Виновный в хищении найден. Как учесть убытки?

Виновный в хищении найден. Как учесть убытки?

Со склада украли товар, по этому факту возбудили уголовное дело. Расследование идет, а работодатель «повесил» весь ущерб на заведующего. Когда тот понял, что заплатил, он решил отсудить деньги обратно, но ему отказали. Суды сослались на полную материальную ответственность работника в случае ненадлежащего исполнения трудовых обязанностей. Верховный суд с такой аргументацией не согласился.

Стороны должны заключить соглашение

Иван Воробьин* заведовал складом табачных изделий в обособленном подразделении ООО «СНС Экспресс», когда там украли продукцию на 2,9 млн руб. Процесс сняли камеры видеонаблюдения. По факту хищения возбудили уголовное дело. Воробьин в объяснительной записке признался, что в день кражи забыл поставить склад на сигнализацию.

Сотрудники службы безопасности потребовали пройти проверку с использованием полиграфа. Она подтвердила, что заведующий не врёт. По словам Воробьина, несмотря на результаты такой проверки, эти же сотрудники под угрозами заставили его выплатить возмещение. Его отвезли в ПАО «Почта Банк» и АО «Банк Русский Стандарт», где Воробьин взял потребительские кредиты на 490 000 руб.

и 349 000 руб. и внёс в кассу работодателя.

Через неделю Воробьин понял, что требования работодателя были незаконными. Поскольку уплаченная сумма превышала его средний заработок, он обратился к работодателю с письменными заявлениями о возврате 839 000 руб. Ответа он не получил, поэтому попытался взыскать неосновательное обогащение в суде.

Октябрьский районный суд г. Ставрополя в иске отказал, Ставропольский краевой суд с ним согласился. Они сослались на должностную инструкцию, которая устанавливает ответственность заведующего складом за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих должностных обязанностей.

Согласно этой инструкции, завскладом несёт дисциплинарную и полную индивидуальную материальную ответственность, если из-за его действий (бездействия) общество понесло имущественный ущерб. При этом суды не подтвердили, что работодатель принуждал сотрудника выплатить деньги.

Затем дело попало в Верховный суд. Он напомнил: если виновный в причинении ущерба работник все возмещает добровольно, сторонам трудового договора надо заключить соглашение, в котором следует указать размер ущерба и сроки его возмещения (№ 19-КГ 20-2). Такое соглашение в деле отсутствует.

Как указал ВС, обязательства из неосновательного обогащения возникают, если имущество было приобретено или сбережено на счет другого лица и не основано ни на законе, ни на сделке. Нижестоящие суды этого не учли, поэтому отказали в возврате денег. С такими выводами ВС отменил ранее вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Трудовые отношения регулируются ТК

В соответствии с трудовым законодательством работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. «При этом ВС подчеркнул необходимость оформления соглашения при добровольном возмещении материального ущерба.

В рассматриваемом случае добровольность под сомнением, как и признание вины. ВС принял взвешенное решение и защитил работника. Иначе было бы злоупотребление со стороны работодателя», – считает Анна Зайцева, налоговый консультант московского офиса Peterka & Partners .

Можно предположить, что ВC не понравилось, что спор бывшего работника с работодателем разрешен по нормам ГК. Еще в 2018 году ВС указал: обязанность работника возместить причиненный работодателю ущерб возникает в связи с трудовыми отношениями, а вопросы материальной ответственности сторон решаются нормами ТК.

Алексей Бородак, советник Norton Rose Fulbright

«С наибольшей долей вероятности при новом рассмотрении дела иск будет удовлетворен.

Все правовые вопросы по делу разрешены: у работодателя действительно нет оснований для удержания денег, поскольку он не заключил с работником соглашение, в котором указаны размер ущерба и сроки возмещения.

Задача судов, заново рассматривающих дело, – установить в материалах наличие доказательств, что истец передавал деньги ответчику», – считает юрист Enforce Law Company Данил Ананин.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Алина Михайлова

Как отразить в учете и правильно рассчитать налоги в случае похищения товара при невозможности определения виновного лица?

СИТУАЦИЯ.  Выявлен факт кражи товара

В организации в феврале 2015 г. произошло ограбление магазина со взломом. Украден товар на очень крупную сумму. На место преступления прибыл наряд милиции, заведено уголовное дело. Виновные лица не установлены и не найдены.

С Департаментом охраны МВД у организации заключен договор на охрану объекта, поэтому она выставила претензию Департаменту в связи с невыполнением условий договора по предотвращению ограбления. Департамент охраны МВД стал частично возмещать стоимость украденного товара по цене приобретения.

Возникли следующие вопросы:

1.

Как отразить в бухгалтерском учете стоимость похищенного товара?

2. Будет ли участвовать в обложении налогом на прибыль сумма возмещения стоимости украденного товара?

3. Следует ли облагать НДС возмещение стоимости товара по цене приобретения?

Стоимость похищенного и сумма возмещения участвуют при налогообложении прибыли

1.

Одним из оснований для оформления списания недостач и порчи сверх норм естественной убыли являются решения следственных или судебных органов, подтверждающие отсутствие виновных лиц, либо отказ на взыскание ущерба с виновных лиц, либо заключение о факте порчи активов, полученное от отдела технического контроля или соответствующих специализированных организаций (инспекций по качеству и др.). Указанные документы руководитель организации использует для принятия решения по результатам инвентаризации и отражения их в бухгалтерском учете (часть десятая п. 73 Инструкции по инвентаризации активов и обязательств, утвержденной постановлением Минфина Республики Беларусь от 30.11.2007 № 180).

Внереализационными расходами признают расходы, потери, убытки, произведенные плательщиком для осуществления своей деятельности и непосредственно не связанные с производством и реализацией товаров (работ, услуг), имущественных прав (ст. 129 Налогового кодекса Республики Беларусь; далее – НК).

Таким образом, расходы, связанные со списанием суммы недостачи украденного товара в бухгалтерском учете, учитывают при налогообложении прибыли в составе внереализационных расходов на дату составления документов, подтверждающих, что виновные лица не были установлены.

Внереализационные расходы определяются на основании документов бухгалтерского учета (при необходимости посредством проведения расчетных корректировок к данным бухгалтерского учета в рамках ведения налогового учета).

В состав внереализационных расходов включают суммы недостач, потерь и (или) порчи имущества, произошедших сверх норм естественной убыли, утвержденных в порядке, установленном законодательством, если виновные лица не были установлены или суд отказал во взыскании данных сумм с виновных лиц, за исключением случаев, когда судом отказано во взыскании по зависящим от организации причинам (подп. 3.14 п. 3 ст. 129 НК). Такие расходы отражают на дату составления документов правоохранительных органов и (или) судов, подтверждающих, что виновные лица не были установлены или суд отказал во взыскании с них.

2. Суммы возмещения стоимости украденного товара, поступающие от Департамента охраны МВД в связи с невыполнением условий договора по предотвращению ограбления, подлежат включению в состав внереализационных доходов, учитываемых при налогообложении прибыли, по мере их поступления. Этот вывод основан на следующем.

Внереализационными доходами |*| признают доходы, полученные плательщиком при осуществлении своей деятельности и непосредственно не связанные с производством и реализацией товаров (работ, услуг), имущественных прав (ст. 128 НК).

* Информация о том, что изменилось в 2015 г. в составе внереализационных доходов и расходов, доступна для подписчиков электронного «ГБ»

Внереализационные доходы определяют на основании документов бухгалтерского и налогового учета. В состав внереализационных доходов включают поступления в счет возмещения вреда в натуре, убытков, в т.ч. упущенной выгоды (подп. 3.7 п. 3 ст. 128 НК).

Такие доходы отражаются на дату их поступления независимо от способа возмещения вреда в натуре, убытков (включая оплату задолженности перед третьими лицами, зачет встречных требований и иные способы).

НДС платить не надо

3. В перечне объектов обложения НДС, определенных п. 1 ст. 93 НК, отсутствует такой объект налогообложения, как прочее выбытие активов |**|.

** Информация о том, что при прочем выбытии имущества НДС не исчисляют, доступна всем на портале GB.BY

При определении налоговой базы по НДС не учитываются полученные плательщиком средства, не связанные с расчетами по оплате товаров (работ, услуг), имущественных прав (п. 5 ст. 97 НК).

  • Таким образом, объект для исчисления НДС отсутствует как при списании стоимости украденного товара с бухгалтерского учета, так и при поступлении денежных средств в возмещение ущерба.
  • От редакции:
  • В бухгалтерском учете хищение товара и суммы, поступающие в возмещение стоимости украденного товара, отражаются следующими записями (см. таблицу):

Виновный в хищении найден. Как учесть убытки?

Списываем убытки от хищения

Основное условие, которое выдвигает Налоговый кодекс, позволяя включить стоимость похищенного имущества в расходы, — отсутствие виновных лиц. Это вполне логично. Если есть виновник, то стоимость украденного можно взыскать с него. А на нет, как говорится, и суда нет.

Это основное условие «тянет» за собой и второе — факт отсутствия виновных лиц должен быть подтвержден документально (подп. 5 п. 2 ст. 265 НК РФ).

Казалось бы, условия простые, но выполнение их на практике зачастую оборачивается сложностями.

Кто виноват?

Первая сложность при включении в расходы стоимости похищенного имущества — принципиальное решение вопроса о виновном лице.

Читайте также:  Подтверждая вид деятельности в ФСС, не ошибитесь с его названием

Надо признать, что на практике в большинстве случаев виновное лицо известно, однако руководство предпочитает «не связываться» и просто увольняет провинившегося.

Соответственно, ни о взыскании стоимости украденного, ни о привлечении виновного к ответственности речи в таком случае не идет.

Проще говоря, официальный ход делу не дается, заявление в правоохранительные органы не пишется. А это автоматически лишает организацию возможности учета убытков от хищения на основании подпункта 5 пункта 2 статьи 265 НК РФ.

Аналогичная проблема возникает и в том случае, когда делу все же дан официальный ход и следственным органам удалось установить виновное в хищении лицо. Тут возмещение убытков автоматически откладывается до вынесения приговора суда.

Организации в таком случае нужно будет заявить гражданский иск непосредственно в ходе уголовного преследования виновного. Иск подается в любое время после возбуждения уголовного дела. Главное — успеть подать его до окончания судебного следствия. На практике такой иск подается еще на досудебной стадии, непосредственно следователю.

Факт приема иска оформляется постановлением следователя, при этом госпошлина за рассмотрение дела не уплачивается (ст. 44 УПК РФ).

Суд обязан рассмотреть этот иск одновременно с рассмотрением уголовного дела. Соответственно, если суд признает иск обоснованным, то ущерб будет компенсировать виновное лицо. Если же вина лица окажется недоказанной, то весь путь придется начинать сначала.

И тут многое будет зависеть от того, что именно указал суд в приговоре (постановлении, определении). Так, если суд вообще не признал факта хищения и прекратил дело, то это в принципе перекрывает возможность списания убытка на основании подпункта 5 пункта 2 статьи 265 НК РФ.

Ведь согласно решению суда (а оно обязательно для всех) хищения вообще не было, а значит, не может быть и убытка от него.

Другой вариант: суд признал факт хищения, но указал, что подсудимый в этом хищении не виновен. В таком случае дело вернется в следственные органы, которые должны будут установить истинного виновника. В этом случае организации придется дожидаться или нового судебного процесса, или признания следственными органами того факта, что виновника установить не удается.

Что делать?

Перейдем теперь к документам, которыми организация может обосновать факт отсутствия виновника хищения. Налоговый кодекс уточнений по этому поводу не содержит, указывая лишь, что подобный документ должен быть выдан «уполномоченным органом государственной власти».

Как оценить и компенсировать ущерб при краже

Если вы столкнулись с такой ситуацией, как кража, то, обратившись в правоохранительные органы, рассчитываете на возмещение убытков.

Если, конечно, вора нашли, и украденные вещи, например смартфон, планшет, часы или любая другая дорогостоящая вещь также обнаружены, хотя и в несколько испорченном виде.

Вы думаете, что теперь причиненный Вам ущерб незамедлительно будет возмещен в полном объеме? Все не так просто.

В первую очередь проводится предварительное расследование, в ходе которого устанавливается характер преступления и размер причиненного вреда. Согласно ст.73 УПК РФ преступник обязан возместить ущерб в полном объеме.

Также устанавливается степень общественной опасности, что влияет на определение квалификации совершенного преступления. 

Материальный ущерб — что это?

Материальный ущерб означает стоимость утраченного имущества с учетом длительности его использования, то есть износа. Как правило, сумму ущерба устанавливают следственные органы, которые довольно часто бывают заинтересованы в том, чтобы избежать квалификацию преступления, как кражу в крупном размере.

Возможно это происходит по «просьбе» подследственного, который пытается избежать серьезного наказания и не выплачивать большую сумму потерпевшему. Или это попытка не нарушать статистку в отношении совершенных крупных краж, квалифицируя это преступление, как мелкую кражу.

От размера ущерба зависит классификация преступления. Если ущерб не превышает 1 тысячу рублей, кража считается мелкой, и похитителю грозит административное наказание. Если стоимость украденной вещи превышает 5 тысяч рублей, кража классифицируется, как значительная. Ущерб составляющий более 250 тысяч рублей означает кражу в крупных размерах.

Если к моменту оценки объект исследования утратил свой первоначальный вид, то и стоимость его будет установлена ниже, чем предполагает получить потерпевший. Как результат, сумма, которая причитается пострадавшему в виде компенсации за нанесенный ущерб, оказывается в несколько раз меньшей фактической стоимости утраченного имущества.

Компенсация за материальный ущерб

Как в таком случае добиться справедливости и получить компенсацию, соответствующую реальной стоимости похищенных дорогостоящих предметов. Для этого нужно обратиться к профессиональным оценщикам, которые определят рыночную стоимость похищенного имущества. Чаще всего эта процедура проводится в рамках судебной экспертизы.

Межрегиональный центр экспертизы и оценки, Вы сможете получить квалифицированную помощь по определению стоимости похищенного имущества.

Работающие у нас оценщики помимо соответствующего образования имеют большой опыт в оценке имущества различного характера.

Профессиональный и объективный подход позволяет разобраться в самых сложных вопросах, когда украденная вещь, практически, приведена в негодность и потела свой первоначальный вид. 

Особенно важным является то, что при определении стоимости похищенного т оценщик опирается на его фактическую цену на момент совершения кражи. В случае, если первоначальную стоимость установить невозможно, оценка производится на основании экспертного заключения.

Проведенная одновременно с оценочными работами экспертиза поможет сделать объективное заключение об объеме хищения и установить сумму компенсации за нанесенный ущерб. Оценочный акт является официальным документом, согласно которому суд вынесет решение о выплате компенсации.

Чем поможет МЦЭО?

Кроме предметов материального характера иногда бывают похищены вещи, не имеющие экономической ценности. Это могут быть рукописи, диссертации, дипломные работы, ценные документы, изделия ручной работы и так далее.

Профессиональная подготовка экспертов и оценщиков МЦЭО позволяет установить сумму ущерба от кражи всех вышеперечисленных ценностей и представить в суд отчет, содержащий в себе все результаты полученные в результате тщательного исследования.

В некоторых случаях оценщику приходиться исследовать не сам объект кражи, а относящуюся к нему документацию. Это может быть связано с отсутствием украденного предмета или полностью потери им первоначальных свойств. В этих случаях опытный оценщик также рассчитывает сумму нанесенного ущерба, руководствуясь не только данными, указанными в документации, но и своими знаниями.

Оценка ущерба от кражи имеет в большей степени юридический характер, чем экономический. Окончательная сумма определяется судом.

Однако не менее важная роль при этом отводится оценщику, который устанавливает рыночную стоимость похищенного имущества. Также оценщик имеет право выступить в суде в качестве эксперта.

Следовательно, основополагающим документов при судебном разбирательстве является его заключение с определением стоимости ущерба.

Заключение должно быть выполнено в соответствии с требованиями Закона РФ №73, регулирующим оценочную деятельность организаций и компаний соответствующей специфики. 

Существенными преимуществами МЦЭО является независимое выполнение экспертных и оценочных работ, а также предоставление клиентам юридического сопровождения, благодаря которому значительно увеличивается шанс получения компенсации за нанесенный ущерб в размере, соответствующей утрате. Посетив наш сайт http://advokatservis.ru/, Вы узнаете о правилах проведения оценки и сможете проконсультироваться со специалистом.

Можно ли украсть упущенную выгоду?

Защиту по этому делу, где человек обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ,  я принял, когда оно уже было передано в суд.

Уже на стадии ознакомления с материалами этого, безусловно, показательного для нашей правоохранительно-судебной системы, прочно сросшейся с интересами среднего и крупного бизнеса, дела, меня поразило два обстоятельства:

  1. Отсутствие признаков мошенничества в особо крупном размере, в котором обвинялся мой подзащитный.
  2. Почему на данное обстоятельство не обратил внимание защитник на стадии предварительного расследования.

На первый взгляд ситуация была элементарной до абсурда – мой подзащитный, работая менеджером в одной из крупных компаний, выпускающий и реализующий сантехническое оборудование, использовав поддельную печать и бланки некой фирмы, приобретал в компании, где он работает, за собственные средства, сантехническое оборудование, которое потом реализовывал третьим лицам, заодно, и осуществляя монтаж этого оборудования.

По мнению «потерпевшей» компании (иначе, как в кавычках, ее потерпевшей назвать нельзя), приобретая оборудование с 45% скидкой, он систематически похищал разницу между ценой, по которой оборудование было оприходовано на складе компании и ценой, по которой оно могло быть реализовано.

Какая глупость! – мог бы воскликнуть каждый из вас – нет тут состава хищения!

Правильно – глупость, но до того момента, пока она не ложится в формулу обвинения и не ломает жизнь человеку.

Весьма пикантный момент заключался и в том, что 45% скидка, с которой мой подзащитный ( в дальнейшем, будем его называть Виктор – имя вымышленное), приобретал оборудование, была предусмотрена коммерческой политикой данной компании, но реализовывать ее Виктор мог со скидкой в пределах 15-20%, собственно, поэтому, и пошла в дело поддельная печать и бланки некой «левой» фирмы.

На первом этапе моей задачей было доказать, что никакого хищения в форме мошенничества здесь нет и близко, хотя, казалось бы, чего проще – чтобы лицо могло быть привлечено за хищение, необходимо доказать, говоря житейским языком, что оно что-то украло, т.

Читайте также:  Как рассчитать налог на имущество за 1 квартал 2021 года

е., «в переводе» на язык права, то есть, с корыстной целью совершило противоправные действия — безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества.

Очевидно, что отсутствие, хотя бы одного признака – незаконность, безвозмездность, изъятие или обращение чужого имущества в свою пользу или пользу третьих лиц, причинение ущерба, исключает квалифицировать данные действия, как хищение.

Мы часто забываем, что, кроме Особенной части УК РФ, есть и Общая, а в ней ст.8, в которой сказано: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

В данном же случае отсутствовали, аж, три признака:

  1. Безвозмездность – Виктор приобретал оборудование за свои деньги, пусть и с 45% скидкой.
  2. Изъятие имущества – невозможно изъять то, что не имеет своего материального воплощения в момент изъятия, а именно – недополученные доходы в связи с приобретением продукции со скидкой, большей, чем было предусмотрено должностной инструкцией Виктора.

Неполученная прибыль не имеет своего материального воплощения на момент инкриминируемого лицу деяния, и не известно – получит ли свое материальное воплощение в будущем, например, вследствие отсутствия спроса из-за высокой цены, конкуренции, предложений на рынке более высокотехнологичной продукции, и иных рисков, связанных с предпринимательской деятельностью. 

  1. И, наконец, причинение ущерба – о каком, спрашивается, ущербе можно говорить, если, как это было указано выше, 45% скидка была предусмотрена условиями коммерческой политики компании?

 Вопрос об оценке ущерба имел принципиальное значение не только в связи с квалификацией инкриминируемого деяния, но и гражданским иском, заявленным в рамках уголовного дела, а сума этого иска составляла около 4 миллионов рублей.  

Так что, если особых проблем в доказывании, что в действиях Виктора нет признаков преступления, предусмотренного ч.4 ст. 159 УК РФ, я не видел, то главная трудность составляла избавить его и от, пусть и гораздо меньшей, но весьма неприятной по своим последствиям, ст. 165 УК РФ, а именно ее пункта «б» части 2, а для этого нужно было доказать и отсутствие самого факта ущерба.

И вот тут необходимо разобраться в теории вопроса.

Полагаю, нет нужды доказывать, что понятие «ущерб», применимо к преступлениям в экономической сфере – понятие бланкетное, отсылающее нас к нормам гражданского права, а именно, ст.

15 ГК РФ, где упущенная определена  в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Но, каким образом можно определить размер упущенной выгоды?

Ответ на этот вопрос можно найти например, в п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.

2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», в котором, в частности, отмечено: «Поскольку упущенная выгода представляет собой неполученный доход, при разрешении споров, связанных с ее возмещением, следует принимать во внимание, что ее расчет, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер…».

  • В экспертной практике, в упрощенном виде, упущенная выгода представляет собой разницу между потенциальным доходом и сопутствующими потенциальными расходами.
  • Следовательно, при определении размера упущенной выгоды необходим оценочный подход, в данном же деле подход был чисто математический – как разница, полученная путем вычитания от суммы реализации продукции без 45% скидки, стоимости этой продукции на складе «потерпевшей» компании.
  • Собственно, сумма гражданского иска и составляла эту разницу, полученную в результате назначенной судебно-бухгалтерской экспертизы.
  • Необходимо отметить, что и при назначении судебной экспертизы была допущена ошибка, поскольку предмет судебно-бухгалтерской экспертизы не имеет никакого отношения к определению размера ущерба, в том числе, и в форме упущенной выгоды, поскольку, при определении ее размера назначается судебная финансово-экономическая экспертиза, в рамках которой эксперт-оценщик, используя, кстати, не очень сложные методики, рассчитывает приблизительный размер упущенной выгоды, учитывая, в том числе, и расходы, которые должно было понести лицо для получения прибыли, а также, какие действия были предприняты для ее получения.
  • Как подтвердил эксперт, вызванный в судебное заседание по моему ходатайству, указанная в сделанном им заключении сумма никакого отношения размеру ущерба – ни прямому, ни упущенной выгоды не имеет, в частности, потому, что при назначении экспертизы вопрос о размере ущерба вообще не ставился.

Тогда, возникает вопрос – а что же тогда установил эксперт? А то, что от него хотел следователь, то и установил: хотел, чтобы ему посчитали разницу? Да, не вопрос – вычитаем одну сумму из другой – получаем разницу, правда, полученная сумма ни в коей мере не позволяет, не то, что заявить гражданский иск в уголовном процессе, а не позволяет, вообще, ответить – были ли причинен ущерб, а если и был, то в каком размере, но это уже не так важно для современного следствия – главное, «затолкать» дело в суд, а уж там…

Верный своему правилу: коль дело требует специальных познаний – обратись к тому, кто этими познаниями обладает, я направил адвокатский запрос в одну из организаций, занимающихся оценочной деятельностью для того, чтобы укрепить свою позицию в части отсутствия доказательств нанесения ущерба вообще, и в форме упущенной выгоды – в частности.

В частности, один из вопросов, поставленных мной перед специалистом, и ответ на него, звучали так:

  1. По четвертому вопросу — Можно ли сделать вывод, что использованная экспертом, в данном им заключении, методика расчета позволяет достоверно определить размер причиненного ущерба?
  1. С точки зрения действующей нормативной базы в области оценочной деятельности «в рамках доходного подхода оценщик определяет стоимость объекта оценки на основе ожидаемых будущих денежных потоков или иных прогнозных финансовых показателей деятельности организации, ведущей бизнес (в частности, прибыли)».
  2. На наш взгляд, при определении стоимости упущенной выгоды необходимо провести поэтапный анализ и расчеты согласно методологии доходного подхода в оценке бизнеса (или актива), но с учетом особенностей упущенной выгоды, а именно:
  3. 1) определить период воздействия фактора ущерба, то есть продолжительность периода, на который будет построен прогноз денежных потоков (прибыли);
  4. 2) для определения упущенной выгоды провести прогнозирование денежных потоков (или прибыли), не полученных от организации (или актива) в течение периода воздействия фактора ущерба;
  5. 3) определить ставку дисконтирования для приведения к текущей стоимости на уровне доходности эффективной к погашениям по облигациям федерального займа (по безрисковой ставке доходности, поскольку прибыль на уровне средней рентабельности организация или актив с высокой вероятностью должна была принести такую отдачу на вложенный капитал)
  6. 4) провести расчет текущей стоимости денежных потоков (прибыли) или доходов от актива, не полученных организацией в течение периода воздействия фактора ущерба.

Вывод: Методика расчета, использованная экспертом в данном им экспертном заключении № 8/220 от 05.09.2018 г, не являясь методикой расчета убытков, не позволяет определить их размер.

  • Кроме того, вопрос о размере убытков перед экспертом вообще не ставился.
  • Что же мы имеем в результате, доказывая отсутствие факта причинения ущерба?
  • Подтвержденный показанием эксперта и подкрепленный суждением специалиста факт, что никаких доказательств в подтверждение  самого факта и, тем более,  размера ущерба стороной обвинения в суд не представлено, следовательно, приговор по делу может быть только оправдательным.
  • Причем, по делу были допущены и другие нарушения, хотя, и блекнувшие на фоне явного незаконного привлечения Виктора к уголовной ответственности, но вполне достаточные считать недопустимыми доказательства по делу.
  • Например, Виктор был задержан в ходе ОРМ «проверочная закупка», при анализе обстоятельств проведения которой, защитой были установлены факты, позволяющие утверждать о незаконности ее проведения, следовательно, недопустимости использования материалов ОРМ в качестве доказательств по делу.
  • На самом деле проведенное оперативно-розыскное мероприятие, по своему содержанию относится к иному оперативно-розыскному мероприятию – «оперативный эксперимент» оформление которого проводится в совершенно ином порядке, чем ОРМ «проверочная закупка».

Одним из принципиальных различий между этими двумя оперативно-розыскными мероприятиями является то, что ОРМ «проверочная закупка» проводится, как правило, одномоментно и заключается в совершении мнимой сделки купли-продажи либо оказания услуг с лицом, заподозренным в противоправной деятельности, а ОРМ «оперативный эксперимент», как следует из п.26 Рекомендательного законодательного акта «О борьбе с организованной преступностью», принятого Постановлением Межпарламентской Ассамблеи государств — участников СНГ 2 ноября 1996 г. – «…воспроизведение действий, обстановки или иных обстоятельств противоправного события, а также совершение необходимых опытных действий в целях пресечения преступных действий, выявления лиц, их готовящих или совершающих, проверки и оценки собранных данных о возможности совершения определенных противоправных действий или получения новых данных о противоправной деятельности».

Читайте также:  Какая расшифровка аббревиатуры СЗВ-М?

В данном же случае оперативные сотрудники полиции, как раз, и совершали действия для воспроизведения обстановки, в которой Виктор реализовал приобретенную им продукцию, лицу, которое было подготовлено оперативными сотрудниками за три дня до задержания Виктора, обсуждавшее с ним подробности приобретения этой продукции.

При этом один из «понятых», как выяснилось в ходе его допроса 22.03.2109 г. является инвалидом вследствие полученной им черепно-мозговой травмы, не слышал содержания разговора между Виктором и подготовленным оперативными сотрудниками лица, и не понимал смысла мероприятия, в котором он участвовал, например, он не понимал, что такое «проверочная закупка».

И, грохотом лавины в горах прозвучал приговор.

Да, Виктор был осужден не по ч.4 ст. 159 УК РФ, а по п. «б» ч.2 ст. 165 УК РФ, и не к реальному и длительному лишению свободы, как того требовал государственный обвинитель, а к 6 месяцам условно, без назначения дополнительного наказания, при этом гражданский иск «потерпевшего» был удовлетворен.

  1. Разумеется, такой результат никак нельзя считать удачным, и приговор будет обжалован.
  2. Но, как бы странно это не прозвучало, я не имею никаких претензий к судье – не смотря на оказываемое на нее давление со стороны сил, которые, пока они существуют, о независимости суда у нас можно не вспоминать — был вынесен приговор, с одной стороны, максимально мягкий, с другой – дающий мне большую свободу для маневра при его обжаловании.
  3. Так что, основные битвы у нас впереди.  

Как расследовалось дело о хищении средств компании "Ив Роше"

ТАСС-ДОСЬЕ. 2 февраля 2021 года Симоновский суд Москвы заменил условный срок Алексею Навальному по делу «Ив Роше Восток» на реальный — три года и шесть месяцев.

По словам его адвоката, с учетом времени, проведенного под домашним арестом во время предварительного следствия, Навальный проведет в колонии общего режима около двух лет и восьми месяцев.

Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал об этом уголовном деле.

Возбуждение дела

14 декабря 2012 года Главное следственное управление Следственного комитета РФ возбудило в отношении братьев Алексея и Олега Навальных уголовное дело по факту хищения средств «Ив Роше Восток» — российского филиала французской компании по производству косметических средств Yves Rocher. Навальным было предъявлено обвинение в мошенничестве, совершенном организованной группой в особо крупном размере и легализации денежных средств.

По версии следствия, весной 2008 года Олег Навальный, возглавлявший департамент внутренних почтовых отправлений филиала «Почты России», обманным путем убедил представителей «Ив Роше Восток» заключить договор на осуществление грузовых перевозок с ООО «Главное подписное агентство», созданным Алексеем Навальным (учредитель — кипрский офшор Alortag Management Limited). При этом услуги по грузоперевозкам оказывались по завышенным ценам. Кроме того, Главное подписное агентство не имело собственного автопарка, поэтому перевозками занималась другая транспортная компания, которой руководил знакомый Олега Навального.

С 2008 по 2011 годы Главное подписное агентство оказывало услуги «Ив Роше Восток» по транспортировке косметики из Ярославля в Москву по завышенной цене. По версии следствия, мошенническим путем Навальные похитили денежные средства «Ив Роше» в размере свыше 26,7 млн руб. Деньги перечислялись на счета Кобяковской фабрики по лозоплетению, подконтрольной семье Навальных.

В апреле 2013 года в отношении братьев Навальных было возбуждено еще одно уголовное дело по обвинению в хищении у Многопрофильной процессинговой компании (МПК) через Главное подписное агентство путем организации грузоперевозок по завышенным ценам.

В 2008 году Олег Навальный убедил МПК заключить контракты на услуги по грузоперевозкам квитанций, бланков и другой печатной продукции через компанию своего брата. В результате МПК был причинен ущерб в размере более 4 млн руб.

Впоследствии это дело было объединено с делом «Ив Роше Восток».

Алексей и Олег Навальные были помещены под подписку о невыезде. 28 февраля 2014 года Алексею Навальному заменили наказание на домашний арест, т.к. он неоднократно нарушал условия подписки о невыезде.

Суд, приговор

1 августа 2014 года в Замоскворецком суде Москвы начались предварительные слушания по делу о хищении средств компании «Ив Роше Восток». 14 августа суд приступил к рассмотрению дела по существу.

30 декабря 2014 года Замоскворецкий суд вынес приговор братьям Навальным. Они были признаны виновными по ст. 159.4 («Мошенничество в сфере предпринимательской деятельности»; в 2016 г. статья утратила силу).

Алексей Навальный получил три года и шесть месяцев заключения условно с испытательным сроком пять лет, его брат Олег — три года и шесть месяцев колонии общего режима. Кроме того, суд взыскал с Навальных 4,4 млн руб.

в пользу Многопрофильной процессинговой компании, а также назначил обоим штраф по 500 тыс. руб.

Олег Навальный был взят под стражу в зале суда (вышел на свободу 29 июня 2018 года). Для Алексея Навального этот приговор стал вторым условным сроком (18 июля 2013 года Ленинский районный суд Кирова признал его виновным в растрате имущества компании «Кировлес» и приговорил к пяти годам лишения свободы условно).

Братья Навальные обжаловали приговор по делу «Ив Роше Восток». Находясь под домашним арестом, 31 декабря 2014 года Алексей Навальный подал апелляцию на его продление, а 5 января 2015 года опубликовал заявление о том, что отказывается соблюдать условия ареста, сопроводив запись фотографией срезанного браслета слежения.

17 февраля 2015 года Замоскворецкий суд Москвы оставил приговор в силе, отменив лишь штраф в размере 500 тыс. руб. для Алексея Навального.

Иск в ЕСПЧ

Братья Навальные направили жалобу в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) на несправедливое, по их мнению, судопроизводство по делу «Ив Роше Восток».

17 октября 2017 года ЕСПЧ отказался признавать наличие политической мотивированности в действиях российских правоохранительных органов по привлечению к ответственности братьев Навальных. Суд признал их виновными в нарушении контрактов, но решил, что во время разбирательства по делу были нарушены права обвиняемых, в частности, по ст.

6 («Право на справедливое судебное разбирательство») и ст. 7 («Наказание исключительно на основании закона») Конвенции о правах человека. ЕСПЧ постановил, что Россия должна выплатить каждому заявителю €10 тыс. в качестве морального ущерба. Кроме того, РФ должна оплатить Алексею Навальному судебные расходы в сумме €45 тыс., а также почти €11 тыс. и 460 тыс. руб.

компенсации расходов Олегу Навальному.

9 апреля 2019 года ЕСПЧ удовлетворил иск Алексея Навального против России, которым он оспаривал законность содержания под домашним арестом в ожидании вердикта суда по делу «Ив Роше Восток». Суд постановил, что имело место нарушение ст.

5 (о праве на свободу и личную неприкосновенность), ст. 10 (о праве на свободу выражения мнений) Европейской конвенции по правам человека, а также ст. 18 (о пределах использования ограничений в отношении прав). В этой связи суд постановил выплатить Навальному €20 тыс.

 за моральный ущерб и €2,6 тыс. в качестве компенсации судебных издержек в течение трех месяцев после того, как решение вступит в силу. При этом изначально размер запрошенной компенсации морального ущерба составлял €100 тыс.

В августе 2018 года Алексей Навальный сообщил, что получил компенсацию в размере более 4 млн руб.

Отказ Верховного суда в пересмотре приговора

В связи с принятым 17 октября 2017 года решением ЕСПЧ президиум Верховного суда РФ проверил приговор, вынесенный Алексею и Олегу Навальным. 25 апреля 2018 года ВС признал приговор законным и оставил его без изменений.

Нарушение Алексеем Навальным условий испытательного срока

В 2017 году испытательный сроку Алексею Навальному был продлен на один год (до 29 декабря 2020 года) из-за систематических неявок без уважительных причин на регистрацию и неоднократного привлечения к административной ответственности.

В декабре 2020 года Управление Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН) по Москве подало представление в суд о замене Алексею Навальному наказания из-за систематических нарушений возложенной на него обязанности регистрироваться дважды в месяц в уголовно-исполнительной системе до истечения испытательного срока. По каждому нарушению ему выносились официальные предупреждения.

При этом УФСИН учло тот факт, что с 22 августа Алексей Навальный находился на лечении в берлинской клинике Charite. Однако на уведомление о явке 23 октября уже после выписки он не ответил. Спустя месяц, 23 ноября 2020 года, он направил в адрес УФСИН письмо о месте своего пребывания в Берлине в Hotel Arabel, где он восстанавливает здоровье.

Однако официального подтверждения лечения в отеле предоставлено не было, а сам факт прохождения восстановительных процедур по закону не является основанием для неявки на регистрацию. В связи с этим 29 декабря 2020 года Алексей Навальный был объявлен в розыск.

По возвращении из Германии 17 января 2021 года он был задержан в московском аэропорту Шереметьево по иску ФСИН.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *