний снизилась.

Подобное в свою очередь лишает финансирования проекты по строительству нефтеперерабатывающих заводов и освоению новых месторождений в Арктике.

Причина – источник инвестиций в обновление основных фондов компании зачастую находили в собственной прибыли, ведь высокие ставки по банковским кредитам резко снижали рентабельность долгоиграющих проектов.

Сила маленького пункта

Пока сложно сказать, какие из предложенных нововведений сильнее скажутся на простых потребителях, то есть на нас с вами. Конечно, наипервейшим кандидатом на роль опустошителя кошельков придется взять возросший НДС.

Напомним, что этот косвенный налог фактически взимается с покупателей товаров в магазинах, а не с предприятий, как налог на прибыль.

Хотя, конечно, деньги в бюджет перечисляют юридические лица и индивидуальные предприниматели, продавшие нам товар.

Суть НДС проста: продавец отчисляет в казну не фиксированный процент (например, 18%, как сейчас для большинства видов деятельности) со всех продаж, а процент с разницы между объемом продаж и стоимостью товаров и услуг, приобретенных у поставщиков. Например, запчастей и материалов для выпуска автомобилей, сырья для производства продуктов питания и пр.

Таким образом исключается двойное налогообложение, и НДС предприниматель платит с добавленной в процессе производства стоимости. Разумеется, что даже небольшой рост НДС увеличит себестоимость продукции и заставит бизнес поднять цены.

Читайте также:  ПМ-торг: бланк для сдачи в статистику к 4 марта

Если в прошлом году чиновники предлагали увеличить этот налог на 1 – 2 процентных пункта, то в этом Минфин задумал ни много ни мало поднять ставку НДС на 4 процентных пункта – до 22%.

Конечно, такой подъем неминуемо вызовет пусть небольшой, но рост розничных цен. Учесть надо еще один фактор: себестоимость продукции повысится на каждой стадии производственного процесса, ведь увеличенный НДС будут платить все поставщики.

Получится своего рода цепная реакция, усиленная высокой степенью монополизации рынков в России.

Эксперты полагают, что повышение НДС выше 20-процентного уровня снизит его реальную собираемость. Значительная часть бизнеса воспользуется «серыми» схемами, чтобы минимизировать отчисления по НДС. В 1990-е это было массовым явлением, когда возникали тысячи фирм-однодневок, через которые нерадивые предприниматели возмещали НДС.

Конечно, сейчас в этой сфере постепенно наводится порядок, но все, как говорится, имеет свою цену. Если ключевой налог, от которого зависит наполняемость федерального бюджета, резко увеличат, то бизнес увидит реальные стимулы для ухода от обложения податью. Это испортит и деловую среду, и собираемость налогов.

В абсолютных показателях по Петербургу весомость НДС выглядит так. В январе – ноябре 2016 г.

(более свежей развернутой налоговой статистики нет) городские предприятия заплатили НДС в федеральный бюджет на сумму 200 млрд рублей.

Отчисления по налогу на доходы физлиц в региональную казну составили 171,9 млрд руб., по налогу на имущество – 46 млрд руб., по налогу на прибыль предприятий – 119,2 млрд руб.

Если при грубом расчете мы вычтем из 200 миллиардов поступлений по НДС вышеозначенные 4%, то выйдет 8 млрд руб. Это больше, чем Петербург за первые 11 месяцев 2016-го получил за пользование природными ресурсами (3,5 млрд руб.).

Как видим, даже небольшой налоговый маневр может серьезно изменить экономическую картину не только в отдельном регионе, но и по всей стране.

Сми узнали о возможном повышении ндс до 25%

Министерство финансов предложило снизить страховые отчисления, и одновременно снизить НДС, сообщает Bloomberg со ссылкой на три источника.

По словам одного из собеседников агентства, такая мера поможет российский властям получить около 30% ($9 млрд) от суммы, которую работодатели выплачивают «в конвертах» (по оценкам Минфина ежегодно бюджет таким образом недосчитывается около 2 трлн руб. ($ 30,7 млрд).

О планах Минфина повысить НДС и снизить страховые взносы накануне также сообщали «Ведомости» о ссылкой на нескольких федеральных чиновников. Собеседники издания утверждали, что такая мера могла бы оказать поддержку внутреннему производителю. В пресс-службе Минфина комментировать эту информацию не стали.

«Это предложение связано с желанием вывести зарплаты из тени, чтобы уменьшить нагрузку на предпринимателей», — пояснил Bloomberg Владимир Тихомиров, главный экономист московского BCS Financial Group. «Проблема заключается в том, что есть обратная сторона. Повышение ставки НДС приведет к ускорению инфляции, и это решение будет косвенно влиять на рубль», подчеркнул он.

Как сообщил источник агентства «Интерфакс», знакомый с предварительными расчетами, повысить НДС в рамках идеи Минфина можно было бы минимум до 25% Сейчас этот налог составляет 18%, в случае реализации детских товаров, периодических печатных изданий, книжной продукции, связанной с образованием, наукой и культурой, медицинских товаров применяется НДС в 10%. При экспорте товаров предусмотрен возврат налога.

Сократить страховые взносы, по словам собеседника агентства, могут до 20%. В настоящее время их общая ставка составляет 30%.

Более точные расчеты министерство финансов может представить после выборов в Госдуму, указал источник.

«Идея в фискальной девальвации, как в ЕС — в повышении конкурентоспособности отечественного производства за счет снижения налогов на труд (НДС и акцизы при экспорте возмещаются) и удорожании импорта за счет повышения НДС», — пояснил собеседник «Интерфакса».

«Выше [ставки НДС в 25%], конечно, уже страшновато. А совершать маневр надо в тот период, который охватывается трехлеткой. В идеале — с 2017 года. Снижать страховые взносы так же, как и повышать НДС с акцизами — существенно. До 20% конечно, вряд ли удастся, но ориентир должен быть именно такой», — отметил источник агентства.​

При этом, как указывает Bloomberg, ни одно из налоговых изменений не рассматривается в бюджете на грядущий год.

Ранее, в мае этого года, The Wall Street Journal со ссылкой на нескольких российских чиновников сообщала, что власти России обсуждают планы изменения налоговой системы после президентских выборов 2018 года. Речь также шла о возможном повышении НДС и, кроме того, о введении прогрессивной шкалы подоходного налога.

 «Идет дискуссия о том, как сделать так, чтобы налоги не выглядели чрезмерными и не очень сильно ударили по населению», — рассказывал один из собеседников WSJ.

В разговоре с газетой чиновники отмечали, что у российских властей пока нет консенсуса по вопросу повышения налогов и окончательное решение будет принимать политическое руководство страны. 

Источник: http://www.rbc.ru/economics/25/06/2016/576dea789a7947c6e5cd1b0e

Барометр гнева. Повышение НДС спровоцирует рост социальной напряженности

Налог на добавленную стоимость (НДС) — один из наиболее сложных косвенных налогов, влияние ставки которого не может рассматриваться в прямой зависимости с важнейшими социально-экономическими явлениями, такими как инфляция и рынок труда.

НДС впервые был введен в России в 1992 году и составлял тогда 28%. Затем ставка снизили до 20%, а в 2004 году — до 18%. О необходимости перенастройки налоговой системы на долгосрочный период президент заявил еще в декабре 2016 года в послании Федеральному Собранию РФ.

Действующий как тогда, так сейчас министр финансов Антон Силуанов заявлял о грядущем повышении НДС до 22% с одновременным снижением до того же показателя размеров страховых взносов (с 30% до 22%).

По его мнению, установление такого паритета «нейтрально» повлияло бы на инфляционные процессы, но положительно отразилось бы на сборе налогов.

Можно было бы согласиться с позицией Минфина о том, что столь большая ставка по страховым взносам приводит к росту теневого сектора, ведь такая нагрузка на фонд оплаты труда со стороны предприятий является одной из самых высоких даже среди стран с развитыми экономиками.

 В мае 2018 года, заявляя об увеличении базовой ставки НДС до 20%, исполнительная власть вновь утверждала о параллельном снижении бремени социальной нагрузки на работодателей в части уплаты страховых взносов.

Однако в настоящее время Государственной думой в так называемом налоговом пакете не рассматриваются какие-либо законопроекты, связанные с уменьшением страховых взносов, а также с какими-либо дополнительными льготами по НДС в сравнении с действующими правилами. Не идет речи и о снижении налога на прибыль.

Безусловно, повышение НДС даст возможность для российских властей увеличить доходную часть бюджета. Министр финансов анонсировал ежегодное увеличение доходов за счет повышенного НДС до 600-620 млрд рублей.

В расходной части российского бюджета на 2018 год доля дополнительных 600 млрд рублей составила бы не более 3,5%. То есть «панацеей» для увеличения бюджета рост ставки НДС не станет.

Таким образом, цель, преследуемая повышением НДС, а именно — выполнение «майских указов» президента о пополнении бюджета на 8 трлн рублей, точно достигнута не будет.

Ведь за шесть лет, за которые которые предстоит решать поставленные задачи, бюджетная нагрузка за счет ухудшения жизни населения будет только увеличиваться, а рассчитанная потребность в 25 трлн рублей до 2024 года может превратиться в 30-35 трлн рублей.  

Несырьевые экспортеры, которые и так страдают от проблем возмещения НДС, рискуют оказаться в отрицательном балансе при совершаемых сделках.

Следовательно, сельхозпроизводство, легкая и обрабатывающая промышленность не только лишаются возможности законно, за счет бюджета получить возмещение НДС, но и вынуждены как минимум добиваться его в судебном порядке.

А в худшем случае — искать полукриминальные схемы для восстановления своей оборотоспособности.

Кроме того, повышение налога ударит по основным статьям экспорта. Необходимость увеличения экспортных цен может поставить в неконкурентные условия товары российских производителей в сравнении с зарубежными аналогами. Рентабельность производящей экономики тем самым будет поставлена под серьезный удар.

В итоге увеличение НДС, как минимум в среднесрочной перспективе (от трех до пяти лет), негативно повлияет на потребительскую способность населения, производящую экономику и внутренние рынки сбыта.

Повышение цен при отрицательной динамике роста реальных доходов россиян не позволит дать толчок подъему производительности наиболее значимых отраслей экономики. 

Кроме того, увеличение НДС приведет к обострению централизации налогового потока в федеральный центр, укрепив, с одной стороны, некоторые федеральные программы, с другой — ослабив регионы, которые и так в большинстве своем являются дотационными.

Рост НДС неблагоприятно отразится и на рядовых потребителях. Производители уже сейчас начинают задумываться об изменении цен с учетом новой налоговой ставки. Подъем стоимости большинства товаров потребления, в том числе товаров социальной значимости, которых напрямую повышение НДС не коснется, в свою очередь, может привести к очередному обострению социальной напряженности.  

Довод вице-премьера правительства Татьяны Голиковой о том, что любая инфляция в России в предстоящий период будет компенсироваться увеличением пенсий, не соотносится с тем, что пенсионеров в России около 44 млн, пятая часть которых продолжает работать (из-за чего индексация их не касается), а остальная часть граждан вряд ли может рассчитывать на такую прибавку к заработной плате или иным выплатам.

Можно было бы согласиться с главой Счетной палаты Алексеем Кудриным в том, что у правительства не было других вариантов, если бы не одно «но». Повышение фискальной нагрузки должно сочетаться с другими инструментами бюджетной и налоговой политики, чего пока в действиях исполнительной власти не наблюдается.        

Читайте также:  Ст. 229 ТК РФ: вопросы и ответы

Таким образом, как мы видим, для властей повышение НДС — один из элементов системного пакета государства по увеличению доходной части бюджета.

Однако до тех пор, пока анонсированный «пряник» в виде мер по снижению бремени работодателей в части фондов оплаты труда, а также администрированию налога на добавленную стоимость и налога на прибыль не будет представлен в виде реальных механизмов, столь незначительное увеличение доходной части бюджета не даст ожидаемого результата для российской экономики.

Два и два: эксперты прогнозируют снижение страховых взносов до 22%

В 2021 году власти могут снизить ставку страховых отчислений на 8 п.п. — до 22%. Такой прогноз содержится в докладе Института Гайдара о макроэкономическом развитии и бюджетной сфере России в 2020–2022 годах, с которым ознакомились «Известия».

На сокращение налоговой нагрузки чиновники пойдут в случае, если вторая волна коронавируса не будет иметь таких последствий, как первая.

В этом случае бюджет России сохранит устойчивость и власти начнут активно использовать возможности бюджетной политики, чтобы стимулировать экономику при выходе из кризиса.

Новая мера сократит доходы консолидированного бюджета на 0,5% ВВП, но эти суммы можно компенсировать за счет долговых заимствований. При этом снижение страховых отчислений станет значительным облегчением для предпринимателей, полагают эксперты.

Хорошо забытое старое

При снижении рисков от второй волны пандемии, связанных с масштабными карантинными мерами и остановкой производства, бюджет России сохранит устойчивость.

В этом случае власти будут активно использовать возможности бюджетной политики, чтобы повышать темпы роста ВВП и стимулировать экономику на выходе из кризиса.

Это следует из доклада об основных параметрах макроэкономического развития и бюджетной сферы в России, подготовленного Институтом Гайдара. В частности, одной из мер стимулирования станет снижение ставки страховых взносов, прогнозируют эксперты.

— Уже в 2021 году, например, со второй его половины, могут быть приняты решения о переходе к плоской ставке страховых взносов на уровне 22% (с сохранением ставки в 15% для компаний МСП), — говорится в докладе.

Идея уменьшить ставку страховых отчислений с 30 до 22% не нова: такой «налоговый маневр» правительство предлагало еще в 2017 году.

Тогда предполагалось, что процент страховых отчислений будет снижен одновременно с повышением НДС — с 18 до 22%.

Однако в таком виде реформа реализована не была: власти ограничились изменением ставки налога на добавленную стоимость. С 2019 года она оставляет 20%.

Несколько лет назад сокращение страховых платежей до 22% рассматривалось как значительное облегчение налоговой нагрузки, поэтому в исследовании прогнозируется именно такая ставка — не больше и не меньше, пояснил ведущий научный сотрудник Института Гайдара Илья Соколов.

— Снижение уровня страховых взносов с 30% до, например, 27% не дало бы ощутимого эффекта — этого никто бы не почувствовал. Спускаться ниже, предположим, до 15%, невыгодно для бюджета, так как резко увеличатся трансферты в ПФР, — отметил он.

Илья Соколов добавил, что понижение страховых отчислений поможет увеличить занятость и посленалоговые доходы работников, сократит теневой сектор и увеличит экспорт. Кроме того, эта мера бюджетно нейтральна: она уравновесила бы увеличение НДС и в целом была бы в мировом тренде, резюмировал он.

В правительстве не ответили на запрос «Известий» о том, обсуждается ли такая мера сегодня.

Недоимки и восстановление

Потери консолидированного бюджета от снижения ставки в 2021 году составят 0,35% ВВП и примерно 0,5% ВВП — в 2022-м, подсчитали экономисты. По их мнению, эти суммы могут быть компенсированы за счет долговых заимствований. При этом общий дефицит бюджета расширенного правительством в 2020 году достигнет 7,2% ВВП, а в 2021-м — 4,5–5,5% ВВП.

Впрочем, снижение страховых взносов — не единственный инструмент, который могут использовать власти, чтобы разогнать экономику.

В 2022 году экономисты допустили увеличение расходов в объеме 0,5–1,5% ВВП на социальную поддержку населения и введение единого пособия по нуждаемости, на нужды здравоохранения — например, расширение гарантий в области лекарственного обеспечения, а также на повышение доступности высшего образования.

В результате, по прогнозам экономистов Института Гайдара, после снижения в 2020 году на 6,8% экономика страны восстановится на 3,6% в 2021-м, а в 2022-м она вырастет еще на 2,7%.

В целом, несмотря на глубину падения, страна адаптируются к сложившейся ситуации, заверили экономисты.

В случае если масштабной второй волны пандемии не случится, кризис будет иметь V-образную форму, говорится в докладе.

Балансирование на грани

Понижение уровня страховых взносов видится рациональным шагом в существующих условиях, так как может ускорить процесс восстановления деловой активности, уверен экономист «БКС Премьер» Антон Покатович.

В кризисный период многие меры господдержки строятся на основе отсрочек предприятиям — например, по уплате налогов и аренды, пояснил он. Однако в посткризисной перспективе, когда бизнесу придется возвращать долги, нагрузка на компании может резко возрасти. При таких вводных снижение ставки страховых взносов может сбалансировать негативный эффект, заявил эксперт.

Правительство предпочитает точечные меры во время пандемии и в восстановительный период, это следует из общенационального плана по нормализации деловой активности, заявил аналитик «Фридом Финанс» Евгений Миронюк.

Однако даже при оптимистичном сценарии у правительства будет мало возможностей для фискального стимулирования: это понятно уже по тому, что власти не спешат резко снижать налоговое бремя, ограничиваясь адресными послаблениями, а где-то даже увеличением нагрузки, резюмировал эксперт.

Ранее Владимир Путин анонсировал увеличение НДФЛ для лиц с годовым доходом выше 5 млн рублей до 15%, а также введение налога в размере 13% на доходность от вкладов больше 1 млн рублей.

В то же время в рамках антикризисных программ для малого бизнеса были снижены взносы в фонды соцстрахования в два раза, для IT-отрасли их уменьшили до 7,6%, а МСП в пострадавших отраслях списали налоги за II квартал.

Кроме того, в план по восстановлению экономики вошел переходный налоговый режим для средних компаний, но его детали представлены еще не были.

Силуанов предложил уравнять ставки НДС и страховых взносов: EADaily

13 марта 201711:50

Министр финансов РФ Антон Силуанов на налоговом форуме в рамках Недели российского бизнеса РСПП высказался за снижение страховых взносов для работодателей и повышение НДС до одинакового уровня 22% при сохранении льгот по этому налогу.

Первоначально инициатива налогового маневра исходила от Минэкономразвития под руководством Максима Орешкина, бывшего заместителя Антона Силуанова в Минфине.

Как сообщало EADaily, Минэкономразвития предложило формулу 21/21, которая подразумевает уравнение ставки НДС и общей ставки страховых взносов, выплачиваемых работодателями.

В настоящее время ставка НДС составляет 18%, ставка страховых взносов — 30%.

В середине февраля Минфин взялся внести определенные коррективы в эту концепцию и представил собственную формулу маневра — 22/22.

«Мы считаем возможным снизить совокупную ставку страховых взносов и перенести налоговую нагрузку на косвенные налоги.

По нашим расчетам, чтобы это было нейтральным для бюджета, ставки должны составлять 22% и компенсироваться ставкой в 22% налога на добавленную стоимость», — сообщил глава Минфина.

Новые ставки могут вступить в силу уже с 2019 года, после президентских выборов. По словам Антона Силуанова, уровень налоговой нагрузки в 2019 году составит 31,6% ВВП. «Около этой цифры и необходимо формировать наши дальнейшие планы как в области доходной части бюджета, так и в области расходов», — добавил министр.

Следующее слово в этой дискуссии можно ожидать от социального блока правительства.

Вице-премьер Ольга Голодец уже высказывалась критически по поводу идеи снижения страховых взносов, с ее позицией солидарен и глава Пенсионного фонда России Антон Дроздов.

Кроме того, свою лепту в критику может внести и ЦБ, который неоднократно декларировал своей важнейшей задачей борьбу с инфляцией. Как сообщил Антон Силуанов, увеличение НДС до 22% может вызвать разовое увеличение инфляции до 2%.

Еще одна налоговая инициатива на период после президентских выборов, обсуждаемая сейчас в правительстве, — увеличение ставки НДФЛ.

В середине февраля стало известно, что в ходе обсуждения сценариев налогового маневра между Минфином, Минэкономразвития и Центром стратегических разработок Алексея Кудрина ведомство Антона Силуанова предложило повысить НДФЛ с 13 до 15%, причем с зачислением 6−8% в федеральный бюджет (сейчас налог на доходы физических лиц зачисляется в региональные и муниципальные бюджеты).

С этой инициативой напрямую связано и свежее предложения Минфина и ЦБ по пенсионной реформе — ввести институт индивидуального пенсионного капитала (ИПК), или добровольных отчислений граждан сверх обязательного пенсионного тарифа в 22%. Предполагается, что тем, кто согласится на такую схему, будут предоставляться вычеты по НДФЛ. Например, для сохранения в новых условиях ставки НДФЛ в 13% необходимо будет откладывать на пенсию 4%.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *