Конституционный суд поддержал налоговиков при взыскании необоснованно возвращенного НДФЛ

Конституционный суд поддержал налоговиков при взыскании необоснованно возвращенного НДФЛ

Решения Конституционного суда

С 2015 г. из Закона от 24.07.2009 N 212-ФЗ «О страховых взносах…» были исключены:

  • обстоятельства, смягчающие (либо отягчающие) ответственность за нарушения в этой сфере;
  • обязанность руководителя (его заместителя) соответствующего внебюджетного фонда выявлять такие обстоятельства в ходе рассмотрения материалов проверки страхователя.

Конституционный суд признал: отмена положений о смягчающих обстоятельствах привела к отсутствию хоть какой-то возможности снизить штраф по «страховым» нарушениям. А это, в свою очередь, не позволяет индивидуализировать наказание, учесть характер и степень вины конкретного нарушителя, и приводит к нарушению прав плательщиков взносов.

КС постановил вернуть нормы о смягчающих обстоятельствах. Законодатели должны определить четкий порядок снижения размера штрафа, где будут прописаны условия снижения, правила учета отягчающих и смягчающих обстоятельств, минимальный размер штрафа, ниже которого наказание назначено быть не может (Постановление КС РФ от 19.01.2016 N 2-П).

Иногда бывает, что к моменту проведения выездной проверки налогоплательщик уже отстоял свою позицию в суде по спору, возникшему по результатам камеральной проверки. Но Конституционный суд счел, что даже при таких обстоятельствах ИФНС может при выездной проверке доначислить налоги – причем по тем же самым операциям.

То есть положительное судебное решение по камералке – не гарантия отсутствия споров при выездной проверке.

При ее проведении налоговики вправе поднять аналогичный вопрос, а тот же самый суд может их поддержать (без оглядки на решение по тому же вопросу по результатам камералки).

Ведь он будет рассматривать в числе прочего и новые доказательства налоговиков (Определение КС от 10.03.2016 N 571-О).

Предприниматель, применяющий ЕНВД, у которого есть работники, может уменьшить налог на страховые взносы с выплат персоналу, но не более чем на 50% от суммы налога.

А вот учитывать суммы фиксированных взносов за себя ему не разрешается. Если же ИП работает в одиночку, то он вправе уменьшить ЕНВД на сумму уплаченных за себя взносов без каких-либо ограничений.

При этом для «вмененщиков»–организаций нет никаких особых оговорок по уменьшению ЕНВД на сумму взносов.

Конституционный суд не усмотрел в этом никакой несправедливости. Он заявил, что принцип равенства не мешает использовать дифференцированный подход для различных категорий налогоплательщиков.

Источник:

Конституционный суд упростил взыскание НДФЛ

Конституционный суд поддержал налоговиков при взыскании необоснованно возвращенного НДФЛ

Решение, ускоряющее процедуру взыскания НДФЛ, Конституционный суд (КС) вынес в конце марта. Налоговикам не нужно проводить выездную проверку, чтобы доначислить налог, не уплаченный из-за ошибочно предоставленных имущественных вычетов, постановил КС: можно сразу обращаться в суд, ссылаясь на неосновательное обогащение.

Как правило, споры связаны с вычетами, предоставленными при покупке квартир, если человек получил госсубсидию или использовал материнский капитал, рассказывает управляющий партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин: на эти суммы вычеты не распространяются. Но если в договоре не указано, что человек купил квартиру на субсидию или пользуется другой господдержкой, то деньги могут быть по ошибке возвращены ему из бюджета, продолжает он.

С такими претензиями и столкнулись три человека (Беспутин Е. Н., Чапланов В. А. и Кульбацкий А. В.), попросившие КС разобраться, могут ли налоговики взыскивать деньги по Гражданскому, а не Налоговому кодексу.

При покупке квартир они использовали целевой жилищный заем по программе государственной социальной поддержки. Расходы понес бюджет, но вычет не был уменьшен на эту сумму, что привело к неосновательному обогащению, настаивали налоговики в судах.

  • КС их поддержал: Налоговый кодекс не регулирует возврат ошибочно предоставленных вычетов, и если проводить выездную проверку, то деньги будут считаться недоимкой, на которую должны быть доначислены пени и штраф.
  • Но человек не нарушил Налоговый кодекс, поэтому разбираться в законности вычетов должен суд, объясняет руководитель правового департамента HEADS Consulting Диана Маклозян.
  • Правила инспекции

Выездные налоговые проверки людей проводятся редко, вспоминает Диана Маклозян. Налоговики запрашивают документы у такого человека и его контрагентов, опрашивают их, могут даже проходить обыски и выемки, рассказывает она.

Таких случаев немного, но судебная практика была разной – как в пользу налогоплательщика, так и бюджета, вспоминает Екатерина Леоненкова из «Яковлев и партнеры».

Позиция КС обязательна для всех судов: если налоговики докажут, что человек не имел права на вычет и срок давности соблюден, то решение будет принято в пользу бюджета, говорит руководитель практики налоговых споров «МЭФ-аудита» Александр Овеснов.

Люди лишаются возможности административно обжаловать решение, объясняет партнер «ФБК-права» Галина Акчурина, фактически это отмена досудебного регулирования споров по таким вопросам. Даже если в 99% случаев эта процедура лишняя, нельзя выборочно лишать человека такого права, согласен партнер Taxology Алексей Артюх.

Ошибочно перечисленные деньги не принадлежат человеку и возврат их государству – вопрос времени, говорит Леоненкова: КС решил, что не стоит тратить время на проверки.

Они только удлиняют процесс возврата денег в бюджет, согласен человек, близкий к ФНС, а люди могут представить все доказательства в суд. Кроме того, постановление КС не запрещает налоговикам направлять таким людям письма, предупредив о возможности подать уточненную декларацию, и тогда судебного процесса не будет, продолжает он. Представитель ФНС не комментирует судебные решения.

← Вернуться в список

Источник:

С.В.Разгулин: возврат излишне взысканных налогов | Отчётсдан

Конституционный суд поддержал налоговиков при взыскании необоснованно возвращенного НДФЛ

  1. Налогоплательщик имеет право на своевременный зачет или возврат излишне уплаченных либо излишне взысканных сумм налогов, пени, штрафов.
  2. Налоговый орган со своей стороны обязан принимать решения о возврате, направлять на исполнение в Федеральное казначейство соответствующие поручения на возврат, а также осуществлять зачет излишне уплаченных (взысканных) сумм.
  3. Некоторым вопросам, связанным с возвратом излишне взысканных сумм налогов, посвящено интервью с экспертом.
  4. — В каких случаях сумма налога может быть квалифицирована как излишне взысканная?
  5. [su_quote]
  6. Излишне уплаченным и излишне взысканным суммам налога отведены статьи 78 и 79 НК РФ соответственно.
  7. Оценка сумм налогов как излишне уплаченных или излишне взысканных проводится в зависимости от основания исполнения обязанности по уплате налога, признаваемой впоследствии отсутствующей.
  8. — Можно ли говорить об излишнем взыскании, если налогоплательщик уплатил налог самостоятельно?
  9. Способ исполнения обязанности по уплате налога — самостоятельно налогоплательщиком либо путем принудительного взыскания налоговым органом — правового значения не имеет.

Более того, налогоплательщик, добровольно исполнивший решения налоговых органов, как законопослушный участник этих правоотношений, не должен быть поставлен в худшие условия по сравнению с субъектом, в отношении которого решения налоговых органов исполняются принудительно (определение Конституционного Суда от 27.12.2005 № 503-О).

Излишне взысканными суммами могут быть те, которые уплачены налогоплательщиком во исполнение документов налогового органа, в том числе, на основании неверного расчета налогового органа, ошибочного доначисления суммы налога в карточке расчетов с бюджетом.

— Допустим, в отношении налогоплательщика вынесено решение по налоговой проверке. А налогоплательщик до вступления решения в силу уплатил причитающиеся по решению суммы и при этом подал апелляционную жалобу. В этом случае уплаченные им суммы также могут быть признаны излишне взысканными?

Уплата сумм, причитающихся по решению, принятому по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки, даже не вступившему в силу, рассматривается как принудительное взыскание, а не как добровольная уплата. Налогоплательщик, исполнив решение, желает, например, исключить риски обеспечительных мер, применяемых по отношению к нему налоговым органом, получить справку об отсутствии задолженности и т.п.

Согласно пункту 5 статьи 79 НК РФ сумма излишне взысканного налога подлежит возврату с начисленными на нее процентами.

Если в результате рассмотрения последующей жалобы налогоплательщика решение инспекции будет отменено, налогоплательщик вправе претендовать не только на возврат сумм как излишне взысканных, но и на получение процентов, начисленных в соответствии с пунктом 5 статьи 79 НК РФ.

Причем, при обжаловании решения налогового органа в судебном порядке срок обращения за возвратом суммы как излишне взысканной будет рассчитываться не со дня уплаты, а со дня вступления в силу судебного акта по этой жалобе, который подтверждает взыскание излишней суммы налогов.

— Получается, что достаточно указать сумму в документе налогового органа для того,  чтобы она считалась излишне взысканной?

Не совсем. В судебной практике сформирован подход, при котором любая сумма, уплаченная налогоплательщиком по инициативе налогового органа даже при отсутствии налоговой проверки и (или) требования об уплате налога (пеней, штрафа), может быть признана излишне взысканной.

— Другой пример. Налоговым органом взыскана сумма, отраженная налогоплательщиком в налоговой декларации. Но оказалось, что налогоплательщик ошибся сам, завысив сумму налога. Является ли в данной ситуации сумма недоимки излишне взысканной, подлежащей возврату с процентами по статье 79 НК РФ?

  Дополнительные тарифы страховых взносов 2017 — все о налогах

Как уже сказано ранее, для того чтобы оценить суммы налогов как излишне уплаченные или излишне взысканные, нужно установить является их исчисление  действиями налогоплательщика или налогового органа.

https://www.youtube.com/watch?v=UaehSMLxBlE

Излишняя уплата налога возникает в том случае, когда налогоплательщик, исчисляя подлежащую уплате в бюджет сумму налога, допускает ошибку в расчетах, например, вследствие незнания налогового законодательства.

В том случае, если спорная сумма налога в налоговой декларации исчислена налогоплательщиком самостоятельно без участия налогового органа,  принудительное взыскание этой суммы налоговым органом по статье 46 НК РФ не является основанием для квалификации названной суммы как излишне взысканной.

В приведенном примере сумма налога является излишне уплаченной и подлежит возврату в соответствии со статьей 78 НК РФ, по общему правилу, без начисления процентов. Такая позиция отражена в постановлении Президиума ВАС от 24.04.2012 № 16551/11 по делу № А41-36076/10.

Источник:

Конституционный Суд дал разъяснения по налоговому вычету

КС: ошибочное обращение за налоговым вычетом не является мошенничеством — новости Право.ру

Конституционный суд постановил, что необоснованное обращение граждан за получением имущественного налогового вычета не является мошенничеством само по себе. КС заметил: гражданин не может нести ответственность за ошибочные решения налоговых органов, если он вёл себя добросовестно. 

Михаил Литвинов обратился в КС с просьбой проверить конституционность ч. 3 ст. 159 УК («Мошенничество, совершённое лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере»). Дело в том, что до этого заявитель оказался на скамье подсудимых по делу о мошенничестве.

Его обвиняли в том, что после покупки квартиры за счёт средств федерального бюджета он предоставил в инспекцию ФНС три налоговых декларации по НДФЛ за 2011, 2012 и 2013 годы с заявлением о предоставлении 258 908 руб.

налоговых вычетов, хотя права на вычеты не имел, поскольку был участником накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих.

Изначально Литвинов был оправдан.

Выборгский гарнизонный военный суд пришёл к выводу, что ошибочное решение налогового органа о предоставлении вычета не было обусловлено подложными документами или документами, скрывающими факт покупки квартиры за счёт средств федерального бюджета. Военный суд посчитал, что Литвинов обратился за налоговым вычетом, поскольку имел «добросовестное заблуждение о законных основаниях к его получению». Обманывать налоговиков он не хотел.

В этом сюжете

Апелляционная инстанция отменила оправдательный приговор и направила дело на новое рассмотрение. Ленинградский окружной военный суд решил: неоднократное получение вычета подсудимым говорит о наличии у него умысла на обман должностных лиц налогового органа с целью хищения.

Читайте также:  Как определяется налоговая база НДПИ?

По результатам нового рассмотрения дела Выборгский гарнизонный военный суд вынес обвинительный приговор. Литвинова признали виновным по ч. 3 ст. 159 УК.

Суд счёл, что ошибочные действия налоговиков не находятся в причинно-следственной связи с содеянным, не говорят о невиновности подсудимого, а лишь указывают на обстоятельства, способствовавшие преступлению.

Военный суд также решил, что Литвинов, будучи научным сотрудником военно-морской академии, не мог не знать положений Налогового кодекса. Смягчающим обстоятельством признали возмещение ущерба. Подсудимый вернул все деньги, полученные в результате налогового вычета. 

Апелляционная инстанция оставила приговор без изменения. Суд отверг доводы стороны защиты о том, что Литвинов передал ИФНС достоверные документы, и о том, что подсудимый добросовестно заблуждался в правомерности своего поведения.   

Что постановил КС

Литвинов посчитал, что ч. 3 ст. 159 УК противоречит Основному закону, поскольку позволяет привлекать налогоплательщика к уголовной ответственности за ошибочное решение ФНС о предоставлении налогового вычета.

КС обратил внимание: добросовестное заблуждение налогоплательщика о законности оснований для получения налогового вычета на самом деле не исключено. Как и ошибки в расчётах при самостоятельном исчислении подлежащей уплате суммы налога.

Суд также заметил: не только граждане, но и налоговые органы могут ошибочно оценить наличие у налогоплательщика права на соответствующий налоговый вычет. Ошибка ФНС сама по себе не говорит о том, что их обманули, особенно с учётом того, что налогоплательщик передал подлинные документы и не способствовал принятию должностными лицами неверного решения.

В этом сюжете

  • Право на вычет: ВС защитил бизнес от налоговиков

«Неоднократность обращений при указанных обстоятельствах тоже не свидетельствует ни об обмане должностных лиц налогового органа, ни о злоупотреблении их доверием», – отметил КС.

Суд постановил, что ч. 3 ст.

159 УК не противоречит Основному закону, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу не предполагает привлечения к уголовной ответственности за необоснованное обращение налогоплательщика в ФНС с целью получения имущественного налогового вычета.

Речь идёт о ситуациях, когда налоговый орган сначала подтвердил, а потом опровергнул право на вычет с учётом того, что гражданин предоставил подлинные документы и не пытался заставить ФНС принять решение в его пользу.

Конституционный суд потребовал пересмотреть решения по делу Литвинова.

Новый способ исправления ошибок или Новый механизм взыскания налогов?

Конституционный Суд РФ 24 марта 2017 года принял постановление № 9-П, которым подтвердил возможность взыскания задолженности по налогам в качестве неосновательного обогащения (далее – Постановление № 9-П).

НДФЛ как неосновательное обогащение

Поводом для рассмотрения дела Конституционным Судом РФ послужили жалобы граждан на нарушение их конституционных прав и свобод нормами ГК РФ и НК РФ, примененными в конкретных судебных делах. В частности, по мнению подателей жалобы, их конституционные права и свободы были нарушены в результате применения судами общей юрисдикции ст. 32, 48, 69, 70, 101 НК РФ, а также ст.

2 (пункта 3), 9, 196, 199, 200, 980, 1102 ГК РФ в делах о взыскании налоговыми органами задолженности по НДФЛ.

На основании указанных статей суды общей юрисдикции пришли к выводу о возможности взыскания в качестве неосновательного обогащения задолженности по НДФЛ, образовавшейся в результате получения физическими лицами имущественного налогового вычета в отсутствие законных оснований.

КС РФ прекратил производство по делу в части проверки положений ст. 9, 196, 199, 200 и 980 ГК РФ. Другие положения ГК РФ и НК РФ были признаны соответствующими Конституции РФ, так как:

  • – не исключают возможность взыскания с налогоплательщика денежных средств, полученных им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного по решению налогового органа имущественного налогового вычета по налогу на доходы физических лиц, в порядке возврата неосновательного обогащения в случае, если эта мера оказывается единственно возможным способом защиты фискальных интересов государства;
  • – предполагают, что соответствующее требование может быть заявлено (в случае если предоставление имущественного налогового вычета было обусловлено ошибкой самого налогового органа) в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета; если же предоставление имущественного налогового вычета было обусловлено противоправными действиями налогоплательщика, то налоговый орган вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета;
  • – исключают применение в отношении налогоплательщика, с которого взысканы денежные средства, полученные им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного имущественного налогового вычета, иных правовых последствий, если только такое неосновательное обогащение не явилось следствием противоправных действий самого налогоплательщика, и не иначе как в рамках системы мер государственного принуждения, предусмотренных законодательством о налогах и сборах.
  • Несмотря на то, что Постановление № 9-П касается только вопросов взыскания налоговой задолженности, образовавшейся в результате ошибочного предоставления имущественного налогового вычета по НДФЛ, на наш взгляд, оно может стать ящиком Пандоры не только для налогоплательщиков физических лиц, не осуществляющих предпринимательской деятельности, но и для организаций / индивидуальных предпринимателей (так как может распространить свое действие на другие отношения, связанные с уплатой налогов).
  • Новый способ защиты фискальных интересов

НК РФ содержит множество механизмов, позволяющих налоговому органу обеспечивать в досудебном порядке наполняемость бюджета и осуществлять контроль за уплатой налогов. К таковым относятся выездные и камеральные налоговые проверки (ст.

88 и 89 НК РФ), повторные выездные налоговые проверки вышестоящими налоговыми органами в порядке контроля за деятельностью налогового органа, проводившего проверку (п. 10 ст. 89 НК РФ), принудительное взыскание налога за счет имущества налогоплательщика (ст.

46–48 НК РФ) и др.

Для того чтобы не допустить необоснованное вмешательство налоговых органов в деятельность налогоплательщика, указанные механизмы в НК РФ намеренно ограничены определенными в НК РФ процедурами и сроками.

В частности, налоговые органы могут проверить только три года, предшествующие году вынесения решения о проведении выездной налоговой проверки (п. 4 ст. 89 НК РФ), они ограничены сроком проведения проверок и не могут запрашивать документы за рамками указанного срока (ст. 88, 89 НК РФ, п. 27 Постановления Пленума ВАС РФ от 30.

07.2013 № 57), процедура взыскания налоговых платежей также ограничена процессуальными сроками (ст. 46–48 НК РФ) и др.

В Постановлении № 9-П КС РФ, анализируя механизмы досудебного урегулирования налоговых споров и принудительного взыскания недоимки, приходит к выводу, что общие (стандартные) налоговые процедуры с учетом установленных в НК РФ ограничений «не во всех случаях позволяют обеспечить восстановление фискальных интересов государства» (стр.9 Постановления № 9-П). На помощь налоговым органам в такой ситуации приходит гражданско-правовой механизм – взыскание неосновательного обогащения. Со ссылкой на практику Европейского Суда по правам человека Конституционный Суд РФ отмечает, что «органы власти не должны быть лишены права исправления ошибок, даже вызванных их собственной небрежностью; в противном случае нарушался бы принцип недопустимости неосновательного обогащения» (стр.10 Постановления № 9-П). Таким образом, по мнению КС РФ, взыскание налоговыми органами с налогоплательщика налоговой задолженности представляет собой «способ исправления ошибок», прибегать к которому можно в случае, если такой способ оказывается единственно возможной мерой для обеспечения неукоснительного соблюдения конституционной обязанности платить законно установленные налоги и сборы (стр.10 Постановления № 9-П).

Несмотря на то, что данный подход рассмотрен КС РФ только в плоскости необоснованно предоставленного имущественного вычета по НДФЛ, он может быть, на наш взгляд, использован налоговыми органами и применительно к другим ситуациям.

Нужно обойти ограничение трехлетнего срока на проведение налоговой проверки? Пропущен срок на вынесение решения о взыскании задолженности? У территориального налогового органа нет оснований для проведения повторной выездной проверки? Во всех этих случаях можно воспользоваться процедурой исправления ошибок и взыскать сумму налоговой задолженности в качестве неосновательного обогащения, так как обращение к данному способу будет «единственно возможной, вынужденной мерой для обеспечения неукоснительного соблюдения конституционной обязанности платить законно установленные налоги и сборы».

Конституционный Суд РФ обращает внимание, что новый способ взыскания налоговой задолженности ограничивается трехлетним сроком исковой давности, при исчислении которого нужно учитывать «специфику соответствующих правоотношений» (стр. 10–11 Постановления № 9-П).

Начало этого срока должно определяться с учетом объективных критериев, установленных НК РФ (окончание налогового периода, истечение срока, установленного в требовании и др.).

В частности, в ситуации с ошибочно предоставленным имущественным вычетом по НДФЛ данный срок должен исчисляться с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета.

Если налоговые органы начнут перекладывать указанный способ взыскания налоговой задолженности на другие налоги, исчисление срока исковой давности станет актуальной проблемой для судов с учетом того, что ни в НК РФ, ни в ГК РФ не содержится подобного специального срока, а КС РФ дал весьма широкие ориентиры для определения начала его исчисления.

Недобросовестный налогоплательщик

Между тем правовая неопределенность при использовании налоговым органом нового механизма взыскания задолженности не самая большая проблема для налогоплательщиков.

Конституционный Суд РФ отметил, что исчисление срока исковой давности с учетом «объективных критериев», установленных НК РФ, не распространяется на ситуации, когда предоставление имущественного налогового вычета обусловлено «противоправными действиями налогоплательщика» (стр.12–13 Постановления № 9-П ). Аналогичный вывод сделан в отношении освобождения от «иных последствий».

На наш взгляд, под «иными последствиями» могут подразумеваться штраф за несвоевременную уплату налога (ст. 122, 123 НК РФ) и пени (ст. 75 НК РФ), предусмотренные законодательством о налогах и сборах.

Так, КС РФ отмечает, что иные правовые последствия (помимо взыскания самой суммы неосновательного обогащения) также наступают в случае, если неосновательное обогащение явилось следствием «противоправных действий самого налогоплательщика» (стр. 13 Постановления № 9-П). Примечательно, что в Письме от 04.04.

2017 № СА-4-7/6265@ ФНС России, разъясняя указанные положения Постановления № 9-П территориальным налоговым органам, использовало давно забытый термин «недобросовестный налогоплательщик». Таким образом, КС РФ признал за налоговым органом право на взыскание налоговой задолженности в качестве неосновательного обогащения, указал на наличие ограничений, связанных с реализацией данного права, однако отметил, что такие ограничения не распространяются на недобросовестных налогоплательщиков.

Появление нового механизма взыскания налоговой задолженности, а также напоминание КС РФ о том, что гарантии прав и свобод перестают действовать, если речь идет о недобросовестном налогоплательщике, вызывают профессиональные опасения.

Будет ли Постановление № 9-П использовано для развития новых судебных доктрин в налоговом праве, станет ли началом возрождения старых доктрин или не выйдет за рамки вопроса ошибочного предоставления имущественного налогового вычета по НДФЛ, покажет время.

Кс постановил, что суды не могут взыскивать с граждан законно списанные долги по налогам

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 3 июля. /ТАСС/. Конституционный суд (КС) России постановил, что по решению суда нельзя взыскать недоимку по налогам с граждан в случае, если ранее эта задолженность была списана из-за действий Федеральной налоговой службы (ФНС). Об этом говорится в постановлении КС.

Читайте также:  Возмещение морального вреда освобождается от НДФЛ, только если его присудил суд

«Признать пункт 1 статьи 15 и статью 1064 Гражданского кодекса РФ не противоречащими Конституции РФ, поскольку по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего правового регулирования они не предполагают взыскания в исковом производстве с физического лица денежных средств в размере возникшей недоимки по налогу в порядке возмещения вреда, причиненного публично-правовому образованию неуплатой налога, если эта недоимка признана безнадежной к взысканию на основании законного (не отмененного) решения, принятие которого непосредственно обусловлено поведением уполномоченных органов и не связано с противоправными деяниями самого физического лица (налогоплательщика)», — говорится в документе.

Решение КС вынес после обращения предпринимателя из Хакасии Ильи Машукова. С 2011 года по 2014 год он занимался бизнесом и оказывал услуги по грузоперевозкам. Налоговая, проверив его отчетность за 2011/2012 год доначислила ему 37 млн рублей долга по налогу на добавленную стоимость (НДС), однако через суд представители ФНС не смогли взыскать с него эти деньги, недоимка была списана.

Параллельно с этим следователи СК РФ четыре раза пытались возбудить в отношении мужчины уголовное дело за уклонение от уплаты налогов, однако постановления постоянно отменялись. С пятого раза дело было возбуждено, однако и его пришлось закрыть за истечением сроков давности.

После этого прокурор Абакана обратился в суд общей юрисдикции и потребовал взыскать с Машукова 37 млн рублей, которые недополучил бюджет России из-за его действий.

После длительного разбирательства суд постановил взыскать с предпринимателя эти средства, после чего Машуков обратился в Конституционный суд, посчитав, что это нарушает его права, гарантированные основным законом.

КС разъяснил нормы Гражданского кодекса и указал, что участники правовых отношений должны быть уверены в своем правовом статусе, а списанием недоимки гражданин законно освобождается от уплаты налога.

Согласно постановлению КС, предприниматели не должны нести ответственность за упущения налоговых органов, которые действуют в интересах государственной казны.

Решение суда общей юрисдикции, которое было вынесено в отношении Машукова на основании названных норм Гражданского кодекса, Конституционный суд обязал пересмотреть.

Конституционный суд отказался признать недействующим существующий порядок возврата НДФЛ налоговым агентом

Конституционный суд отказался признать недействующим существующий порядок возврата НДФЛ налоговым агентом

23 марта 2015 Артем Пилипко Аналитик с опытом работы в налоговых органах

Если налоговый агент излишне удержал из дохода работника суммы НДФЛ, то эти суммы подлежат возврату. Причем вернуть налог должен именно работодатель, а не налоговая инспекция.

Обратиться в ИФНС за возвратом можно только в том случае, если налоговый агент отсутствует (например, компания ликвидирована).

Конституционный Суд РФ признал, что существующий порядок возврата НДФЛ налоговым агентом не нарушает конституционных прав налогоплательщика (определение от 17.02.15 № 262-О).

Порядок зачета или возврата сумм излишне уплаченных налога определен статьей 78 НК РФ.

Согласно пункту 2 этой статьи, зачет или возврат суммы излишне уплаченного налога производится налоговым органом по месту учета налогоплательщика, если иное не предусмотрено Налоговым кодексом РФ.

В то же время в статье 231 НК РФ оговорено, что излишне удержанные суммы НДФЛ возвращаются налоговым агентом. Срок — три месяца с даты получения заявления от налогоплательщика. А налоговый орган возвращает налог только в том случае, если налоговый агент отсутствует.

По мнению заявителя, обратившегося в Конституционный Суд РФ, порядок, установленный статьей 231 НК РФ, ограничивает право налогоплательщиков на своевременный возврат НДФЛ, так как не позволяет обращаться за возвратом налога непосредственно в налоговый орган, минуя налогового агента.

Решение суда

Однако Конституционный суд указал, что с учетом приоритета специальных норм переплата по НДФЛ, возникшая у налогоплательщика в результате действий налогового агента, возвращается в особом порядке, предусмотренном пунктом 1 статьи 231 НК РФ.

В остальных случаях при возврате налога следует руководствоваться статьями 78 и 79 Налогового кодекса. Подобное регулирование направлено на восстановление имущественных прав налогоплательщиков в случаях излишних уплаты, взыскания или удержания налога и не влечет нарушения конституционных прав заявителя.

Таким образом, при наличии налогового агента физлицо не вправе обращаться в инспекцию за возвратом налога.

Отметим, что такая же позиция выражена в письме Минфина России от 27.12.12 № 03-04-06/4-370.

Бесплатно рассчитывать зарплату, взносы и НДФЛ в веб‑сервисе

Неправомерный налоговый вычет взыщут по гк рф

Проанализировав постановление КС РФ, эксперты отметили что оно подчеркивает ужесточение подхода государства к налоговым правонарушениям.Суд указал на возможность взыскания неправомерных налоговых вычетов, даже если они получены при добросовестном заблуждении налогоплательщика.

29 марта Конституционный Суд РФ опубликовал постановление по трем жалобам, объединенным в одно производство.

Обстоятельства дел схожи: граждане получили имущественный налоговый вычет в связи с приобретением квартир, покупка которых осуществлялась за счет безвозмездно предоставленного государственного займа, возврат которого ими не осуществлялся.

Налоговые органы расценили получение вычетов как необоснованное обогащение и спустя несколько лет после предоставления вычетов взыскали средства в судебном порядке.

В этой связи заявители попытались оспорить конституционность положений ст. 32, 48, 69,70 и 101 НК РФ, а также ст.

9, 196, 199, 200, 980, 1102 ГК РФ, нормы которых, по их мнению, позволяют взыскать задолженность по налогу на доходы физических лиц, образовавшуюся вследствие предоставления имущественных налоговых вычетов, при отсутствии законных оснований, без учета установленного НК РФ порядка взыскания налогов, без соблюдения досудебного порядка урегулирования спора и за пределами установленных сроков обращения в суд.

В постановлении КС РФ подчеркивается, что в системе действующего налогового регулирования не исключается использование на законных основаниях  институтов и норм гражданского законодательства в целях обеспечения реализации имущественных интересов стороны налоговых отношений, нарушенных неправомерными или ошибочными действиями другой стороны (определения КС РФ от 21 июня 2001 г. №173-О и от 3 июля 2008 г. № 630-О-П).

То обстоятельство, что налогоплательщик мог добросовестно заблуждаться относительно законности основания получения имущественного налогового вычета, а налоговый орган по тем или иным причинам не опроверг правомерность заявленных им требований, не может служить основанием для невозврата задолженности перед бюджетной системой, пояснил КС РФ.

НК РФ не содержит специальных правил, регулирующих основания и порядок взыскания денежных средств, неправомерно выделенных налогоплательщику из бюджета в результате предоставления налогового вычета, но при этом не исключает возможность обратиться к общим механизмам, направленным на обеспечение полноты и своевременности исполнения налогоплательщиками возложенных на них обязанностей.

Однако, по мнению КС РФ, использование соответствующих правовых возможностей объективно затруднено и может оказаться неэффективным.

Подчеркивается, что изъятие в бюджет соответствующих сумм налога, в отношении которых ранее принято решение об их возврате налогоплательщику, означает необходимость преодоления решения налогового органа, но камеральная налоговая проверка как форма текущего документального контроля не предполагает возможность повторной проверки уже подвергавшихся камеральному контролю налоговых деклараций (Определение от 23 апреля 2015 г. № 736-О).

Кроме того, суд указал на то, что период, в течение которого в целях исправления допущенной налоговым органом ошибки денежные средства, неправомерно предоставленные налогоплательщику, могут быть с него взысканы, должен быть по возможности оптимально ограниченным.

Согласно имеющимся у КС РФ данным, при взыскании таких вычетов суды исходят из того, что соответствующие требования ФНС России подлежат рассмотрению с учетом установленного ГК РФ общего срока исковой давности, который составляет три года и исчисляется со дня, когда лицо узнало о нарушении своего права.

По мнению КС РФ, если предоставление налогового вычета было обусловлено ошибкой самого налогового органа, такое требование может быть им заявлено, поскольку законом не установлено иное, в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения.

Если же предоставление вычета было обусловлено противоправными действиями налогоплательщика, то налоговый орган вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогового вычета.

Таким образом, КС РФ признал все оспариваемые нормы не противоречащими Конституции РФ.

Комментируя данное постановление, председатель МОКА «Сазонов и партнеры» Всеволод Сазонов отметил, что оно содержит ряд выводов, которые отразятся на правоприменительной практике.

«Конституционным Судом РФ фактически решен вопрос об отнесении к источникам российского налогового права Гражданского кодекса РФ.

При этом суд акцентировал внимание на том, что нормы о неосновательном обогащении участников гражданских правоотношений допустимо применять в налоговых спорах, связанных с реализацией налоговым органом своих публичных фискальных функций», – указал он.

По его словам, с учетом строго определенного в гл. 1 НК РФ перечня нормативных актов (в который не входит ГК РФ), регулирующего данную отрасль, достаточно спорной представляется такая позиция КС РФ.

Также она не в полной мере соответствует принципу недопустимости ухудшения положения налогоплательщика при отсутствии прямо определенного законом правового регулирования того или иного института.

«Есть некое противоречие в ней и с теоретической точки зрения», – считает эксперт.

Из позитивных сторон установленного судом толкования права Всеволод Сазонов выделил то, что в части, касающейся сроков давности, КС РФ применяет установленные общими принципами права презумпции добросовестности.

Кроме этого, по его мнению, данное постановление подчеркивает ужесточение подхода государства и правоприменительных органов к налоговым правонарушениям, что вполне соотносится с механизмом регулирования данной области отношений в иных правовых системах.

По словам партнера, адвоката АБ «Андрей Городисский и Партнеры» Валентина Моисеева, показательно, что в данном случае, обосновывая возможность использования ст.

1102 ГК РФ для возврата в пользу государства денежных средств, правовая природа которых лежит в сфере налоговых правоотношений, КС РФ использует более чем сомнительный аргумент о затруднительности и неэффективности использования для этих целей инструментов, предусмотренных НК РФ. «С учетом того, что ч.

1 Налогового кодекса РФ существует без малого два десятилетия, трактовать в пользу государства существующие в ней пробелы, допущенные по вине самого государства, представляется не вполне справедливым», – пояснил он.

Тем более вызывает у эксперта недоумение казуистичное обоснование вывода о том, что излишне предоставленная налогоплательщику сумма налогового вычета не может рассматриваться как налоговая недоимка.

По словам адвоката, судебная практика уже давно идет по пути «субсидиарного» использования норм других отраслей права в налоговых спорах, применяя ГК РФ, УК РФ и УПК РФ преимущественно против налогоплательщиков. В этой связи КС РФ обозначил важные ограничения такой практики, следующие из признания публично-правового характера спора, связанного с налоговыми правоотношениями.

В частности, отмечает Валентин Моисеев, применительно к возврату сумм излишне предоставленного налогового вычета КС РФ указывает на необходимость исчислять (для добросовестного налогоплательщика) срок исковой давности от даты, не вызывающей сомнений в определении, – от принятия решения о предоставлении налогового вычета, а также на освобождение налогоплательщика от необходимости самостоятельно заявлять о пропуске этого срока.

Олег Баранов

Взыскание НДФЛ с налогового агента: получится ли у организаций компенсировать потери?

С этого года скорректирована норма п. 9 ст. 226 НК РФ: в действовавшее абсолютное правило «уплата налога за счет средств налоговых агентов не допускается» добавлена оговорка «за исключением случаев доначисления (взыскания) налога по итогам налоговой проверки в соответствии с настоящим Кодексом при неправомерном неудержании (неполном удержании) налога налоговым агентом».

Читайте также:  НДС-последствия сделки: место отгрузки товаров — Беларусь, продавец и покупатель российские

Кроме того, в п. 3 ст. 45 НК РФ введено новое основание для признания налога уплаченным: со дня предъявления налоговым агентом в банк поручения на перечисление в бюджет денежных средств в счет уплаты налога по результатам налоговой проверки в случае неправомерного неудержания (неполного удержания) НДФЛ.

В результате этих изменений налоговые органы получили удобный инструмент для взыскания НДФЛ, в частности налога на доходы больших групп физлиц, таких как коллективы работников крупных организаций. Ранее вывод о неполной уплате НДФЛ работодателем приводил к необходимости отдельного взыскания налога с каждого работника.

Это повышало трудозатраты и документооборот, было малорезультативным, поэтому зачастую инспекции такие претензии не предъявляли. Теперь налоговые органы могут взыскивать подобные суммы разом по итогам единственной налоговой проверки.

Не секрет, что в практике регулярно возникают споры о наличии или отсутствии объекта обложения НДФЛ в разных ситуациях (см. врезку ниже).

Отныне, если налоговый агент в такой неоднозначной ситуации сделал неверный вывод и не удержал НДФЛ, по результатам проверки он может столкнуться с крупным доначислением.

Неоднозначно решается вопрос о необходимости облагать НДФЛ размер скидки, предоставляемой работникам при приобретении им товаров (имущества) у работодателя. Минфин России утверждает, что в таких случаях возникает облагаемый НДФЛ доход в натуральной форме (письма от 18.06.2018 № 03-04-06/41470, от 25.12.2009 № 03-04-07-01/391).

Нормы, которыми внесены поправки, вступили в силу с 1 января 2020 г.1 Законодатель не ввел ограничения периодов проверок, в рамках которых могут быть применены новые правила.

Не определен и порядок урегулирования последствий применения этих норм.

Так, неясно, вправе ли налоговый агент после взыскания компенсировать эти суммы за счет физических лиц; может ли он признать эти суммы в составе расходов.

1Пункт 3 ст. 3 Федерального закона от 29.09.2019 № 325‑ФЗ «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации».

В отсутствие дополнительного правового регулирования участники налоговых правоотношений, по нашему мнению, должны будут руководствоваться действующими нормами, но применять их исходя из подлинной правовой природы спорных сумм налога и возникающих у сторон отношений прав и обязательств.

Согласно ст. 57 Конституции РФ каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы. Налоговое обязательство имеет личный характер, то есть относится к каждому, у кого возникает облагаемый налогом объект. В соответствии с п. 3 ст. 3 НК РФ налоги должны иметь экономическое основание и не могут быть произвольными. Если налоговый орган по итогам проверки делает вывод о неправомерном неудержании налоговым агентом НДФЛ, это означает одновременно, что у налогоплательщика — физического лица возник (имелся в проверяемом периоде) облагаемый НДФЛ доход. Наличие такого облагаемого дохода исходя из Конституции РФ и общих начал законодательства о налогах и сборах означает, что именно физическое лицо должно понести бремя уплаты налога на этот доход. Однако в результате применения новых норм первоначально такое бремя перекладывается на иное лицо — налогового агента. При этом введенные изменения не предусматривают замены налогоплательщика в рассматриваемой ситуации иным лицом. Можно сделать вывод, что исполнение налогового обязательства за счет средств налогового агента осуществляется как необходимая мера для поступления предусмотренных налоговым законодательством сумм в бюджет, а не как способ изменения налоговых правоотношений и состава лиц, экономически обязанных уплачивать налог. В соответствии с поправками в ст. 45 НК РФ уплатой налога налоговым агентом прекращается налоговое обязательство — налог признается уплаченным. Поскольку плательщик НДФЛ нормами не изменяется, уплатой суммы налога налоговым агентом прекращается налоговое обязательство именно налогоплательщика — физического лица. Таким образом, с налогоплательщика снимается юридическая обязанность по перечислению налога в бюджет. Если в дальнейшем никакие действия не будут предприняты, сохранится ситуация, при которой бремя по уплате налога в бюджет понесло лицо, не являвшееся налогоплательщиком и не имевшее дохода, обусловливающего необходимость перечисления налога в бюджет. Единственным основанием для уплаты налога за счет средств налогового агента в таком случае будут его действия по неправомерному неудержанию НДФЛ. В подобных обстоятельствах налог, уплаченный налоговым агентом, фактически является штрафом. Однако исключительно штрафной характер платежа вступает в противоречие с обязательным требованием наличия экономического основания налога (в рассматриваемом случае дохода). Кроме того, нарушается принцип «одно нарушение — одна санкция» (п. 2 ст. 108 НК РФ), так как, вероятнее всего, при взыскании с налогового агента суммы НДФЛ ему тоже будет начислен штраф.

Полагаем, что налоговый агент не может быть лишен возможности урегулировать последствия уплаты им НДФЛ за счет собственных средств. Иной подход будет порождать противоречащее конституционной природе налога искажение в налоговых правоотношениях.

  При внесении поправок была скорректирована норма абз. 3 п. 5 ст. 208 НК РФ. Теперь доходы в виде сумм НДФЛ, уплаченных «налоговым агентом за налогоплательщика» (по итогам проверки), не признаются доходами в целях гл. 23 НК РФ. Иными словами, исключается повторное обложение НДФЛ сумм, которые физическое лицо самостоятельно не уплатило в бюджет ввиду их взыскания с налогового агента. Как видно, данная норма действует только в целях гл. 23 НК РФ. По нашему мнению, при такой формулировке допустим вывод, что доход (выгода, обогащение) физического лица в целях применения иных норм и отраслей законодательства может появляться. Но остается неясно, правоотношения какого характера возникают между налогоплательщиком — физическим лицом и налоговым агентом в результате применения рассматриваемых изменений. Непонятно также, с помощью каких норм могут быть урегулированы последствия взыскания. В состав прочих расходов, связанных с производством и реализацией, включаются суммы налогов и сборов, начисленные в установленном законодательством РФ порядке, за исключением налога на прибыль, налогов, предъявленных налогоплательщиком покупателю, и торгового сбора (подп. 1 п. 1 ст. 264 и подп. 19 п. 1 ст. 270 НК РФ). Если налоговый агент не получит от физических лиц компенсацию уплаченных сумм НДФЛ, он внесет их в бюджет в итоге за счет собственного имущества. Кроме того, эти суммы, как следует из п. 9 ст. 226 НК РФ, будут уплачены в результате доначисления их налоговым органом. Такая ситуация соответствует формулировке подп. 1 п. 1 ст. 264 НК РФ: налог был начислен в установленном законодательством порядке, не предъявлялся покупателю, не входит в перечень не включаемых в состав расходов налогов. Из этого следует, что НДФЛ, уплаченный налоговым агентом, не удержанный и не полученный им от физических лиц, должен включаться в состав расходов. В то же время есть вероятность, что, прежде чем такой подход окажется принят повсеместно, налоговым агентам — «первопроходцам» придется в судебном порядке отстаивать право на признание НДФЛ в расходах. В такой ситуации реальная практика будет сильно зависеть от итогов таких споров. Нельзя не отметить, что налоговый агент, включивший сумму уплаченного НДФЛ в расходы, при получении от физического лица компенсации в размере этого уплаченного налога должен будет отразить ее в составе своих доходов. Однако включение уплачиваемой суммы НДФЛ в состав расходов может компенсировать только часть издержек налоговых агентов. Они должны иметь возможность получить суммы уплаченного ими НДФЛ полностью от физических лиц — налогоплательщиков. В таком случае и признание этих сумм в составе расходов перестанет быть актуальным: расходы налоговый агент нести не будет. Законодатель не внес в НК РФ более никаких изменений, связанных с рассматриваемым вопросом. В такой ситуации нет налоговой нормы, на основании которой налоговый агент мог бы получить с физического лица сумму уплаченного за него налога. Возникновение у физического лица «выгоды» в связи с тем, что налоговый агент уплатил «за него» налог, отсылает к гражданско-правовым отношениям. К тому же в большинстве подобных случаев между налогоплательщиком и налоговым агентом будут действовать трудовые отношения.

Могут ли нормы гражданского и трудового законодательства помочь налоговому агенту?

В соответствии с п. 1 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 настоящего Кодекса. Пункт 2 этой статьи проясняет, что правила о возврате неосновательного обогащения применяются независимо от того, стало ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Поэтому ссылка на то, что неудержание налоговым агентом суммы НДФЛ произошло по его собственной ошибке, не означает потери права на возврат неосновательного обогащения. В то же время в ст. 1109 ГК РФ установлен перечень случаев, когда неосновательное обогащение не подлежит возврату. Согласно п. 3 этой статьи не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения «заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки». Статья 1109 ГК РФ в рассматриваемом случае будет применяться совместно со ст. 137 ТК РФ, по которой удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных Трудовым кодексом РФ и иными федеральными законами. При этом ст. 137 ТК РФ допускает, в частности, удержание из заработной платы работника для возврата сумм, излишне выплаченных ему вследствие счетных ошибок.

Понятие счетной ошибки в законодательстве не определено. Судебная практика до настоящего времени понимала ее как ошибку, допущенную в арифметических действиях (связанных с подсчетом)2, ошибку, произошедшую вследствие неправильных математических действий (правил математики)3.

Полагаем, если не произойдет корректировки подобной практики применительно к рассматриваемой ситуации исходя из того, что ошибка допущена при исчислении (расчете) налога, суды смогут ссылаться на то, что ошибочное неудержание НДФЛ работодателем счетной ошибкой не признается.

2 Апелляционные определения Омского областного суда от 26.04.2018 № 33–1865/2018, Свердловского областного суда от 11.01.2018 № 33–335/2018; Постановление Президиума Омского областного суда от 20.11.2017 № 44Г-58/2017; Определение СКГД ВС РФ от 20.01.2012 № 59-В11-17 по иску ОАО «Амурнефтепродукт».
3Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 17.07.2018 № 2–884/2018.

Таким образом, перед работодателем возникают препятствия как для удержания уплаченного НДФЛ из зарплаты работника, так и для взыскания с работника суммы неосновательного обогащения вне трудовых отношений, например путем предъявления гражданского иска.

ФНС России также высказалась в пользу того, что у физического лица в такой ситуации невозможно удержать доход: «…после уплаты налоговым агентом за налогоплательщика за счет собственных средств таких сумм НДФЛ основания для дальнейшего удержания налоговым агентом сумм НДФЛ с доходов работника, с которым трудовые отношения не прекращены, по мнению ФНС России, отсутствуют»4. На наш взгляд, такое разъяснение вызывает сомнения. Ведь после уплаты НДФЛ налоговым агентом на свой счет налоговые правоотношения между ним и налогоплательщиком прекращаются. Последующее урегулирование исходя из действующих норм может осуществляться только в рамках иных отраслей законодательства, а значит, разъяснения ФНС России к нему не относимы.

4Письмо ФНС России от 10.01.2020 № БС-4-11/85@.

Конституционно-правовая природа налога и основные начала налогового законодательства ориентируют на то, что бремя уплаты налога должен нести сам налогоплательщик (см. врезку ниже). В рассматриваемой ситуации это означает, что у налогового агента должна быть возможность получить компенсацию в размере суммы уплаченного им НДФЛ за счет физического лица.

В ситуации уплаты налога за налогоплательщика иным лицом (абз. 4 п. 1 ст. 45 НК РФ) Служба разъясняет, что впоследствии взаимоотношения сторон — уплатившего налог лица и налогоплательщика — могут разрешаться исходя из гражданского законодательства (письмо от 15.09.2017 № БС-4-21/18529@). Иными словами, урегулирование отношений допускается и признается правомерным. Отсутствие в налоговом законодательстве специальных норм, позволяющих налоговому агенту реализовать такую возможность, заставляет обращаться к иным отраслям законодательства. В результате нормы трудового и гражданского права включаются в регулирование отношений, на применение к которым не были рассчитаны. Формулируя их, законодатель не мог учитывать ситуацию, когда личный налог работника будет уплачиваться за счет собственных средств работодателя. Вопросы вызывает и само требование к налоговому агенту каждый раз разрешать ситуацию путем отдельного спора и, возможно, даже судебного разбирательства с работником. Это ведет к дополнительным издержкам и вновь необоснованно усиливает карательный характер взыскания, ведь штраф уже был налоговому агенту начислен. С нашей точки зрения, наиболее оптимальным решением будет предоставление налоговому агенту возможности получить от физических лиц (удержать с них) сумму, равную уплаченному НДФЛ, на основании специальной нормы НК РФ. Помимо прочего, это позволит устранить ограничение иных отраслей законодательства. Закрепление такой возможности поможет также решить проблему с действием рассматриваемых изменений во времени. Как было указано, новые нормы вступили в силу с 1 января 2020 г. Если суммы взыскиваемого с налогового агента НДФЛ не будут ему возмещаться, данное изменение должно рассматриваться как ухудшающее его положение (п. 2 ст. 5 НК РФ), а значит, может применяться только к случаям неудержания НДФЛ начиная с 2020 г. Однако опыт подсказывает, что отсутствие в законе временно´го ограничения приведет к тому, что новые нормы будут применяться налоговыми органами уже по итогам проверок, завершаемых после 1 января 2020 г. Это породит дополнительные споры. Если учесть потенциальные споры о праве на признание суммы НДФЛ в составе расходов и споры по различным вариантам попыток получить суммы этого налога от физических лиц, внесенные в НК РФ поправки могут вызвать правовую неопределенность и поставить вопрос о неконституционности норм гражданского и трудового законодательства, ограничивающих возможность компенсации применительно к данному случаю.
По нашему мнению, необходимо уже сейчас законодательно прояснить возникшие вопросы исходя из основных начал налогообложения и конституционных гарантий права собственности.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *